Чи­нов­ни­ки бьют­ся не с той те­нью

По­ли­ти­ка со­кра­ще­ния те­не­вой за­ня­то­сти при­ве­дет к ро­сту без­ра­бо­ти­цы и сни­же­нию до­хо­дов на­се­ле­ния, пре­ду­пре­ди­ли экс­пер­ты Цен­тра стра­те­ги­че­ских раз­ра­бо­ток (ЦСР)

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ольга Кув­ши­но­ва

Оцен­ки нефор­маль­но за­ня­тых ва­рьи­ру­ют­ся от 20 до 33% всех ра­бо­та­ю­щих – смот­ря ко­го счи­тать нефор­ма­ла­ми. Мак­си­маль­ной до­ля по­лу­ча­ет­ся, ес­ли при­чис­лять к ним всех, кто за­нят в некор­по­ра­тив­ном сек­то­ре (без ста­ту­са юри­ди­че­ско­го ли­ца), ми­ни­маль­ной – с кор­рек­ти­ров­кой на ин­ди­ви­ду­аль­ных пред­при­ни­ма­те­лей, но­та­ри­усов, фер­ме­ров и проч. Но эти оцен­ки не рав­ны до­ле тех, кто не платит на­ло­ги или взно­сы в Пен­си­он­ный фонд, го­во­рит­ся в до­кла­де ЦСР, под­го­тов­лен­ном сов­мест­но с Выс­шей шко­лой эко­но­ми­ки (ВШЭ).

При­ме­не­ние к нефор­маль­но­сти меж­ду­на­род­ных кри­те­ри­ев (ста­тус, на­ли­чие ре­ги­стра­ции, чис­ло за­ня­тых в биз­нес-еди­ни­це, учет толь­ко го­род­ско­го на­се­ле­ния) со­кра­ща­ет ее при­мер­но до 10–15%, под­счи­та­ли экс­пер­ты ВШЭ, что со­по­ста­ви­мо с по­ка­за­те­ля­ми раз­ви­тых стран или да­же мень­ше (в Юж­ной Ев­ро­пе – 20–25%). На этом меж­ду­на­род­ные сов­па­де­ния за­кан­чи­ва­ют­ся.

Не­фор­маль­ную за­ня­тость мож­но раз­де­лить на три ви­да: са­мо­за­ня­тость, нефор­маль­ная ра­бо­та по най­му и нере­гу­ляр­ная за­ня­тость. В раз­ви­тых и раз­ви­ва­ю­щих­ся стра­нах (за ис­клю­че­ни­ем пост­со­ци­а­ли­сти­че­ских) пре­об­ла­да­ет са­мо­за­ня­тость, в Рос­сии – на­ем­ный труд. Са­мо­за­ня­тых в Рос­сии немно­го – ме­нее 5–7%, и эта до­ля ста­биль­на на про­тя­же­нии всех 2000-х го­дов, в те­че­ние ко­то­рых до­ля всей нефор­маль­ной за­ня­то­сти воз­рос­ла в 1,5 ра­за с 11 до 17% ра­бо­чей си­лы (см. гра­фик на стр. 05). Уро­вень слу­чай­ной за­ня­то­сти в этот пе­ри­од со­кра­щал­ся. Та­ким об­ра­зом, рост те­не­во­го рын­ка тру­да про­ис­хо­дил за счет нефор­маль­ной ра­бо­ты по най­му.

Борь­ба же с те­не­вой за­ня­то­стью на­прав­ле­на на 5–7% са­мо­за­ня­тых.

При­чис­лив к ним нянь, гу­вер­нан­ток, ре­пе­ти­то­ров, до­маш­них ра­бот­ни­ков, всту­пив­ший в си­лу с 2017 г. за­кон пред­ла­га­ет им за­ре­ги­стри­ро­вать­ся в на­ло­го­вой служ­бе в об­мен на двух­лет­ние на­ло­го­вые каникулы (по ка­кой си­сте­ме упла­чи­вать на­ло­ги спу­стя два го­да, еще не ре­ше­но). «Бук­валь­но две неде­ли на­зад в Ека­те­рин­бур­ге за­ре­ги­стри­ро­вал­ся пер­вый са­мо­за­ня­тый, и это убор­щик. Боль­ше ни­кто не изъ­явил же­ла­ния», – се­то­вал в кон­це фев­ра­ля биз­нес-ом­буд­смен Бо­рис Ти­тов, что за­кон ра­бо­та­ет для убор­щиц, не спо­соб­ствуя вы­хо­ду из те­ни ре­аль­но­го ма­ло­го и мик­ро­биз­не­са. По чуть бо­лее позд­ним дан­ным, за­ре­ги­стри­ро­ва­лось еще две ня­ни, зна­ет ру­ко­во­ди­тель на­прав­ле­ния «Че­ло­ве­че­ский ка­пи­тал» ЦСР Ли­лия Ов­ча­ро­ва.

Чи­нов­ни­ки по­рой не ви­дят раз­ни­цы меж­ду нефор­маль­ным най­мом и са­мо­за­ня­то­стью, при­чис­ляя к по­след­ней весь те­не­вой ры­нок тру­да. «По дан­ным Рос­ста­та, в Рос­сии при­мер­но 16 млн са­мо­за­ня­тых. Это те лю­ди, ко­то­рые не ра­бо­та­ют по най­му, не за­ре­ги­стри­ро­ва­ны в ка­че­стве ин­ди­ви­ду­аль­ных пред­при­ни­ма­те­лей, не яв­ля­ют­ся без­ра­бот­ны­ми. И боль­шая часть из них за­ни­ма­ет­ся при­но­ся­щей до­ход де­я­тель­но­стью, но де­ла­ет это в те­ни, го­су­дар­ство их не ви­дит», – рас­ска­зы­вал ди­рек­тор де­пар­та­мен­та раз­ви­тия ма­ло­го и сред­не­го пред­при­ни­ма­тель­ства и кон­ку­рен­ции Мак­сим Пар­шин (ци­та­та по «РИА Но­во­сти»).

По­пыт­ка под­сче­та ко­ли­че­ства нефор­ма­лов – тупиковый путь, по­сколь­ку вни­ма­ние фик­си­ру­ет­ся на циф­ре, то­гда как де­ло не в том, сколь­ко их, а в том, в ка­кой ме­ре этот сег­мент про­из­во­ди­те­лен, как он вли­я­ет на нера­вен­ство, на бла­го­со­сто­я­ние, от­ме­ча­ет ди­рек­тор Цен­тра тру­до­вых ис­сле­до­ва­ний ВШЭ, со­ав­тор до­кла­да Вла­ди­мир Гим­пель­сон. От­вет экс­пер­тов на во­прос, что де­лать с нефор­маль­ной за­ня­то­стью, – не де­лать ни­че­го, го­во­рит он. И де­ло не толь­ко в том, что да­же в са­мых «фор­ма­ли­зо­ван­ных» стра­нах за­ня­тость ни­ко­гда не яв­ля­ет­ся пол­но­стью фор­маль­ной.

По­пыт­ка пол­но­стью ис­ко­ре­нить не­фор­маль­ную за­ня­тость име­ет как плю­сы, так и минусы, и неоче­вид­но, что плю­сов боль­ше. Мож­но ска­зать, что при вы­хо­де из те­ни воз­рос­ли бы за­ра­бот­ки этих лю­дей, их со­ци­аль­ная за­щи­щен­ность, до­хо­ды бюд­же­та, уве­ли­чи­лись пен­сии, го­во­рит­ся в до­кла­де. Од­на­ко эти лю­ди ушли в тень не по­то­му, что им пло­хо на све­ту, от­ме­ча­ет Гим­пель­сон, а по­то­му, что их от­торг кор­по­ра­тив­ный сек­тор (круп­ных и сред­них пред­при­я­тий): толь­ко за 2008–2015 гг. он со­кра­тил чис­ло ра­бо­чих мест на 4,6 млн (по­чти на 12%). В сред­нем в год в нем со­зда­ва­лось око­ло 3–4 млн но­вых ра­бо­чих мест за счет рас­ши­ре­ния за­ня­то­сти на од­них пред­при­я­ти­ях, но лик­ви­ди­ро­ва­лось чуть боль­ше за счет ее со­кра­ще­ния на дру­гих: рос­сий­ский фор­маль­ный сек­тор со­кра­ща­ет свой спрос на труд и ско­рее скло­нен из­бав­лять­ся от име­ю­щих­ся ра­бот­ни­ков, неже­ли при­вле­кать до­пол­ни­тель­ных.

Об­щая за­ня­тость в эко­но­ми­ке при этом уве­ли­чи­ва­лась, а без­ра­бо­ти­ца со­кра­ща­лась: «лиш­нюю» ра­бо­чую си­лу аб­сор­би­ро­вал нефор­маль­ный сек­тор. Ес­ли в боль­шин­стве раз­ви­тых и раз­ви­ва­ю­щих­ся эко­но­мик нефор­маль­но за­ня­тые – это ча­сто лю­ди из де­ре­вень, без об­ра­зо­ва­ния и ква­ли­фи­ка­ции, ко­то­рые не мо­гут най­ти ра­бо­ту, по­сколь­ку их ка­че­ство не устра­и­ва­ет фор­маль­ный сек­тор, то в Рос­сии это не­ред­ко ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные ра­бот­ни­ки, по­те­ряв­шие ра­бо­ту в кор­по­ра­тив­ном сек­то­ре. Нефор­маль­ная за­ня­тость и без­ра­бо­ти­ца дви­жут­ся в про­ти­во­по­лож­ных на­прав­ле­ни­ях: те­не­вой ры­нок тру­да – суб­сти­тут без­ра­бо­ти­цы.

Об­шир­ная и рас­ту­щая нефор­маль­ная за­ня­тость – это сви­де­тель­ство ин­сти­ту­ци­о­наль­но­го про­ва­ла го­су­дар­ства, ска­за­но в до­кла­де. Пы­тать­ся ис­ко­ре­нить ее ре­прес­сив­ны­ми ме­ра­ми, ко­неч­но, мож­но, но це­ной это­го бу­дет со­кра­ще­ние за­ра­бот­ков в фор­маль­ном сек­то­ре, рост без­ра­бо­ти­цы и эко­но­ми­че­ской неак­тив­но­сти. При столк­но­ве­нии с ди­лем­мой «нефор­маль­ная за­ня­тость или без­ра­бо­ти­ца» ед­ва ли сле­ду­ет де­лать од­но­знач­ный вы­бор в поль­зу по­след­ней, по­ла­га­ют экс­пер­ты. Ито­гом ста­ло бы сни­же­ние уров­ня за­ня­то­сти в эко­но­ми­ке и бла­го­со­сто­я­ния все­го на­се­ле­ния, а так­же со­кра­ще­ние на­ло­го­вых по­ступ­ле­ний.

По­это­му спо­соб со­кра­ще­ния нефор­маль­но­сти – не от­лав­ли­вать этих лю­дей, а со­зда­вать усло­вия для ро­ста ра­бо­чих мест в фор­маль­ном сек­то­ре, го­во­рит Гим­пель­сон: ну­жен хо­ро­ший биз­нес-кли­мат. Ес­ли бу­дут со­зда­вать­ся но­вые пред­при­я­тия, а дей­ству­ю­щие – рас­ши­рять за­ня­тость, то им по­тре­бу­ет­ся до­пол­ни­тель­ная ра­бо­чая си­ла и то­гда лю­ди из нефор­маль­но­го сек­то­ра с удо­воль­стви­ем вый­дут на свет, уве­рен он: за­ра­бот­ки у нефор­маль­но на­ня­тых ни­же, чем у вы­пол­ня­ю­щих ту же ра­бо­ту офи­ци­аль­но.

Для огра­ни­че­ния нефор­маль­но­сти в первую оче­редь необ­хо­ди­мы си­стем­ное со­вер­шен­ство­ва­ние ин­сти­ту­ци­о­наль­ной сре­ды и по­вы­ше­ние ка­че­ства ре­гу­ли­ро­ва­ния, за­клю­ча­ют экс­пер­ты ЦСР. Нуж­но сни­жать ад­ми­ни­стра­тив­ные ба­рье­ры раз­но­го ро­да, об­лег­чая вход в биз­нес: оста­но­вить рост ко­ли­че­ства нефор­маль­ных ра­бо­чих мест мож­но толь­ко пу­тем со­зда­ния фор­маль­ных.-

/ ЕВ­ГЕ­НИЙ РАЗУМНЫЙ / ВЕДОМОСТИ

Те­не­вая эко­но­ми­ка по­ка един­ствен­ная аль­тер­на­ти­ва без­ра­бо­ти­це

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.