Тай­ное общество спек­так­ля

Vedomosti - - Культура - Ве­ро­ни­ка Хлеб­ни­ко­ва

Фильм од­но­го из клю­че­вых ре­жис­се­ров фран­цуз­ской но­вой вол­ны, за­вер­шен­ный в 1971 г., счи­тан­ные ра­зы по­яв­лял­ся на экране и впер­вые по­ка­зан в Москве. Раз­би­тый на во­семь се­рий, он длит­ся по­чти 13 ча­сов. Ко­гда Ри­ветт смон­ти­ро­вал его че­ты­рех­ча­со­вую ва­ри­а­цию – «Out 1: при­зрак», он не толь­ко дважды во­шел в од­ну во­ду, но так­же из­ме­нил ее аг­ре­гат­ное со­сто­я­ние. У «При­зра­ка» струк­ту­ра кри­стал­ла. «Out 1: не при­ка­сай­ся ко мне» (Out 1, noli me tangere) – по­ток, рас­тво­ря­ю­щий по­ня­тия фор­мы, сю­же­та и бе­ре­гов в эпи­че­ских 760 ми­ну­тах.

Са­мим на­зва­ни­ем Ри­ветт пре­ду­пре­жда­ет: пе­ред на­ми не со­всем то, что мы ви­дим. В Би­б­лии сло­ва­ми «не при­ка­сай­ся ко Мне» вос­крес­ший Гос­подь со­об­ща­ет Ма­рии Маг­да­лине, что Его те­ло, еще со­хра­няя зна­ко­мые ей чер­ты, уже при­над­ле­жит дру­го­му ми­ру.

В са­мом де­ле, пе­ред на­ми ки­но, но его един­ствен­ная ре­аль­ность – те­атр. И вме­сто ба­наль­но­го сце­ни­че­ско­го пе­ре­во­пло­ще­ния Ри­ветт хо­чет го­во­рить о та­ин­ствен­ной транс­фор­ма­ции. В филь­ме по­ка­за­ны бес­ко­неч­ные те­ат­раль­ные ре­пе­ти­ции, но пред­став­ле­ние не со­сто­ит­ся. Мы ждем сю­же­та и его раз­вяз­ки, но по­гру­жа­ем­ся в про­цесс им­про­ви­за­ции, и он за­тя­ги­ва­ет в се­бя чи­ще саспен­са. Глу­хо­не­мой пер­со­наж вне­зап­но за­го­во­рит, но чу­жи­ми сло­ва­ми. Он об­на­ру­жит следы за­го­во­ра, но это бу­дет лож­ный след. Его уве­рен­ность в за­го­во­ре ока­жет­ся иг­рой рас­стро­ен­но­го во­об­ра­же­ния. Вме­сто тай­но­го об­ще­ства мы встре­тим­ся с тай­ной.

У каж­до­го из ос­нов­ных пер­со­на­жей свой спек­такль. Две ак­тер­ские труп­пы ре­пе­ти­ру­ют пье­сы Эс­хи­ла. Мы без объ­яс­не­ний вбро­ше­ны в их иг­ру. Эти эпи­зо­ды work in progress вы­гля­дят как фрес­ки, а сня­ты в до­ку­мен­таль­ной ма­не­ре, как ре­пор­таж. Меж­ду ре­пе­ти­ци­он­ны­ми за­ла­ми – Па­риж, где Ко­лен в ис­пол­не­нии Жа­на-Пье­ра Лео изоб­ра­жа­ет глу­хо­не­мо­го с губ­ной гар­мош­кой, стри­жет дань с по­се­ти­те­лей ка­фе, за франк вру­чая им «пись­ма судь­бы». В дру­гих ка­фе Фре­де­ри­ка (Жю­льетт Бер­то) об­ди­ра­ет муж­чин, при­ки­ды­ва­ясь то ху­дож­ни­цей, то ма­те­рью-оди­ноч­кой. Ча­ще она иг­ра­ет са­ма с со­бой, участ­вуя в во­об­ра­жа­е­мых пе­ре­стрел­ках, и по­гиб­нет, буд­то на сцене, – в мас­ке, па­ри­ке, с пят­ном откровенно бу­та­фор­ской кро­ви.

Ма­лень­кие и боль­шие спек­так­ли пе­ре­пле­та­ют­ся, ко­гда Ко­лен сам по­лу­ча­ет за­га­доч­ное по­сла­ние с ци­та­той из «Истории три­на­дца­ти» Баль­за­ка. Речь идет о тай­ном об­ще­стве, и мни­мый глу­хо­не­мой пус­ка­ет­ся на его по­ис­ки с про­сто­душ­ной стра­стью. Ко­гда он по­лу­ча­ет оче­ред­ное пись­мо с ци­та­той из «Охо­ты на Снар­ка» Кэр­рол­ла, его уто­пи­че­ская страсть пре­вра­ща­ет­ся в одер­жи­мость. Ко­лен сво­ей энер­ги­ей со­зда­ет ил­лю­зию «Три­на­дца­ти», при­во­дит в дви­же­ние за­глох­шую ма­ши­ну мечты о за­го­во­ре, ко­то­рый транс­фор­ми­ру­ет обы­ден­ный мир. Да­же мысль о розыг­ры­ше при­во­дит его в от­ча­я­ние: «В та­ком слу­чае пол­ный вол­шеб­ства мир тайн, ко­то­рый я по­знаю, в мгно­ве­ние бы рас­та­ял. А это невоз­мож­но!» Но, как у Баль­за­ка тай­ная ор­га­ни­за­ция упо­мя­ну­та лишь в пре­ди­сло­вии, так и у Ри­вет­та за­го­вор лишь умо­зри­тель­ная кон­струк­ция. Меч­та­те­ли, объ­еди­нив­ши­е­ся в 1968 г., ныне рас­се­я­ны в про­стран­стве но­вой че­ло­ве­че­ской ко­ме­дии. Так, фильм, на­чав­шись с ре­пе­ти­ции тра­ге­дий Эс­хи­ла, при­хо­дит к сме­ху над ме­лоч­ным по­ис­ком гро­шо­вых тайн. В про­цес­се те­ат­раль­ных упраж­не­ний од­ной из трупп под ру­ко­вод­ством То­ма (Ми­шель Лон­сдаль) мы ви­де­ли, как лю­ди по­лу­чи­ли от Про­ме­тея сло­во, фор­му, ал­фа­вит, струк­ту­ру, речь, смысл. Как они ста­ли хо­ром и ге­ро­ем, как обо­же­стви­ли ко­го-то и рас­топ­та­ли бо­же­ство, по­зна­ли са­мих се­бя и все по­те­ря­ли. Эта ми­сте­рия пред­ска­зы­ва­ет ход филь­ма Ри­вет­та, где на про­тя­же­нии 13 ча­сов рас­па­да­ют­ся са­мые раз­но­об­раз­ные фор­мы и фор­ми­ру­ют­ся но­вые смыс­лы. Ми­фи­че­ский за­го­вор три­на­дца­ти, ед­ва об­ре­тя чер­ты, са­мо­раз­ру­ша­ет­ся, и Ко­лен воз­вра­ща­ет­ся к немо­те. То­ма, по­гру­жен­ный в из­ма­ты­ва­ю­щий по­иск фор­мы спек­так­ля «Про­ме­тей», впа­да­ет в ис­те­ри­ку: «Ни Про­ме­тея, ни спи­чек, ни ог­ня».

По­доб­но то­му как Ко­лен на­де­ля­ет смыс­лом раз­роз­нен­ные ци­та­ты, пре­вра­щая их в текст, зри­те­лю пред­ло­же­но са­мо­му ис­кать или вно­сить смысл в это без­ала­бер­ное по­вест­во­ва­ние.

Со­зда­ние «Out 1: не при­ка­сай­ся ко мне» уже бы­ло пред­ска­за­но в ран­нем филь­ме Ри­вет­та «Па­риж при­над­ле­жит нам», где те­ат­раль­ный ре­жис­сер го­во­рит: «Я хо­чу сде­лать эту по­ста­нов­ку, по­то­му что она «неиг­ра­бель­на». Она со­сто­ит из клоч­ков и об­рыв­ков, но они все слов­но дер­жат­ся друг за дру­га. В ней по­ка­зан ха­о­ти­че­ский, но не аб­сурд­ный мир – та­кой же, как и наш соб­ствен­ный. Раз­ле­та­ю­щий­ся по всем на­прав­ле­ни­ям, но с ка­кой-то це­лью. Ес­ли бы мы зна­ли, с ка­кой». Не узна­ем. И это мо­жет стать ис­точ­ни­ком как от­ча­я­ния, так и на­сла­жде­ния. Мож­но ид­ти пу­тем Ко­ле­на и под­би­рать клю­чи к тайне, пы­тать­ся свя­зать во­еди­но все об­рыв­ки и фраг­мен­ты. Мож­но ид­ти пу­тем То­ма и все рас­се­ять на клоч­ки и фраг­мен­ты. Мож­но от­дер­нуть ру­ки от тай­ны и на­сла­ждать­ся тем, что ни­ка­кие за­го­во­ры ее не ис­чер­пы­ва­ют, что она все еще на­пол­ня­ет мир, из­ме­нив­ший сво­им уто­пи­ям. Те­перь, ко­гда «Out 1: не при­ка­сай­ся ко мне» боль­ше не са­мый длин­ный фильм в ми­ре и да­же не са­мый экс­пе­ри­мен­таль­ный, он в чи­стом ви­де транс­ли­ру­ет кра­со­ту и ма­гию ки­но. Ну а при­зрач­ный за­го­вор бо­ге­мы уже в на­шем ве­ке ко­мич­но пе­ре­во­пло­тит­ся в филь­ме Джар­му­ша «Пре­де­лы кон­тро­ля».-

По­каз ле­ген­дар­но­го филь­ма Жа­ка Ри­вет­та «Out 1: не при­ка­сай­ся ко мне» и его позд­ней ва­ри­а­ции в элек­тро­те­ат­ре «Ста­ни­слав­ский» за­нял во­семь дней – боль­ше, чем со­тво­ре­ние ми­ра

/ 1973 SUNSHINE

Жан-Пьер Лео сыг­рал у Ри­вет­та мни­мо­го немо­го

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.