Как стать на­род­ным по­ли­ти­ком

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Оле­ся За­ха­ро­ва АВ­ТОР – АСПИРАНТ НИУ ВШЭ

... По­пу­ли­сты на­би­ра­ют оч­ки, по­то­му что опе­ри­ру­ют про­сты­ми и по­нят­ны­ми об­ра­за­ми – ребенок на­ри­су­ет

По­след­ний год стал три­ум­фаль­ным для по­ли­ти­ков-по­пу­ли­стов. Уже по­яви­лись ра­бо­ты, ис­сле­ду­ю­щие со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ские при­чи­ны рас­про­стра­не­ния по­пу­лиз­ма в за­пад­ных ли­бе­раль­ных де­мо­кра­ти­ях. Но в три­ум­фе по­пу­ли­стов ва­жен и ис­поль­зу­е­мый ими язык: он силь­но от­ли­ча­ет­ся от «клас­си­че­ско­го» по­ли­ти­че­ско­го язы­ка. По­пу­ли­сты лю­бят кон­крет­ные, бы­то­вые обра­зы. «Клас­си­че­ские» по­ли­ти­ки склон­ны к ис­поль­зо­ва­нию аб­стракт­ных ка­те­го­рий ти­па «граж­дане», «класс», «со­ци­аль­ная груп­па», «по­ко­ле­ние». По­пу­ли­сты стре­мят­ся уй­ти от из­лиш­ней фор­маль­но­сти и слож­ных тер­ми­нов, пред­по­чи­тая бо­лее кон­крет­ные, по­чти «до­маш­ние» обра­зы.

До­нальд Трамп в та­ких слу­ча­ях прак­ти­че­ски не ис­поль­зу­ет со­би­ра­тель­ные обо­зна­че­ния, за ис­клю­че­ни­ем ка­те­го­рии «аме­ри­кан­цы». Он об­ра­ща­ет­ся к кон­крет­ным со­ци­аль­ным груп­пам, обо­зна­чая их ка­те­го­ри­я­ми по­все­днев­но­го, бы­то­во­го язы­ка: ма­мы и па­пы; пен­си­о­нер, жду­щий ав­то­бус; де­ти, иду­щие в шко­лу. Эти сло­ва ри­су­ют кар­тин­ки, ко­то­рые лег­ко пред­ста­вить каж­до­му.

Ар­гу­мен­ти­руя за­кры­тие гра­ниц, Трамп про­ти­во­по­став­ля­ет неле­галь­ным им­ми­гран­там «се­мьи чу­дес­ных аме­ри­кан­цев, ко­то­рые лю­би­ли сво­их близ­ких», по­гиб­ших в ре­зуль­та­те по­ли­ти­ки от­кры­тых две­рей, «мам и пап, чьи ин­те­ре­сы не учи­ты­ва­ют­ся по­ли­ти­ка­ми». В ина­у­гу­ра­ци­он­ной ре­чи он обе­ща­ет, что каж­дое его по­ли­ти­че­ское ре­ше­ние «бу­дет при­ни­мать­ся на поль­зу» не стра­ны или на­ции, но на поль­зу «аме­ри­кан­ским ра­бо­чим и аме­ри­кан­ским се­мьям». Ба­рак Оба­ма в обо­их сво­их ина­у­гу­ра­ци­он­ных вы­ступ­ле­ни­ях ис­поль­зо­вал в этом кон­тек­сте толь­ко аб­стракт­ные сло­ва: на­ция, на­род, ра­бо­чая си­ла. Это ри­то­ри­че­ски со­зда­ет ди­стан­цию меж­ду ним и ауди­то­ри­ей, не при­над­ле­жа­щей к элит­ным кру­гам.

Тот же при­ем экс­плу­а­ти­ру­ет Най­джел Фа­радж, опи­сы­вая свою ауди­то­рию де­таль­но и тем са­мым де­мон­стри­руя, что они для него не без­ли­кая мас­са: «Ко­гда я смот­рю на ауди­то­рию, я ви­жу пред­ста­ви­те­лей всех ча­стей бри­тан­ско­го об­ще­ства. Ра­бо­чих, ра­бо­то­да­те­лей, са­мо­за­ня­тых. Круп­ных биз­не­сме­нов, вла­дель­цев ма­лень­ких ма­га­зин­чи­ков на уг­лу. Очень бо­га­тых, обес­пе­чен­ных и тех, кто бо­рет­ся за до­ста­ток. Мо­ло­дых и ста­рых <...> все они сы­ты по гор­ло эти­ми вы­ре­зан­ны­ми по шаб­ло­ну ка­рье­ри­ста­ми из Вест­мин­сте­ра». В наи­бо­лее эмо­ци­о­наль­ных мо­мен­тах при­бе­га­ет к кон­кре­ти­за­ции и Ма­рин Ле Пэн. Обра­ща­ясь к во­про­су неле­галь­ных им­ми­гран­тов, она го­во­рит не о без­опас­но­сти на­ции в це­лом, но о без­опас­но­сти жен­щи­ны, иду­щей по ули­це.

Транс­фор­ма­ция по­ли­ти­че­ско­го язы­ка в ли­бе­раль­ных де­мо­кра­ти­ях ни­как не за­тро­ну­ла по­ли­ти­че­ский язык рос­сий­ской эли­ты

Да­же счи­та­ю­щи­е­ся неотъ­ем­ле­мым ат­ри­бу­том лю­бо­го по­пу­лист­ско­го дис­кур­са ка­те­го­рии «на­род», «на­ция» со­вре­мен­ные ан­ти­по­ли­ти­ки стре­мят­ся за­ме­нить сло­ва­ми, обо­зна­ча­ю­щи­ми на­ци­о­наль­ную при­над­леж­ность че­ло­ве­ка: фран­цу­зы, бри­тан­цы, аме­ри­кан­цы. Неред­ко они до­бав­ля­ют к дан­но­му об­ра­ще­нию раз­лич­ные по­зи­тив­ные эпи­те­ты – «чу­дес­ные аме­ри­кан­цы», «ум­ные фран­цу­зы», «хо­ро­шие, по­ря­доч­ные, тру­до­лю­би­вые, за­ко­но­по­слуш­ные бри­тан­цы», что поз­во­ля­ет сде­лать об­раз мас­сы лю­дей бо­лее ин­ди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ван­ным и по­то­му по­нят­ным.

Это же раз­ли­чие меж­ду клас­си­че­ским и по­пу­лист­ским по­ли­ти­че­ским язы­ком про­яв­ля­ет­ся и на бо­лее глу­бин­ном, идей­ном уровне. По­ли­ти­ки «клас­си­че­ской» шко­лы очень мно­го вни­ма­ния уде­ля­ют в сво­их ре­чах иде­ям: пра­ва че­ло­ве­ка, де­мо­кра­ти­че­ские прин­ци­пы, ли­бе­раль­ные цен­но­сти. А по­пу­ли­сты го­во­рят о лю­дях, об их про­бле­мах.

Срав­ним еще раз ина­у­гу­ра­ци­он­ные ре­чи Оба­мы (2013) и Трам­па (2017). Оба­ма про­воз­гла­ша­ет: «Что де­ла­ет нас ис­клю­чи­тель­ны­ми, что де­ла­ет нас аме­ри­кан­ца­ми – это на­ша пре­дан­ность идее, вы­ра­жен­ной в де­кла­ра­ции бо­лее двух ве­ков на­зад». Трамп: «При­ся­га, ко­то­рую я даю се­го­дня, – это при­ся­га в пре­дан­но­сти всем аме­ри­кан­цам». Оба­ма го­во­рит, что необ­хо­ди­мо со­хра­нить, за­щи­тить на­ши ба­зо­вые прин­ци­пы: ра­вен­ство и сво­бо­ду, пра­ва че­ло­ве­ка. Трамп при­зы­ва­ет за­щи­тить се­мьи, детей, пен­си­о­не­ров и ра­бо­чие ме­ста. Ти­пич­ная речь си­стем­но­го ли­бе­раль­но­го по­ли­ти­ка обя­за­тель­но за­тра­ги­ва­ет те­мы за­щи­ты прав че­ло­ве­ка, де­мо­кра­тии и вер­хо­вен­ства пра­ва. А по­пу­лист го­во­рит о за­щи­те лю­дей и их жиз­ней.

В ос­но­ве по­пу­лист­ско­го дис­кур­са ле­жат идеи «без­опас­но­сти» и «воз­вра­та бы­ло­го ве­ли­чия»: Make America great again у Трам­па, или Give us our country back у Фа­ра­джа. Но на ри­то­ри­че­ском уровне по­пу­ли­сты пе­ре­во­дят эти идеи из аб­стракт­ной сфе­ры в по­ле об­суж­де­ния дей­ствий, на­прав­лен­ных на кон­крет­ное бла­го для на­се­ле­ния. Так, го­во­ря о Brexit, Фа­радж по­яс­ня­ет: «Про­бле­ма в том, что дан­ный ре­фе­рен­дум зву­чит как некий Ма­ни­фест, Ма­ни­фест об ухо­де или Ма­ни­фест о том, что мы оста­ем­ся. Но дей­стви­тель­ный смысл это­го ре­фе­рен­ду­ма в том, кто при­ни­ма­ет ре­ше­ния, есть ли у нас воз­мож­ность кон­тро­ли­ро­вать чис­ло при­ез­жа­ю­щих в Бри­та­нию или нет, вот в чем пер­вей­ший и наи­бо­лее важ­ный смысл».

Та­кой под­ход поз­во­ля­ет по­пу­ли­сту со­здать об­раз де­я­те­ля, ко­то­рый в первую оче­редь ду­ма­ет не об иде­а­ли­сти­че­ских ло­зун­гах (мно­гие счи­та­ют их лишь шир­мой для при­кры­тия ре­аль­ных це­лей по­ли­ти­ков), но о по­все­днев­ных про­бле­мах из­би­ра­те­ля. В си­ту­а­ции кон­ку­рен­ции «ми­ра идей» и «ми­ра лю­дей» вряд ли мож­но рас­счи­ты­вать на ри­то­ри­че­скую по­бе­ду пер­вых – осо­бен­но ко­гда мно­гие из этих идей пе­ре­жи­ва­ют кри­зис.

Вла­ди­мир Пу­тин, не­смот­ря на всю по­пу­ляр­ность, ед­ва ли на­хо­дит­ся в том же ря­ду, что и Трамп с Фа­ра­джем. Транс­фор­ма­ция по­ли­ти­че­ско­го язы­ка в ли­бе­раль­ных де­мо­кра­ти­ях ни­как не за­тро­ну­ла по­ли­ти­че­ский язык рос­сий­ской эли­ты. Власт­ный до­ми­ни­ру­ю­щий дис­курс в от­ли­чие от за­пад­ной ри­то­ри­ки ори­ен­ти­ро­ван на от­стра­не­ние от че­ло­ве­ка как субъ­ек­та по­ли­ти­ки. Ина­у­гу­ра­ци­он­ная речь Пу­ти­на 2012 г. или его по­сла­ние Фе­де­раль­но­му со­бра­нию 2016 г. на­пол­не­ны аб­стракт­ны­ми фор­маль­ны­ми ка­те­го­ри­я­ми: «граж­дане», «об­ще­ство», «на­ция», «стра­на», «Оте­че­ство». Пу­тин при­зы­ва­ет за­щи­тить «на­ци­о­наль­ные и об­ще­ствен­ные ин­те­ре­сы», «су­ве­ре­ни­тет стра­ны» и «пат­ри­о­ти­че­ские цен­но­сти». Рос­сий­ские спи­ке­ры да­же не об­ра­ща­ют­ся к ауди­то­рии на­пря­мую, пред­по­чи­тая го­во­рить о на­се­ле­нии в тре­тьем ли­це. В це­лом это от­ра­жа­ет скром­ную сте­пень уча­стия рос­сий­ских граж­дан в по­ли­ти­че­ских про­цес­сах: об­рат­ная связь не пред­став­ля­ет для по­ли­ти­ков боль­шой цен­но­сти.-

JIM WATSON / AFP

Трамп в ре­чах об­ра­ща­ет­ся к кон­крет­ным со­ци­аль­ным груп­пам

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.