До­пинг до­брал­ся до ки­бер­спор­та

Прав­да, это не хи­ми­че­ские пре­па­ра­ты, а про­грамм­ные ухищ­ре­ния

Vedomosti - - КОМПАНИИ И РЫНКИ - Са­ра Нидл­ман

Впо­гоне за се­те­вой из­вест­но­стью и сла­вой, а в неко­то­рых слу­ча­ях и за де­неж­ны­ми при­за­ми иг­ро­ки ис­поль­зу­ют ошиб­ки в ко­де иг­ры, а так­же дру­гие про­грам­мы, что­бы улуч­шить точ­ность сво­е­го ору­жия и обой­ти бо­лее чест­ных со­пер­ни­ков. Ко­гда о фак­тах та­ко­го об­ма­на ста­но­вит­ся из­вест­но, это на­но­сит вред ре­пу­та­ции все­го ки­бер­спор­та, а доб­ро­со­вест­ные участ­ни­ки ча­сто по­ки­да­ют иг­ру, и про­да­жи про­из­во­ди­те­лей па­да­ют.

Ком­па­ни­ям – раз­ра­бот­чи­кам игр при­хо­дит­ся бло­ки­ро­вать ак­ка­ун­ты нечест­ных иг­ро­ков де­сят­ка­ми ты­сяч и вкла­ды­вать сот­ни ты­сяч дол­ла­ров в на­ем спе­ци­а­ли­стов и раз­ра­бот­ку ПО для иден­ти­фи­ка­ции и предот­вра­ще­ния мо­шен­ни­че­ства в иг­ре. По про­гно­зам круп­ней­ших ком­па­ний на этом рын­ке, эти рас­хо­ды в бли­жай­шее вре­мя бу­дут толь­ко рас­ти. «Это гон­ка во­ору­же­ний», – го­во­рит Джефф Ка­план из ком­па­нии Activision Blizzard, со­здав­шей иг­ру Overwatch.

По оцен­кам Panopticon Laboratories, иг­ро­ки по все­му ми­ру еже­год­но тра­тят от $350 млн до $500 млн на по­куп­ку про­грамм для мо­шен­ни­че­ства в иг­рах. Они сво­бод­но про­да­ют­ся в се­ти, а их ис­поль­зо­ва­ние не яв­ля­ет­ся чем-то неза­кон­ным, хо­тя и мо­жет про­ти­во­ре­чить пра­ви­лам уча­стия в иг­ре, ука­зы­ва­ет юрист Рай­ан Мор­ри­сон.

Сре­ди про­фес­си­о­наль­ных ки­бер­спортс­ме­нов, сра­жа­ю­щих­ся за при­зы в мил­ли­о­ны дол­ла­ров, мо­шен­ни­че­ство встре­ча­ет­ся ред­ко. Ча­ще этим за­ни­ма­ют­ся лю­би­те­ли, иг­ра­ю­щие из до­ма и стре­мя­щи­е­ся по­лу­чить из­вест­ность и неболь­шие де­неж­ные при­зы, го­во­рит Мар­сель Менж, управ­ля­ю­щий ди­рек­тор ор­га­ни­за­то­ра ки­бер­со­рев­но­ва­ний ESL.

Спу­стя неде­лю по­сле вы­хо­да Overwatch в мае 2016 г. Activision Blizzard об­на­ру­жи­ла: ты­ся­чи иг­ро­ков ис­поль­зу­ют по­сто­рон­ние про­грам­мы, что­бы их пер­со­на­жи в иг­ре мог­ли ви­деть сквозь сте­ны или стре­лять без про­ма­ха. Так­же неко­то­рые вос­поль­зо­ва­лись ошиб­кой в ко­де иг­ры, поз­во­ляв­шей пер­со­на­жам пря­тать­ся в не пред­на­зна­чен­ных для это­го ме­стах. Дру­гие спо­со­бы мо­шен­ни­че­ства – на­строй­ки, поз­во­ля­ю­щие от­ра­жать ата­ки вра­га спо­со­ба­ми, не раз­ре­шен­ны­ми в иг­ре, ис­поль­зо­ва­ние бо­тов для быст­ро­го на­коп­ле­ния ре­сур­сов.

Nielsen в ян­ва­ре опро­си­ла бо­лее 900 иг­ро­ков в ви­део­иг­ры в воз­расте 13 лет и стар­ше в США. 16% ре­спон­ден­тов при­зна­лись, что жуль­ни­ча­ли в иг­ре, чуть боль­ше тре­ти за­яви­ли, что боль­ше не иг­ра­ют из-за жуль­ни­че­ства дру­гих, а 38% от­ме­ти­ли ухуд­ше­ние си­ту­а­ции за по­след­ний год.

Раз­ра­бот­чи­ки игр по­ку­па­ют ПО для бло­ки­ров­ки мо­шен­ни­че­ских про­грамм. Та­кую тех­но­ло­гию раз­ра­бо­та­ла и немец­кая BattlEye Innovations. Ее ис­поль­зо­ва­ние сто­ит от $10 000 до $100 000 в год в за­ви­си­мо­сти от чис­ла участ­ни­ков иг­ры. Дру­гие пы­та­ют­ся пре­сле­до­вать раз­ра­бот­чи­ков мо­шен­ни­че­ско­го ПО в су­де. Так, Riot Games не­дав­но от­су­ди­ла $10 млн у со­зда­те­ля при­ло­же­ния, поз­во­ля­ю­ще­го мо­шен­ни­чать в иг­ре League of Legends.-

По ме­ре ро­ста по­пу­ляр­но­сти ки­бер­спор­та со­зда­те­лям игр при­хо­дит­ся уде­лять все боль­ше вни­ма­ния борь­бе с циф­ро­вым эк­ви­ва­лен­том до­пин­га

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.