На борь­бу с раз­ли­ва­ми

Ген­ди­рек­тор En+ Мак­сим Со­ков за­нял­ся про­бле­мой раз­ли­вов неф­ти. Он ин­ве­сти­ро­вал в ком­па­нию, ко­то­рая про­из­во­дит неф­тя­ные сор­бен­ты

Vedomosti - - ИНДУСТРИЯ & ЭНЕРГОРЕСУРСЫ - Иван Пес­чин­ский Га­ли­на Ста­рин­ская

Ген­ди­рек­тор En+ Мак­сим Со­ков стал од­ним из ин­ве­сто­ров гол­ланд­ской ком­па­нии Green Ocean. Об этом в сре­ду со­об­щи­ла са­ма ком­па­ния. Green Ocean за­ни­ма­ет­ся про­из­вод­ством но­во­го клас­са неф­тя­ных сор­бен­тов. Ин­ве­сти­ции бы­ли при­вле­че­ны в ян­ва­ре 2017 г., од­ним из ин­ве­сто­ров так­же стал швед­ский ин­вест­фонд Ruric AB.

Фи­нан­си­ро­ва­ние бу­дет на­прав­ле­но на раз­ви­тие про­даж ком­па­нии на рын­ках Рос­сии, Се­вер­ной Аме­ри­ки, Ев­ро­пы и Азии, го­во­рит­ся в со­об­ще­нии Green Ocean. Так­же в пла­нах ком­па­нии предо­ста­вить рын­ку но­вые ре­ше­ния для про­из­вод­ствен­ных пло­ща­док, где есть вы­со­кий риск раз­ли­ва неф­те­про­дук­тов и опас­ных жид­ко­стей. Про­из­вод­ствен­ные мощ­но­сти ком­па­нии рас­по­ло­же­ны в Рос­сии и Лат­вии, го­лов­ной офис – в Ам­стер­да­ме.

По­сле несколь­ких лет раз­ра­бо­ток Green Ocean со­зда­ла ин­но­ва­ци­он­ные сор­бен­ты, ко­то­рые спо­соб­ны впи­ты­вать нефть в про­пор­ции до 70 к 1, это в 3–4 ра­за боль­ше, чем аль­тер­на­тив­ные пред­ло­же­ния на рын­ке, от­ме­ча­ет­ся в ее со­об­ще­нии.

Толь­ко в Рос­сии при неф­те­до­бы­че раз­ли­ва­ет­ся не ме­нее 30 млн барр. в год, при­во­дит циф­ры Green Ocean. А ми­ро­вой объ­ем рас­хо­дов на экс­трен­ную лик­ви­да­цию по­след­ствий уте­чек рас­тет на 7% еже­год­но и со­ста­вит бо­лее $33 млрд к 2022 г., про­гно­зи­ру­ет ком­па­ния. В та­ких усло­ви­ях по­тре­би­те­ли ста­ли предъ­яв­лять по­вы­шен­ные тре­бо­ва­ния к ис­поль­зу­е­мым тех­но­ло­ги­ям устра­не­ния раз­ли­вов.

«Спрос на сор­бен­ты есть, мно­гие ком­па­нии за­ни­ма­ют­ся их раз­ра­бот­кой», – го­во­рит ру­ко­во­ди­тель энер­ге­ти­че­ско­го от­де­ла «Грин­пис Рос­сии» Вла­ди­мир Чу­пров. «Сор­бен­ты – од­на из тех­но­ло­гий сбо­ра неф­ти на­ря­ду с дру­ги­ми: ме­ха­ни­че­ский сбор, био­ло­ги­че­ская и тер­ми­че­ская об­ра­бот­ка. Во­прос не в том, есть ли тех­но­ло­гии, во­прос – как за­ста­вить неф­тя­ные ком­па­нии их ис­поль­зо­вать. На се­го­дня неф­тя­ни­кам про­ще и вы­год­нее спря­тать раз­лив, чем его лик­ви­ди­ро­вать», – до­бав­ля­ет он.

По оцен­ке Мин­при­ро­ды от 2015 г., раз­ли­вы в Рос­сии до­стиг­ли 1,5 млн т в год, это в 30 раз боль­ше, чем до­кла­ды­ва­ют са­ми ком­па­нии, го­во­рит­ся в об­зо­ре ор­га­ни­за­ции. Сто­и­мость это­го объ­е­ма неф­ти при те­ку­щей цене в $49 за 1 барр. со­став­ля­ет око­ло $536,6 млн. При этом, по дан­ным Росгид­ро­ме­та, в Се­вер­ный Ле­до­ви­тый оке­ан еже­год­но вы­но­сит­ся до 500 000 т неф­те­про­дук­тов.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.