Мед­лен­ное, но дол­гое сни­же­ние

... Цен­тро­банк все-та­ки умень­шил клю­че­вую став­ку, но мо­не­тар­ная по­ли­ти­ка бу­дет по-преж­не­му жест­кой

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Оль­га Кув­ши­но­ва ВЕДОМОСТИ

Цен­тро­банк в пят­ни­цу сни­зил став­ку впер­вые с сен­тяб­ря про­шло­го го­да, ко­гда за­яв­лял, что бе­рет па­у­зу, за­вер­шить ко­то­рую пред­по­ла­га­лось во II квар­та­ле 2017 г. Ре­ше­ние сни­зить клю­че­вую став­ку с 10 до 9,75% со­вет ди­рек­то­ров при­нял еди­но­глас­но, при­зна­лась пред­се­да­тель ЦБ Эль­ви­ра На­би­ул­ли­на. Сни­же­ние став­ки в даль­ней­шем про­дол­жит­ся, до­пус­ка­ет она, шаг бу­дет со­став­лять, ско­рее, 0,25 п. п., что яв­ля­ет­ся нор­мой для ста­вок ни­же 10%, хо­тя не ис­клю­че­ны и сни­же­ния на 0,5 п. п. Но не на каж­дом за­се­да­нии, пре­ду­пре­ди­ла На­би­ул­ли­на.

Мяг­кость ре­гу­ля­то­ра ока­за­лась неожи­дан­но­стью для ана­ли­ти­ков не­смот­ря на то, что неза­дол­го до за­се­да­ния пред­ста­ви­те­ли ЦБ впер­вые пря­мо за­яви­ли о необ­хо­ди­мо­сти сни­же­ния став­ки. Из 41 экс­пер­та, опро­шен­но­го Bloomberg, две тре­ти про­гно­зи­ро­ва­ли ее со­хра­не­ние, ори­ен­ти­ру­ясь на кон­сер­ва­тизм ре­гу­ля­то­ра, его инер­ци­он­ность в при­ня­тии ре­ше­ний и на жест­кую ри­то­ри­ку его фев­раль­ско­го за­яв­ле­ния, свя­зан­ную в том чис­ле с ин­фля­ци­он­ны­ми рис­ка­ми из-за вы­хо­да Мин­фи­на на ва­лют­ный ры­нок. Од­на­ко эти рис­ки по­ка не ре­а­ли­зо­ва­лись, рубль укреп­лял­ся, спрос оста­вал­ся сла­бым, что вку­пе с ре­корд­ным уро­жа­ем при­ве­ло к быст­ро­му сни­же­нию ин­дек­са цен с5% в ян­ва­ре до 4,3% на 20 мар­та и к сни­же­нию ин­фля­ци­он­ных ожи­да­ний, объ­яс­нил свое ре­ше­ние ЦБ.

По­сле за­се­да­ния ЦБ кон­сен­сус­про­гноз по уров­ню став­ки к концу 2017 г. сни­зил­ся с 8,5 до 8,45%, что пред­по­ла­га­ет ве­ро­ят­ность ее сни­же­ния по­чти на каж­дом из ше­сти пред­сто­я­щих в этом го­ду за­се­да­ний ЦБ. Сни­же­ние про­дол­жит­ся и в пер­вой по­ло­вине 2018 г. – до 8%, про­гно­зи­ру­ют экс­пер­ты. Та­ким об­ра­зом, ры­нок ожи­да­ет, что ЦБ при­сту­пил к цик­лу смяг­че­ния де­неж­но-кре­дит­ной по­ли­ти­ки, ко­то­рое бу­дет мед­лен­ным, но про­дол­жи­тель­ным. При этом де­неж­но-кре­дит­ные усло­вия оста­нут­ся жест­ки­ми: уро­вень клю­че­вой став­ки бу­дет дер­жать­ся при­мер­но на 4 п. п. вы­ше ин­фля­ции (при усло­вии, что ин­фля­ция со­ста­вит 4%) при оце­ни­ва­е­мой ЦБ нор­ме в 2,5–3 п. п. И та­кая си­ту­а­ция про­длит­ся два-три го­да, пре­ду­пре­ди­ла На­би­ул­ли­на, при­знав, что столь кон­сер­ва­тив­ная стра­те­гия мо­жет по­ка­зать­ся непри­вле­ка­тель­ной в крат­ко­сроч­ном пе­ри­о­де. Но уже в сред­не­сроч­ном пе­ри­о­де при­не­сет вы­иг­рыш, со­здав в Рос­сии сре­ду с низ­ки­ми тем­па­ми ро­ста цен и из­дер­жек, счи­та­ет она.

МЕНЬ­ШЕ, НО ЧА­ЩЕ

Хо­тя цикл смяг­че­ния де­неж­но-кре­дит­ной по­ли­ти­ки на­чал­ся, ЦБ не го­тов к рез­ко­му и быст­ро­му сни­же­нию став­ки, за­клю­ча­ет Уи­льям Джек­сон из Capital Economics. ЦБ все еще очень осто­ро­жен в фор­му­ли­ров­ках, со­глас­на На­та­лия Ор­ло­ва из Аль­фа-бан­ка: его цель – не про­сто сни­зить ин­фля­цию до 4%, но под­дер­жи­вать ее вбли­зи это­го уров­ня дли­тель­ное вре­мя. По этой же при­чине пред­по­чти­тель­ный шаг сни­же­ния став­ки со­кра­тил­ся до 0,25 п. п., счи­та­ет она: сле­ду­ю­щее та­кое сни­же­ние мо­жет про­изой­ти в ап­ре­ле. Чем доль­ше дер­жать став­ку, тем быст­рее ее при­дет­ся сни­жать, го­во­рил на­ка­нуне за­се­да­ния ЦБ Вла­ди­мир Ти­хо­ми­ров из БКС, про­гно­зи­ро­вав­ший сни­же­ние клю­че­вой став­ки на 0,25 п. п.: рез­кое сни­же­ние мо­жет вы­звать дав­ле­ние на це­ны, по­это­му по­сте­пен­но и мел­ки­ми шаж­ка­ми – ра­зум­нее. Это ком­про­мисс­ное ре­ше­ние, оце­ни­ва­ет сни­же­ние став­ки Олег Кузь­мин из «Ре­нес­санс ка­пи­та­ла»: ЦБ на­чал смяг­че­ние по­ли­ти­ки рань­ше, чем пред­по­ла­гал, но бо­лее осто­рож­но.

Под­твер­жде­ние вер­но­сти сво­е­го кур­са ЦБ ви­дит в вос­ста­нов­ле­нии эко­но­ми­ки, ко­то­ро­му уме­рен­ная жест­кость мо­не­тар­ных усло­вий не по­ме­ша­ла. Пе­ре­смот­рен­ные дан­ные Рос­ста­та по­ка­за­ли, что эко­но­ми­че­ский спад ока­зал­ся ме­нее глу­бо­ким, а вос­ста­нов­ле­ние эко­но­ми­че­ской ак­тив­но­сти на­ча­лось рань­ше, чем оце­ни­вал ЦБ, – во II квар­та­ле 2016 г., а не в тре­тьем, го­во­рит­ся в до­кла­де ре­гу­ля­то­ра.

ЦБ улуч­шил свой эко­но­ми­че­ский про­гноз на 2017 г., ожи­дая ро­ста эко­но­ми­ки на 1–1,5% про­тив де­кабрь­ско­го про­гно­за в 0,5–1%. Пе­ре­смотр свя­зан с бо­лее вы­со­кой це­ной неф­ти: в сред­нем она со­ста­вит $50/барр., а не $40/барр., как ЦБ пред­по­ла­гал ра­нее. Но ЦБ по­преж­не­му ожи­да­ет сни­же­ния це­ны неф­ти до $40/барр. к концу 2017 г. и та­кой же це­ны в 2018–2019 гг., по­это­му кон­цеп­ту­аль­но про­гноз не из­ме­нил­ся: по­сле пе­ри­о­да вос­ста­нов­ле­ния тем­пы ро­ста эко­но­ми­ки со­хра­нят­ся в пре­де­лах 1,5–2% и ве­ро­ят­ность их по­ни­же­ния или по­вы­ше­ния опре­де­ля­ет­ся ди­на­ми­кой це­ны неф­ти. В то же вре­мя за­ви­си­мость ин­фля­ции от кур­са сни­зи­лась по­чти втрое, по­счи­та­ли в ЦБ, хо­тя ослаб­ле­ние руб­ля вли­я­ет на нее на­мно­го силь­нее, чем укреп­ле­ние, но со вре­ме­нем та­кая асим­мет­рия долж­на прой­ти.

Цен­тро­банк при­сту­пил к по­сле­до­ва­тель­но­му сни­же­нию клю­че­вой став­ки. Не­смот­ря на смяг­че­ние, мо­не­тар­ные усло­вия оста­нут­ся жест­ки­ми еще два-три го­да

ВНЕ ЗО­НЫ ДЕЙ­СТВИЯ

К ос­нов­ным же ин­фля­ци­он­ным рис­кам ЦБ те­перь от­но­сит так на­зы­ва­е­мые немо­не­тар­ные фак­то­ры – фак­то­ры, на­хо­дя­щи­е­ся вне зо­ны вли­я­ния де­неж­ных вла­стей. К ним по­ми­мо внеш­них шо­ков от­но­сят­ся струк­тур­ные осо­бен­но­сти эко­но­ми­ки, ее ин­сти­ту­ци­о­наль­ные усло­вия, а так­же фис­каль­ная по­ли­ти­ка, пе­ре­чис­ля­ет ЦБ в до­кла­де. Ин­фля­ци­он­ный эф­фект от об­суж­да­е­мо­го на­ло­го­во­го ма­нев­ра (сни­же­ние ста­вок стра­хо­вых взно­сов при по­вы­ше­нии НДС) ЦБ пред­ва­ри­тель­но оце­ни­ва­ет в 1–2 п. п. ин­фля­ции, од­на­ко оцен­ки услов­ны, по­сколь­ку неиз­вест­ны кон­ту­ры это­го ма­нев­ра, ска­за­ла На­би­ул­ли­на, вы­ска­зав к пра­ви­тель­ству лишь од­но по­же­ла­ние: «Что­бы па­ра­мет­ры бу­ду­щих ре­ше­ний бы­ли из­вест­ны за­ра­нее, до их ре­а­ли­за­ции, и мы мог­ли бы их учи­ты­вать и про­во­дить по­сле­до­ва­тель­ную де­неж­но-кре­дит­ную по­ли­ти­ку».

Оцен­ка ре­гу­ля­то­ром эко­но­ми­че­ской ди­на­ми­ки удив­ля­ет оп­ти­миз­мом, счи­та­ет Ор­ло­ва. По­вы­ше­ние про­гно­за ро­ста ос­но­вы­ва­ет­ся на бо­лее вы­со­ких ин­ве­сти­ци­ях и вос­ста­нов­ле­нии за­па­сов, что ма­ло­ве­ро­ят­но при со­кра­ща­ю­щем­ся кор­по­ра­тив­ном кре­ди­то­ва­нии и сла­бом спро­се. Это озна­ча­ет, что огра­ни­че­ния по­тен­ци­аль­но­го ро­ста оста­ют­ся и уско­ре­ние эко­но­ми­ки мо­жет нести ин­фля­ци­он­ные рис­ки. По­ми­мо это­го еще один ин­фля­ци­он­ный риск со­зда­ют со­пер­ни­ча­ю­щие про­грам­мы струк­тур­ных ре­форм (про­грам­мы Алек­сея Куд­ри­на, Сто­лы­пин­ско­го клу­ба и еще од­на ве­ро­ят­ная аль­тер­на­ти­ва от Минэко­но­мраз­ви­тия): кон­флик­ту­ю­щие пред­ло­же­ния мо­гут за­мо­ро­зить эко­но­ми­ку в ее ста­тус-кво, в ко­то­ром струк­тур­ные огра­ни­че­ния бу­дут иг­рать в поль­зу мед­лен­но­го ро­ста и вы­со­кой ин­фля­ции, опа­са­ет­ся Ор­ло­ва.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.