Как за­пад­ные со­се­ди тор­го­ва­ли про­дук­та­ми с Рос­си­ей до и по­сле вве­де­ния про­дук­то­вых санк­ций

Vedomosti - - КРУПНЫМ ПЛАНОМ -

На­при­мер, год на­зад вы­яс­ни­лось, что по сер­ти­фи­ка­там Мол­да­вии, вы­дан­ным в Прид­не­стро­вье, в Бе­ло­рус­сию мог­ло по­пасть 20 000 т яб­лок. Пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны стра­ны об­ви­ни­ли фи­то­са­ни­тар­ную служ­бу Мол­да­вии в кор­руп­ци­он­ной вы­да­че сер­ти­фи­ка­тов на про­дук­цию, за­ве­до­мо не яв­ля­ю­щу­ю­ся мол­дав­ской. В ре­зуль­та­те рас­сле­до­ва­ния вы­яс­ни­лось, что участ­ни­ки схе­мы из Прид­не­стро­вья при­сы­ла­ли сер­ти­фи­ка­ты в Лит­ву, ту­да же при­бы­ва­ли поль­ские яб­ло­ки, а от­ту­да с но­вы­ми до­ку­мен­та­ми въез­жа­ли в Бе­ло­рус­сию. Сто­и­мость сер­ти­фи­ка­тов на од­ну фу­ру в 20 т со­став­ля­ла $800–1000. При­об­ре­та­те­лем несколь­ких пар­тий яб­лок зна­чи­лось пред­при­я­тие «Бел­та­мож­сер­вис», при­над­ле­жа­щее Го­су­дар­ствен­ной та­мо­жен­ной служ­бе рес­пуб­ли­ки.

Бе­ло­рус­сия толь­ко в 2016 г. ле­га­ли­зо­ва­ла для по­став­ки в Рос­сию не ме­нее 250 000 т яб­лок и груш из стран, под­пав­ших под рос­сий­ское эм­бар­го, го­во­рил Дан­кверт. И объ­яс­нял: 24 стра­ны Аф­ри­ки, ко­то­рые зна­чи­лись как по­став­щи­ки это­го ко­ли­че­ства яб­лок и груш в Бе­ло­рус­сию, под­твер­ди­ли, что во­об­ще не от­гру­жа­ли фрук­ты в Бе­ло­рус­сию, та­ким об­ра­зом фрук­ты, по­сту­пив­шие яко­бы из этих стран, – это ле­га­ли­за­ция санк­ци­он­ной про­дук­ции, за­явил Дан­кверт «Ин­тер­фак­су». По его сло­вам, че­рез Бе­ло­рус­сию шли яб­ло­ки с под­дель­ны­ми фи­то­са­ни­тар­ны­ми сер­ти­фи­ка­та­ми Гви­неи, Ма­ли, Бур­ки­на-Фа­со, Бе­ни­на, Ли­бе­рии и др. Го­дом ра­нее по­пу­ляр­но­стью поль­зо­ва­лись Ма­рок­ко, Ту­нис, ЮАР, Из­ра­иль, Бос­ния и Гер­це­го­ви­на, Ма­ке­до­ния, Сер­бия, Бра­зи­лия, Чи­ли, Эк­ва­дор. Но как толь­ко Рос­сель­хоз­над­зор огра­ни­чил чис­ло пунк­тов про­пус­ка, че­рез ко­то­рые мож­но вво­зить про­дук­цию из этих стран, та ста­ла по­сту­пать в Рос­сию че­рез Бе­ло­рус­сию из стран тро­пи­че­ской Азии и Ближ­не­го Во­сто­ка – при­чем с на­сто­я­щи­ми сер­ти­фи­ка­та­ми.

Бе­ло­рус­сия в про­шлом го­ду, по офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке, ввез­ла 744 000 т яб­лок и груш, вы­рас­ти­ла еще 140 000 т, на экс­порт по­ста­ви­ла толь­ко 210 000 т, и по­чти все в Рос­сию, де­лил­ся дан­ны­ми Дан­кверт. По­лу­ча­ет­ся, каж­дый жи­тель стра­ны, вклю­чая мла­ден­цев, за год дол­жен был съесть бо­лее 70 кг яб­лок, удив­лял­ся он. Бе­ло­рус­сия не рас­кры­ва­ет дан­ных по по­треб­ле­нию яб­лок и груш, но, по дан­ным ста­ти­сти­че­ской служ­бы, сред­не­ду­ше­вое по­треб­ле­ние всех фрук­тов и ягод мень­ше этой циф­ры. Схе­ма дви­же­ния фрук­тов че­рез Поль­шу в 2016 г. не из­ме­ни­лась, из­ме­ни­лось лишь до­ку­мен­таль­ное оформ­ле­ние про­дук­ции, уве­рен пре­зи­дент На­ци­о­наль­но­го пло­до­овощ­но­го со­ю­за Сер­гей Ко­ро­лев. По­став­щи­ки от­прав­ля­ют груз че­рез Бе­ло­рус­сию, ис­поль­зу­ют серб­ские или мол­дав­ские сер­ти­фи­ка­ты. По­это­му в Рос­сии все вы­гля­дит при­лич­но.

На пол­ках се­те­вых роз­нич­ных ма­га­зи­нов поль­ские яб­ло­ки, как и дру­гую санк­ци­он­ную про­дук­цию, не встре­тишь. «Дик­си» с сен­тяб­ря по ап­рель про­да­ет яб­ло­ки из Рос­сии и Сер­бии в со­от­но­ше­нии 50/50, с ап­ре­ля по ав­густ – из Рос­сии и стран Юж­но­го по­лу­ша­рия (Чи­ли, Ар­ген­ти­на, ЮАР), рас­ска­зы­ва­ет пред­ста­ви­тель се­ти. До­ля рос­сий­ских про­дук­тов во всех про­дук­то­вых ка­те­го­ри­ях уве­ли­чи­лась, в яб­ло­ках – на 20%, от­ме­ча­ет он. В «Вик­то­рии» до­ля оте­че­ствен­ных про­дук­тов ста­биль­но рас­тет по­след­ние два го­да, от­ме­ча­ет пред­ста­ви­тель се­ти.

Яб­ло­ки в Поль­ше де­ше­вые, что поз­во­ля­ет ком­па­ни­ям, по­став­ля­ю­щим про­дук­цию из Бе­ло­рус­сии в Рос­сию, до­пол­ни­тель­но за­ра­бо­тать. Сред­няя сто­и­мость яб­лок, со­глас­но дан­ным Бел­ста­та, на внут­рен­нем рын­ке в 2016 г. со­ста­ви­ла $1,74 за 1 кг. В Рос­сии она да­же ни­же – око­ло $1,4. Круп­ные поль­ские производители от­гру­жа­ют яб­ло­ки по 0,2–0,4 ев­ро за 1 кг.

МО­ЛОЧ­НЫЕ РЕ­КИ

Бе­ло­рус­сия, без­услов­но, ста­ла ос­нов­ным бе­не­фи­ци­а­ром и про­дук­то­во­го эм­бар­го по мо­лоч­ной про­дук­ции – 85% им­пор­та при­хо­дит­ся на эту стра­ну, кон­ста­ти­ру­ет ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор На­ци­о­наль­но­го со­ю­за про­из­во­ди­те­лей мо­ло­ка (Со­юз­мо­ло­ко) Ар­тем Бе­лов. По его оцен­ке, по­став­ки мо­лоч­ной про­дук­ции из этой стра­ны в Рос­сию с 2014 по 2016 г. вы­рос­ли в пол­то­ра ра­за до 6,5 млн т, при том что про­из­во­дит Бе­ло­рус­сия око­ло 7,2 млн т. С бе­ло­рус­ской и рос­сий­ской та­мо­жен­ной ста­ти­сти­кой эти дан­ные не сов­па­да­ют, пре­ду­пре­жда­ет он (дей­стви­тель­но, по этим дан­ным в Рос­сию бы­ло по­став­ле­но ме­нее 1 млн т мо­лоч­ных про­дук­тов). Это вы­гля­дит так, как буд­то Рос­сия ску­па­ет в Бе­ло­рус­сии ос­нов­ную часть мо­лоч­ной про­дук­ции, но оче­вид­но, про­ис­хо­дит и ре­экс­порт из ев­ро­пей­ских стран, уве­рен Бе­лов. В Ев­ро­пе мо­ло­ко на­столь­ко де­шев­ле, что Бе­ло­рус­сии вы­год­но его им­пор­ти­ро­вать, пе­ре­ра­ба­ты­вать и от­прав­лять в Рос­сию, где мо­лоч­ная про­дук­ция сто­ит до­ро­го, рассуждает Бе­лов. За­ку­па­ют мо­ло­ко бе­ло­рус­ские производители в При­бал­ти­ке и Поль­ше, зна­ет то­п­ме­не­джер рос­сий­ской ком­па­нии.

Так­же ак­тив­но бе­ло­рус­ские пред­при­я­тия пе­ре­ра­ба­ты­ва­ют и ев­ро­пей­скую ры­бу, под­пав­шую под рос­сий­ское эм­бар­го. Не слу­чай­но Бе­ло­рус­сия по­чти в 7 раз уве­ли­чи­ла им­порт за­мо­ро­жен­ной ры­бы из Но­р­ве­гии. И, су­дя по ста­ти­сти­ке ООН, весь при­рост был пе­ре­ра­бо­тан и даль­ше от­прав­лен в Рос­сию.

Круп­ней­ши­ми ев­ро­пей­ски­ми по­став­щи­ка­ми ры­бы в Рос­сии вме­сто Но­р­ве­гии ста­ли не при­со­еди­нив­ши­е­ся к санк­ци­ям Фа­рер­ские ост­ро­ва и Грен­лан­дия. Но воз­ме­стить ушед­шие с рын­ка объ­е­мы нор­веж­ской ры­бы они да­же все вме­сте не в со­сто­я­нии, по­это­му рос­сий­ские ком­па­нии ак­тив­но на­ра­щи­ва­ют свою до­лю рын­ка, рас­ска­зы­ва­ет зам­ди­рек­то­ра од­но­го из круп­ней­ших до­быт­чи­ков ры­бы в стране – «На­ре­бо» Сер­гей Сен­ни­ков.

Про­дук­то­вое эм­бар­го да­ло це­но­вые пре­иму­ще­ства рос­сий­ским про­из­во­ди­те­лям – на­при­мер, яб­лок и груш, по­сколь­ку вы­рос­ли из­держ­ки им­пор­те­ров в свя­зи с из­ме­не­ни­ем на­ла­жен­ных ло­ги­сти­че­ских це­по­чек, од­на­ко об им­пор­то­за­ме­ще­нии го­во­рить преж­де­вре­мен­но, по­сколь­ку от­расль тре­бу­ет длин­ных де­нег и ин­фра­струк­тур­ной под­держ­ки – суб­си­дии на стро­и­тель­ство хра­ни­лищ и проч., счи­та­ет Во­стри­ков из «Руспрод­со­ю­за».

САНК­ЦИИ БЕЗ ЗА­КО­НОВ

Ис­то­рия борь­бы с ре­экс­пор­том санк­ци­он­но­го про­до­воль­ствия из Бе­ло­рус­сии и не мог­ла раз­ви­вать­ся по-дру­го­му, де­лит­ся с «Ве­до­мо­стя­ми» один из быв­ших ге­не­ра­лов та­мо­жен­ной служ­бы. По­сле вве­де­ния эм­бар­го за­ко­но­да­тель­ство стра­ны не адап­ти­ро­ва­лось, а для эф­фек­тив­но­го про­ти­во­дей­ствия неле­галь­но­му им­пор­ту необ­хо­дим за­прет и от­вет­ствен­ность за обо­рот «санк­ци­он­ной про­дук­ции», уста­нов­ле­ние пра­вил тор­гов­ли со стра­на­ми – парт­не­ра­ми по Та­мо­жен­но­му со­ю­зу, ко­то­рые не под­дер­жи­ва­ют ре­жим санк­ций, объ­яс­ня­ет он.

Бе­ло­рус­сия ре­экс­пор­ти­ру­ет яб­ло­ки в Рос­сию, но толь­ко из несанк­ци­он­ных стран, уве­рял пре­мьер-ми­нистр рес­пуб­ли­ки Ан­дрей Ко­бя­ков. «Ес­ли у Рос­сель­хоз­над­зо­ра по­том воз­ни­ка­ют про­бле­мы, что кто-то до­ку­мен­ты, не дай бог, под­де­лал, то, ко­неч­но, на­до обес­пе­чи­вать уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние тех лиц, ко­то­рые этим де­лом за­ни­ма­ют­ся. По­верь­те, по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство этих лиц на­до ис­кать не в Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь, а там, где по­том эти про­дук­ты по­треб­ля­ют и про­да­ют», – го­во­рил в от­вет на об­ви­не­ния Ко­бя­ков.

Мо­жет по­ка­зать­ся, что глав­ным ито­гом кон­тр­санк­ций ста­ло гео­гра­фи­че­ское пе­ре­рас­пре­де­ле­ние по­ста­вок про­дук­тов пи­та­ния – вме­сто од­них стран при­шли дру­гие и рост цен на про­до­воль­ствие, при­чем весь­ма су­ще­ствен­ный. Бу­ма на им­пор­то­за­ме­ще­ние кон­тр­санк­ции по­ка не со­зда­ли. Взрыв­но­го ро­ста про­из­вод­ства в Рос­сии не на­блю­да­ет­ся (см. гра­фик на стр. 20). Глав­ный эко­но­мист БКС Вла­ди­мир Ти­хо­ми­ров кон­ста­ти­ру­ет, что оче­вид­ным эф­фек­том про­до­воль­ствен­но­го эм­бар­го стал рост ин­фля­ции. Но к се­ре­дине 2015 г. он уже стал неза­ме­тен и сей­час от­сут­ству­ет. Он ссы­ла­ет­ся на дан­ные Минэко­но­мраз­ви­тия, со­глас­но ко­то­рым в 2014 г. при об­щей про­дук­то­вой ин­фля­ции по ито­гам го­да в 15,4% на кон­тр­санк­ции при­шлось 3,8 про­цент­ных пунк­та. Го­раз­до боль­ший эф­фект на обес­це­не­ние руб­ля в це­лом ока­за­ло па­де­ние цен на нефть.

Эф­фект эм­бар­го на ди­на­ми­ку эко­но­ми­ки в це­лом Ти­хо­ми­ров оце­ни­ва­ет как ма­ло­за­мет­ный с уче­том незна­чи­тель­ной до­ли сель­ско­го хо­зяй­ства и пи­ще­вой про­мыш­лен­но­сти в ВВП Рос­сии. В от­чет­но­сти ком­па­ний от­рас­ли ви­ден при­ток ин­ве­сти­ций в мо­дер­ни­за­цию про­из­вод­ства, а при­ни­мая во вни­ма­ние тот факт, что ин­ве­сти­ци­он­ные про­цес­сы за­ни­ма­ют по 3–5 лет, мож­но сде­лать вы­вод, что по­ло­жи­тель­ный эф­фект вли­я­ния на от­расль рас­тя­нут во вре­ме­ни и еще до кон­ца не ре­а­ли­зо­ван, до­бав­ля­ет он.

Про­фес­сор Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки Ев­ге­ний Гонт­ма­хер предо­сте­ре­га­ет, что ны­неш­ние «теп­лич­ные» усло­вия для оте­че­ствен­ных пи­ще­ви­ков и аг­ра­ри­ев при­ве­дут к то­му, что при от­кры­тии рын­ка они ока­жут­ся некон­ку­рен­то­спо­соб­ны­ми. А ме­ха­низ­ма для по­вы­ше­ния кон­ку­рен­ции сей­час нет.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.