На­ве­ли мир

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Петр Поспе­лов

Фе­сти­валь «Опе­ра апри­о­ри» вы­сту­пил в ду­хе без­аль­тер­на­тив­но­го ка­то­ли­циз­ма. В ис­то­рии му­зы­ки по­явил­ся рек­ви­ем, при­ми­ря­ю­щий раз­ные об­ря­до­вые вер­сии

Нет во­каль­но­го фе­сти­ва­ля, бо­лее сво­бод­но­го по фор­ма­ту, чем «Опе­ра апри­о­ри»: вче­ра был звез­да-контра­те­нор с ари­я­ми ба­рок­ко, зав­тра ждем опе­ры мо­дер­на, а толь­ко что по­лу­чи­ли объ­ект, свин­чен­ный из ре­нес­санс­ной по­ли­фо­нии и со­вре­мен­но­го аван­гар­да.

Кон­церт имел ме­сто в Рим­ско-ка­то­ли­че­ском ка­фед­раль­ном со­бо­ре на Ма­лой Гру­зин­ской и на­чал­ся по­сле то­го, как там за­кон­чи­лась мес­са. Ве­ру­ю­щие по­ме­ня­лись на слу­ша­ю­щих, мес­са по­ме­ня­лась на мес­су, прав­да за­упо­кой­ную: в про­грам­ме зна­чил­ся Рек­ви­ем па­мя­ти Жос­ке­на Де­п­ре, со­чи­нен­ный ча­стич­но в 1532-м, ча­стич­но в 2017 г. Ав­то­ра­ми Рек­ви­е­ма ста­ли фран­ко-фла­манд­ский ком­по­зи­тор XVI в. Жан Ри­ша­фор, ко­то­ро­го счи­та­ют уче­ни­ком Де­п­ре, – он на­пи­сал семь ча­стей Рек­ви­е­ма – и пя­те­ро со­вре­мен­ных ком­по­зи­то­ров, до­ба­вив­ших пять ча­стей сво­их.

Этот кол­лек­тив­ный рек­ви­ем – ку­ра­тор­ский за­мы­сел ком­по­зи­то­ра Ар­ма­на Гу­щя­на, под­дер­жан­ный Фран­цуз­ским ин­сти­ту­том и По­соль­ством Фран­ции в Рос­сии, неза­ви­си­мы­ми парт­не­ра­ми и част­ны­ми жерт­во­ва­те­ля­ми. Имя ку­ра­то­ра в про­грамм­ке не зна­чит­ся – вме­сто него Гу­щян от­пра­вил на афи­шу имя Жос­ке­на Де­п­ре, ко­то­ро­му по­свя­ще­но по­лу­чив­ше­е­ся со­став­ное про­из­ве­де­ние. По­свя­ще­ние опу­са па­мя­ти ху­дож­ни­ка – жест, ко­то­рый стал воз­мо­жен во вре­ме­на ро­ман­тиз­ма, ко­гда по­яви­лось по­ня­тие ге­ния. Де­п­ре, жив­ший в на­ча­ле XVI в., был, ко­неч­но, ге­ни­ем, но в его вре­ме­на в со­зна­нии пуб­ли­ки еще тол­ком не су­ще­ство­ва­ло да­же по­ня­тия ав­то­ра – толь­ко кол­ле­ги Ри­ша­фо­ра мог­ли оце­нить му­зы­каль­ный диа­лог, ко­то­рый вел с Де­п­ре его по­сле­до­ва­тель. Та­ким об­ра­зом, во­лей ку­ра­то­ра Ри­ша­фор, Вла­ди­мир Ран­нев, Алек­сей Сы­со­ев, Клаус Ланг, Франк Кри­стоф Ез­ни­кян и сам Ар­ман Гу­щян (в ка­че­стве ком­по­зи­то­ра) по­сла­ли Де­п­ре объ­еди­нен­ный ро­ман­ти­че­ский при­вет.

Missa pro defunctis Ри­ша­фо­ра на­пи­са­на в струк­ту­ре са­рум­ско­го об­ря­да – мы слы­шим со­кра­щен­ный ва­ри­ант рим­ско-ка­то­ли­че­ско­го рек­ви­е­ма, в ко­то­ром те­но­ра па­рал­лель­но с ос­нов­ным тек­стом по­ют спе­ци­фи­че­ски са­рум­скую пес­ню. Са­рум­ский об­ряд про­су­ще­ство­вал в Бри­та­нии и Се­вер­ной Ев­ро­пе до Три­дент­ско­го со­бо­ра (1545), ко­то­рый, бо­рясь с угро­зой Ре­фор­ма­ции, стре­мил­ся спло­тить ка­то­ли­цизм, уни­фи­ци­ро­вал все ка­то­ли­че­ские дог­мы и хо­тел по­хо­ро­нить са­му идею сво­бо­ды со­ве­сти. Ри­ша­фор успел на­пи­сать свой са­рум­ский рек­ви­ем во­вре­мя, за не­сколь­ко лет до со­бо­ра. Од­на­ко ку­ра­тор Гу­щян по­пра­вил Ри­ша­фо­ра: он до­ба­вил в рек­ви­ем ча­сти имен­но из рим­ско-ка­то­ли­че­ско­го об­ря­да, тем са­мым по­чти ис­ко­ре­нив в пар­ти­ту­ре сле­ды ан­ти­рим­ской аль­тер­на­тив­но­сти. Со­вре­мен­ные ав­то­ры по­ве­ли диа­лог с ис­то­ри­ей, но са­ма ис­то­рия пред­ста­ла ли­шен­ной про­ти­во­ре­чий.

Ком­по­зи­то­ры рим­ских ча­стей по от­но­ше­нию к са­рум­цу вы­сту­пи­ли по­чти­тель­но. Да, они кое-где в сво­их ча­стях пе­ре­стро­и­ли хор, вве­ли де­ли­кат­ные со­ли­ру­ю­щие струн­ные и удар­ные ин­стру­мен­ты. Да, их гар­мо­ни­че­ский язык ку­да слож­нее, во­каль­ный диа­па­зон ку­да ши­ре. Да, их спо­соб об­ра­ще­ния с тек­стом сво­бод­нее – так, Ланг от­дель­но про­пел глас­ные и со­глас­ные, а Ез­ни­кян во­об­ще по­са­дил In paradisum сти­шок Риль­ке про ро­зу, что есть чи­стей­шая ин­ди­ви­ду­аль­ная фан­та­зия. Но ни­кто не на­ху­ли­га­нил – бо­ясь но­во­го Три­дент­ско­го со­бо­ра, на­вер­ное. Ком­по­зи­то­ры вы­дер­жа­ли умест­ный скорб­ный стиль, ска­зав­ший­ся в дол­гих, негром­ких, за­дум­чи­вых и ча­сто очень кра­си­вых ак­кор­дах. А ведь ни­ко­му из участ­ни­ков ку­ра­тор не по­ста­вил му­зы­каль­но­го за­да­ния – он про­сто по­до­брал ком­по­зи­то­ров так точ­но, так удач­но, что ни один не вы­пал из об­щей кар­ти­ны, в том чис­ле Ран­нев, на­пи­сав­ший един­ствен­ную часть в быст­ром тем­пе – мно­го­слов­ный Dies irae, со­сто­я­щий из ка­лей­до­ско­па кон­траст­ных эле­мен­тов, от гро­мо­глас­ных уни­со­нов до бе­гу­щих змей­ка­ми пас­са­жей.

Аку­сти­ка Рим­ско-ка­то­ли­че­ско­го со­бо­ра – нелег­кое ис­пы­та­ние для му­зы­кан­тов, но во­каль­ный ан­самбль Intrada под управ­ле­ни­ем Ека­те­ри­ны Ан­то­нен­ко, со­сто­яв­ший все­го из че­ты­рех де­ву­шек, за­то из 11 мо­ло­дых лю­дей, изу­ми­тель­но в нее впи­сал­ся: ни один звук не на­ло­жил­ся на дру­гой. Ше­сти­го­лос­ные ча­сти Ри­ша­фо­ра Intrada спе­ла про­зрач­но и сгла­жен­но, не под­чер­ки­вая (в от­ли­чие от из­вест­ной за­пи­си ан­сам­бля Huelgas) дис­со­нан­сов, пе­ре­да­ю­щих оба­я­ние до­гар­мо­ни­че­ской эпо­хи, а остав­ляя их в рав­но­ве­сии с чи­сты­ми со­зву­чи­я­ми. Жос­кен Де­п­ре в раю, по­лу­чив с Ма­лой Гру­зин­ской та­кой по­да­рок ин­тер­на­ци­о­наль­но­го пан­ка­то­ли­циз­ма, при­вет­ли­во пе­ре­вя­зан­ный ар­мян­ской лен­точ­кой, на­до ду­мать, остал­ся до­во­лен.-

/ ИРА ПОЛЯРНАЯ / ОПЕ­РА АПРИ­О­РИ

Ан­самбль Intrada зву­чал в со­бо­ре пре­крас­но

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.