Труд­но­сти перевода

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Ни­ко­лай Эп­пле

За­ме­чен­ное мно­ги­ми мас­со­вое уча­стие мо­ло­де­жи, в том чис­ле стар­ше­класс­ни­ков, в вос­крес­ных ак­ци­ях про­те­ста ста­ло неожи­дан­но­стью и для про­те­сту­ю­щих, и для вла­сти.

«Пу­тин­ское по­ко­ле­ние», про­жив­шее всю жизнь при этом пра­ви­те­ле, при­ня­то счи­тать ли­бо де­по­ли­ти­зи­ро­ван­ным, ли­бо ло­яль­ным. По­сколь­ку оно да­же фор­маль­но не субъ­ект в по­ли­ти­ке (не име­ет пра­ва го­ло­со­вать), то до него ни­ко­му из по­ли­ти­ков нет де­ла. Точ­нее, став­ка на идео­ло­гию слав­но­го про­шло­го вме­сте с по­сте­пен­ным ста­ре­ни­ем власт­ной эли­ты при­во­дит к фор­ма­ли­за­ции и за­ко­сте­не­нию прак­тик офи­ци­аль­ной ра­бо­ты с мо­ло­де­жью.

Иг­но­ри­ро­ва­ние мо­ло­де­жью по­ли­ти­ки – вполне ра­ци­о­наль­ный вы­бор, го­во­рит Ан­на Жел­ни­на из Цен­тра мо­ло­деж­ных ис­сле­до­ва­ний ВШЭ. Ис­сле­до­ва­ние ЦМИ, про­во­див­ше­е­ся в 2012–2013 гг. в рам­ках про­ек­та MYPLACE, по­ка­за­ло, что мо­ло­дежь из­бе­га­ет по­ли­ти­че­ской субъ­ект­но­сти, не же­лая фор­му­ли­ро­вать свою по­зи­цию. Под­рост­ки на­стро­е­ны кри­ти­че­ски, но вос­при­ни­ма­ют по­ли­ти­ку как пространство чуж­дых им це­лей и за­дач, в ко­то­ром они ока­зы­ва­ют­ся объ­ек­та­ми «пат­ри­о­ти­че­ско­го вос­пи­та­ния», не ви­дя воз­мож­но­сти для ре­а­ли­за­ции. «Дви­жу­ха» под брос­ким ло­зун­гом ока­за­лась при­ем­ле­мым для неко­то­рых мо­ло­дых лю­дей ва­ри­ан­том уча­стия, го­во­рит Жел­ни­на.

У под­рост­ков есть за­прос на ак­тив­ное дей­ствие, ча­сто со­пря­жен­ное с риском и бро­са­ю­щее вы­зов уста­нов­лен­ным по­ряд­кам (суб­куль­ту­ры «ру­фе­ров», «за­це­пе­ров» и т. д.), го­во­рит Ка­те­ри­на По­ли­ва­но­ва из Цен­тра ис­сле­до­ва­ния со­вре­мен­но­го дет­ства ВШЭ. Этот за­прос не на­хо­дит во­пло­ще­ния в граж­дан­ской ак­тив­но­сти по­то­му, что граж­дан­ское по­ле вос­при­ни­ма­ет­ся под­рост­ка­ми как чу­жое, го­во­ря­щее на дру­гом язы­ке.

Раз­ни­ца язы­ков вид­на на при­ме­ре об­ра­зо­ва­тель­ных мо­де­лей.

Рос­сий­ское школь­ное об­ра­зо­ва­ние по боль­шей ча­сти ра­бо­та­ет по уста­рев­шим мо­де­лям. Мо­биль­ный те­ле­фон рас­смат­ри­ва­ет­ся учи­те­ля­ми как по­ме­ха уче­бе, хо­тя са­ми школь­ни­ки ак­тив­но ис­поль­зу­ют ин­тер­нет в об­ра­зо­ва­тель­ных це­лях – смот­рят обу­ча­ю­щие фильмы и чи­та­ют учеб­ную ли­те­ра­ту­ру. Меж­ду тем наи­бо­лее успеш­ные мо­де­ли об­ра­зо­ва­ния се­го­дня идут за ин­те­ре­сом под­рост­ков, а не спус­ка­ют им свер­ху те­мы и за­да­чи. По­след­нее тем бо­лее бес­смыс­лен­но, что мо­ло­дое по­ко­ле­ние, вы­нуж­ден­ное жить в плот­ном по­то­ке ин­фор­ма­ции, луч­ше стар­ших вла­де­ет на­вы­ка­ми бло­ки­ро­ва­ния ин­фор­ма­ции, ко­то­рую вос­при­ни­ма­ет как чуж­дую.

В этом смыс­ле раз­рыв меж­ду ны­неш­ним рос­сий­ским го­су­дар­ством и мо­ло­де­жью по­ко­лен­че­ский. Ста­рая мо­дель пре­под­не­се­ния ин­фор­ма­ции «свер­ху вниз» всту­па­ет в кон­фликт с за­про­сом на го­ри­зон­таль­ное об­ще­ние. Пре­по­да­ва­е­мая в ре­жи­ме со­вет­ской шко­лы по­лит­ин­фор­ма­ция вы­зы­ва­ет стой­кое от­тор­же­ние и же­ла­ние дей­ство­вать во­пре­ки. В этой си­ту­а­ции вы­нуж­ден­ный ис­кать и за­во­е­вы­вать новую ауди­то­рию Алексей На­валь­ный на­щу­пал вер­ный фор­мат. Ви­део­фильм, пе­ре­сы­пан­ный «фиш­ка­ми» и «ме­ма­ми», раз­го­вор на рав­ных – имен­но то, что хо­ро­шо счи­ты­ва­ет­ся мо­ло­де­жью. До­пол­ни­тель­ным сти­му­лом для уча­стия в «дви­жу­хе» ока­зал­ся на­ро­чи­тый раз­рыв меж­ду тем, что под­рост­ки чи­та­ют в ин­тер­не­те, и тем, что они ви­дят в шко­ле или до­ма.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.