Автопром на по­лу

Пре­мье­ра ба­ле­та «За­вод ма­шин» – фи­наль­ная часть про­ек­та, на­чав­ше­го­ся кон­кур­сом на со­зда­ние ори­ги­наль­ной пар­ти­ту­ры для спек­так­ля

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Ан­на Га­лай­да

Каж­дый се­зон в Рос­сии вы­пус­ка­ют­ся де­сят­ки, ес­ли не сот­ни тан­це­валь­ных пре­мьер. Но вспом­нить пар­ти­ту­ры, в по­след­ние го­ды со­здан­ные ком­по­зи­то­ра­ми спе­ци­аль­но для хо­рео­гра­фов, до сих пор про­бле­ма­тич­но. Ра­бо­тать с го­то­вой му­зы­кой, бе­з­услов­но, спо­кой­нее – это как ми­ни­мум га­ран­ти­ру­ет, что фи­наль­ной так­то­вой черты не при­дет­ся ждать до пре­мье­ры. И все же опыт Пе­ти­па с Чай­ков­ским, Ба­лан­чи­на со Стра­вин­ским, Фор­сай­та с То­мом Вил­лем­сом сви­де­тель­ству­ет о цен­но­сти со­труд­ни­че­ства.

По­это­му Куль­тур­ный центр ЗИЛ в пред­две­рии сво­е­го 80-ле­тия про­вел кон­курс на со­зда­ние пар­ти­ту­ры для спек­так­ля. Она пред­на­зна­ча­лась для «Ба­ле­та Москва» – мо­ло­дой, жи­вой и го­то­вой на необыч­ные экс­пе­ри­мен­ты труп­пы.

Кон­курс вы­иг­рал мо­ло­дой ком­по­зи­тор Ан­дрей Ку­ли­гин, уче­ник Вла­ди­ми­ра Тар­но­поль­ско­го по Мос­ков­ской кон­сер­ва­то­рии. В про­ект ока­зал­ся во­вле­чен ан­самбль «Сту­дия но­вой му­зы­ки» и ди­ри­жер Фи­липп Чи­жев­ский. Хо­рео­гра­фи­че­ское во­пло­ще­ние спек­так­ля до­ве­ри­ли Ана­ста­сии Кад­ру­ле­вой и Ар­те­му Иг­на­тье­ву, дав­но ра­бо­та­ю­щим с «Ба­ле­том Москва». С ни­ми ра­бо­та­ли ху­дож­ник Сер­гей Ил­ла­ри­о­нов и ху­дож­ник по све­ту Лю­бовь Сво­бо­до­ва.

Вме­сте эта ко­ман­да пред­ста­ви­ла од­но­акт­ный тан­це­валь­ный спек­такль «За­вод ма­шин». В нем нет сю­же­та, лишь те­ма, вдох­нов­лен­ная за­каз­чи­ком: ме­ха­ни­за­ция, ин­ду­стри­а­ли­за­ция как от­ли­чи­тель­ная осо­бен­ность эпо­хи. В му­зы­ке спек­так­ля есть и счаст­ли­вые взле­ты, и со­мне­ния, и за­хва­ты­ва­ю­щая непред­ска­зу­е­мость – все то, что поз­во­ля­ет по­ста­нов­щи­кам вы­стро­ить дра­ма­тур­гию без ли­те­ра­тур­но­го сю­же­та, а да­же непод­го­тов­лен­но­му зри­те­лю – най­ти от­звук соб­ствен­ных идей, тем бо­лее что те­ма вле­чет бес­чис­лен­ные па­рал­ле­ли и пер­пен­ди­ку­ля­ры и с историей, и с на­у­кой, и с ис­кус­ством ХХ в.

Ана­ста­сия Кад­ру­ле­ва и Ар­тем Иг­на­тьев, дав­но со­став­ля­ю­щие ду­эт хо­рео­гра­фов, по­шли об­рат­ным пу­тем: за­дан­ную те­му они ста­ли не рас­ши­рять, а по­пы­та­лись мак­си­маль­но сузить. Быв­шие тан­цов­щи­ки те­ат­ра Эйф­ма­на в соб­ствен­ном твор­че­стве пол­но­стью от­ка­за­лись от то­го ме­то­да, ко­то­рый про­по­ве­ду­ет их мэтр, бро­са­ю­щий в свои спектакли, как в топ­ку, лю­бые раз­жи­га­ю­щие фан­та­зию элементы – клас­си­че­ские, эст­рад­ные, мо­дер­но­вые, цир­ко­вые. Кад­ру­ле­ва и Иг­на­тьев вы­бра­ли путь со­вре­мен­но­го тан­ца, в ко­то­ром спе­ци­а­ли­зи­ру­ют­ся уже боль­ше 10 лет, ста­ра­ют­ся раз­ви­вать его язык и поль­зо­вать­ся его соб­ствен­ной вы­ра­зи­тель­но­стью.

Шесть тан­цов­щи­ков и шесть тан­цов­щиц в на­ча­ле спек­так­ля со­бра­ны в ле­жа­щий на сцене то ли круг, то ли ко­ле­со, то ли ше­сте­рен­ку. По­сте­пен­но, мед­лен­но-мед­лен­но разъ­еди­ня­ясь, они еще дол­го со­хра­ня­ют сов­мест­ную инер­цию, уже в вер­ти­каль­ном по­ло­же­нии про­дол­жая вме­сте пе­ре­ме­щать­ся из одного кон­ца сце­ны в дру­гой, по­ка все же не рас­па­да­ют­ся на бо­лее мел­кие со­став­ля­ю­щие. Рас­со­еди­не­ние при этом не зна­чит ни­ка­кой ин­ди­ви­ду­а­ли­за­ции. Хо­рео­гра­фы пред­по­чи­та­ют ми­ни­ан­сам­бли – тройки, чет­вер­ки, при этом все они дви­жут­ся по еди­ной за­дан­ной тра­ек­то­рии. Она почему-то про­хо­дит пре­иму­ще­ствен­но по ли­нии по­ла: да­же на мгно­ве­ние взле­тев на пле­чо парт­не­ра, парт­нер­ша обя­за­тель­но опа­да­ет на пол, ку­да уже успел стечь и парт­нер. Хо­рео­гра­фи­че­ский ри­су­нок, сна­ча­ла за­став­ля­ю­щий вни­ма­тель­но сле­дить за ка­лей­до­ско­пи­че­ски мел­ки­ми, но непре­рыв­ны­ми из­ме­не­ни­я­ми, быст­ро об­на­ру­жи­ва­ет вме­сто пла­мен­но­го мо­то­ра в серд­це мо­но­тон­ность. В то вре­мя как в му­зы­ке вполне жест­кая структура поз­во­ля­ет и ре­во­лю­ци­он­ный за­дор, и эмо­ци­о­наль­ные взры­вы, и ме­лан­хо­лию, та­нец пре­вра­ща­ет­ся в степ­ной ланд­шафт, ров­ный, как стол. В нем не слыш­но ни энер­гич­но­го ляз­га за­вод­ских ше­сте­ре­нок, ни уве­рен­но­сти бес­пе­ре­бой­но­го кон­вей­е­ра – ни­че­го от ле­генд ХХ в., к ко­то­рым взы­ва­ли по­ста­нов­щи­ки. Но, ве­ро­ят­но, так и долж­но вы­гля­деть по­свя­ще­ние со­вре­мен­но­му оте­че­ствен­но­му ав­то­про­му.-

/ АЛЕКСАНДРА КИЯТКИНА

Ан­самбль тан­цов­щи­ков изоб­ра­жа­ет лад­ную ра­бо­ту за­вод­ско­го ме­ха­низ­ма

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.