Друж­ба про­тив Аме­ри­ки

Пре­зи­ден­ты Ира­на и Рос­сии про­ве­ли встре­чу в Крем­ле. Ан­ти­аме­ри­ка­низм – ве­ду­щий мо­тив их со­труд­ни­че­ства, счи­та­ет экс­перт

Vedomosti - - Власть & деньги - Ни­на Ильи­на

Пре­зи­ден­ты Рос­сии и Ира­на Вла­ди­мир Пу­тин и Ха­сан Ро­уха­ни во втор­ник про­ве­ли пе­ре­го­во­ры в Крем­ле и под­пи­са­ли 16 до­ку­мен­тов о со­труд­ни­че­стве, в первую оче­редь в энер­ге­ти­че­ской и транс­порт­ной сфе­рах. Пу­тин на­звал Иран доб­рым со­се­дом, на­деж­ным ста­биль­ным парт­не­ром в эко­но­ми­ке и в ре­ше­нии ост­рых меж­ду­на­род­ных про­блем, в том чис­ле в борь­бе с тер­ро­риз­мом в Си­рии (см. врез). Ро­уха­ни под­черк­нул, что это со­труд­ни­че­ство не на­прав­ле­но про­тив тре­тьих стран. Ми­нистр ино­стран­ных дел Ира­на Мо­хам­мад Джа­вад За­риф во втор­ник за­явил, что Рос­сия смо­жет ис­поль­зо­вать иран­ские аэро­дро­мы для борь­бы с тер­ро­риз­мом в Си­рии. Меж­ду тем от­но­ше­ния Те­ге­ра­на с но­вой ад­ми­ни­стра­ци­ей США остав­ля­ют же­лать луч­ше­го: пре­зи­дент До­нальд Трамп на­звал Иран «тер­ро­ри­сти­че­ским го­су­дар­ством но­мер 1».

Ис­поль­зо­ва­ние иран­ских аэро­дро­мов рос­сий­ски­ми ВКС тех­ни­че­ски воз­мож­но и дей­стви­тель­но мо­жет по­мочь опе­ра­ци­ям в Си­рии, счи­та­ет про­фес­сор Во­ен­но­го уни­вер­си­те­та Ми­но­бо­ро­ны Рос­сии Олег Ку­ла­ков, рос­сий­ские са­мо­ле­ты смо­гут уве­ли­чить бом­бо­вую на­груз­ку и бу­дут тра­тить мень­ше топ­ли­ва. Имен­но иран­цы че­рез «Хез­бол­лу» и «Стра­жей ис­лам­ской ре­во­лю­ции» ак­тив­но по­мо­га­ли си­рий­ской ар­мии в на­зем­ных опе­ра­ци­ях, на­по­ми­на­ет пол­ков­ник. Но со­юз­ни­че­ские от­но­ше­ния Ира­на и Рос­сии до­ку­мен­таль­но не оформ­ле­ны, со­юз­ни­ка­ми они яв­ля­ют­ся от слу­чая к слу­чаю, при этом обе сто­ро­ны ис­пы­ты­ва­ют друг к дру­гу недо­ве­рие, счи­та­ет экс­перт: «Мы не зна­ем, ка­кую це­ну за аэро­дро­мы по­про­сят иран­цы. Уже был эпи­зод, ко­гда они по на­ду­ман­ной при­чине нам от­ка­за­ли, это не по­мо­га­ет вы­стра­и­ва­нию от­но­ше­ний».

Трамп хо­чет сде­лать Иран глав­ным вра­гом на Ближ­нем Во­сто­ке, а Москва к Трам­пу на­чи­на­ет охла­де­вать, по­это­му один из важ­ней­ших мо­ти­вов со­труд­ни­че­ства Ира­на и Рос­сии – ан­ти­аме­ри­ка­низм, убеж­ден ру­ко­во­ди­тель Цен­тра ана­ли­за ближ­не­во­сточ­ных кон­флик­тов Ин­сти­ту­та США и Ка­на­ды РАН Алек­сандр Шу­ми­лин: «Москва хо­чет удер­жать Те­ге­ран в сво­ей сфе­ре вли­я­ния при лю­бом рас­кла­де, да­же ес­ли он нач­нет на­ла­жи­вать от­но­ше­ния с За­па­дом, ведь иран­скую кар­ту мож­но ис­поль­зо­вать на Ближ­нем Во­сто­ке – на­при­мер, как раз­дра­жи­тель стран Пер­сид­ско­го за­ли­ва или сун­ни­тов. Иран­цы же разыг­ры­ва­ют рос­сий­скую кар­ту, ведь они уже мно­го лет вы­стра­и­ва­ют по­ли­ти­ку кон­фрон­та­ции с За­па­дом. В оди­ноч­ку ему про­ти­во­сто­ять нель­зя, ну­жен та­кой, пусть и не очень на­деж­ный, на их взгляд, со­юз­ник, как Рос­сия». Москва и Те­ге­ран бы­ли со­юз­ни­ка­ми в Си­рии, но точ­ка, по­сле ко­то­рой их ин­те­ре­сы на­ча­ли рас­хо­дить­ся, уже прой­де­на, убеж­ден экс­перт: «Рос­сия и Иран укреп­ля­ли Аса­да и бо­ро­лись с «тер­ро­риз­мом», по­то­му что ни­кто с ним на са­мом де­ле не бо­рол­ся. Но ко­нец этой кон­фи­гу­ра­ции на­сту­пил с па­де­ни­ем Алеп­по. С это­го мо­мен­та Москва ста­ла при­ла­гать уси­лия для то­го, что­бы за­кре­пить во­ен­ные до­сти­же­ния и вы­брать­ся из си­рий­ско­го бо­ло­та, сей­час она на­стро­е­на на по­ли­ти­че­ский про­цесс, а вот Иран этот про­цесс на­обо­рот пу­га­ет. Он не со­би­ра­ет­ся ухо­дить из Си­рии и пла­ни­ру­ет остать­ся ес­ли не фи­зи­че­ски, то че­рез со­здан­ные там струк­ту­ры ти­па си­рий­ской «Хез­бол­лы»». Все свои ин­те­ре­сы Иран в Си­рии рас­смат­ри­ва­ет как жиз­нен­но важ­ные и про­цесс по­ли­ти­че­ско­го уре­гу­ли­ро­ва­ния хо­чет за­тор­мо­зить, счи­та­ет Шу­ми­лин: «Имен­но по­это­му Ро­уха­ни при­е­хал в Моск­ву и ак­тив­но по­ка­зы­ва­ет, что про­ти­во­ре­чия мож­но сгла­дить, а Моск­ву за­доб­рить со­труд­ни­че­ством».-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.