«Рос­нефть» оста­лась под санк­ци­я­ми

Vedomosti - - Индустрия & энергоресурсы - Ви­та­лий Пет­ле­вой Сер­гей Смир­нов

Санк­ции, вве­ден­ные Со­ве­том Ев­ро­со­ю­за в июле 2014 г., за­пре­ти­ли ввоз в Рос­сию тех­но­ло­гий и обо­ру­до­ва­ния для ра­бот на арк­ти­че­ском шель­фе, за­пре­ти­ли ра­бо­тать на шель­фе ев­ро­пей­ским ком­па­ни­ям, а так­же огра­ни­чи­ли ком­па­ни­ям воз­мож­ность за­ни­мать в ев­ро­пей­ских бан­ках.

«Рос­нефть» в ок­тяб­ре 2014 г. по­да­ла иск о пра­во­мер­но­сти сек­то­раль­ных санк­ций ЕС к вла­стям Ве­ли­ко­бри­та­нии. По мне­нию «Рос­неф­ти», Ве­ли­ко­бри­та­ния рас­ши­рен­но трак­то­ва­ла санк­ции Со­ве­та ЕС, что при­ве­ло к до­пол­ни­тель­ным неоправ­дан­ным огра­ни­че­ни­ям для ра­бо­ты ком­па­нии на меж­ду­на­род­ных рын­ках. В ян­ва­ре 2015 г. Вы­со­кий суд Лон­до­на на­пра­вил иск «Рос­неф­ти» в суд ЕС, так как рос­сий­ская ком­па­ния оспа­ри­ва­ет по­ста­нов­ле­ния Ев­ро­со­ю­за и у бри­тан­ско­го су­да нет пол­но­мо­чий вы­но­сить ре­ше­ние об их пра­во­мер­но­сти.

Во втор­ник суд ЕС за­явил, что санк­ции на­ло­же­ны обос­но­ван­но и от­ме­нить или оспо­рить их нель­зя. Ре­ше­ние по су­ще­ству дол­жен вы­не­сти суд Ве­ли­ко­бри­та­нии, но это тех­ни­че­ский во­прос, го­во­рит парт­нер Tertychny Law Иван Тер­тыч­ный. Суд ЕС – над­на­ци­о­наль­ный су­деб­ный ор­ган, его по­ста­нов­ле­ния по во­про­сам тол­ко­ва­ния пра­ва ЕС не под­ле­жат об­жа­ло­ва­нию.

Суд счел ре­ше­ние о вве­де­нии санк­ций пол­но­стью за­кон­ным, от­ме­тив, что це­лью огра­ни­че­ний не бы­ло за­мо­ра­жи­ва­ние ак­ти­вов «Рос­неф­ти». К то­му же санк­ции не про­ти­во­ре­чат дей­ству­ю­щим по­ло­же­ни­ям Со­гла­ше­ния о парт­нер­стве и со­труд­ни­че­стве меж­ду Рос­си­ей и ЕС, сле­ду­ет из со­об­ще­ния су­да.

Рос­сий­ская ком­па­ния не со­глас­на, она счи­та­ет ре­ше­ние су­да «неза­кон­ным, необос­но­ван­ным и по­ли­ти­зи­ро­ван­ным», го­во­рит­ся в за­яв­ле­нии «Рос­неф­ти» на сай­те. Ком­па­ния на­ста­и­ва­ет, что «не со­вер­ша­ла ни­ка­ких про­ти­во­прав­ных дей­ствий ни в од­ной юрис­дик­ции, где она ве­дет свою де­я­тель­ность, вклю­чая Укра­и­ну» (из-за вхож­де­ния Кры­ма в со­став Рос­сии Ев­ро­со­юз на­кла­ды­вал санк­ции), и не име­ет от­но­ше­ния к кри­зи­су в стране. По мне­нию ком­па­нии, санк­ции ЕС в первую оче­редь со­зда­ют пре­фе­рен­ции для дру­гих иг­ро­ков на неф­тя­ном рын­ке, а так­же ущем­ля­ют пра­ва ак­ци­о­не­ров, сре­ди ко­то­рых Glencore Qatar Investment Authority (QIA) и BP.

Суд ЕС при вы­не­се­нии ре­ше­ния про­игно­ри­ро­вал уже име­ю­щи­е­ся пре­це­ден­ты, в 2014 г. иран­ские гос­бан­ки, вклю­чен­ные в санк­ци­он­ный спи­сок Ев­ро­со­ю­за, из­бе­жа­ли санк­ций, об­жа­ло­вав их вве­де­ние в су­де об­щей юрис­дик­ции, на­по­ми­на­ет пред­ста­ви­тель «Рос­неф­ти». Этот пре­це­дент за­кре­пил в ев­ро­пей­ском пра­во­вом по­ле прин­цип, со­глас­но ко­то­ро­му санк­ции долж­ны иметь до­ка­за­тель­ную ба­зу и чет­кие фор­му­ли­ров­ки, но в слу­чае с «Рос­нефтью» их не бы­ло, счи­та­ет пред­ста­ви­тель неф­тя­ной ком­па­нии.

У «Рос­неф­ти» нет воз­мож­но­сти по­дать апел­ля­цию на ре­ше­ние су­да ЕС, со­об­щил ТАСС парт­нер юри­ди­че­ской ком­па­нии Herbert Smith Freehills Ло­де Ван Ден Хен­де (тех­ни­че­ски та­кой про­це­ду­ры не преду­смот­ре­но, го­во­рит Тер­тыч­ный). «Ре­ше­ние су­да опас­но тем, что от­кры­ва­ет воз­мож­ность для при­ме­не­ния санк­ций на уровне го­су­дарств к лю­бым, да­же ча­стич­но го­су­дар­ствен­ным ком­па­ни­ям», – ска­зал Ван Ден Хен­де.

С «Ве­до­мо­стя­ми» он раз­го­ва­ри­вать от­ка­зал­ся.

Не­смот­ря на то что шан­сы неве­ли­ки, оспа­ри­вать ре­ше­ние Со­ве­та ЕС все рав­но на­до, счи­та­ет парт­нер BMS Law Firm Де­нис Фро­лов. Но ес­ли су­деб­ный про­цесс по­ли­ти­зи­ро­ван, вряд ли суд бу­дет ру­ко­вод­ство­вать­ся вер­хо­вен­ством пра­ва, счи­та­ет юрист.

Пред­ста­ви­те­ли Glencore и QIA не от­ве­ти­ли на за­про­сы, пред­ста­ви­те­ли «Рос­неф­те­га­за» и BP от­ка­за­лись от ком­мен­та­ри­ев.

«Рос­нефть» – не един­ствен­ная, кто пы­та­ет­ся оспо­рить санк­ции Ев­ро­со­ю­за в мест­ных су­дах (см. врез).

У Сбер­бан­ка и «Газ­пром неф­ти» еще есть шан­сы от­сто­ять в су­дах ЕС свою по­зи­цию, ес­ли они смо­гут «от­стра­нить­ся» от де­ла «Рос­неф­ти» с точ­ки зре­ния пра­ва, по­ла­га­ет Тер­тыч­ный. Ком­па­ни­ям в лю­бом слу­чае при­дет­ся ис­поль­зо­вать иную стра­те­гию ве­де­ния су­деб­но­го спо­ра, счи­та­ет Фро­лов.

Суд ЕС, хо­тя за­ча­стую ссы­ла­ет­ся на свои же про­шлые ре­ше­ния, не обя­зан сле­до­вать им: он мо­жет как ос­но­вы­вать­ся на уже име­ю­щих­ся пре­це­ден­тах, так и со­зда­вать но­вые, под­чер­ки­ва­ет Тер­тыч­ный. Дру­гой ва­ри­ант – по­да­ча ис­ка от ли­ца ак­ци­о­не­ра или дру­гой струк­ту­ры, на­при­мер тор­го­вой «доч­ки» ком­па­нии, счи­та­ет он. Пред­ста­ви­тель «Рос­неф­ти» не ком­мен­ти­ру­ет, бу­дет ли ком­па­ния или ее до­чер­ние струк­ту­ры вновь по­да­вать ана­ло­гич­ные ис­ки в суд.-

Суд ЕС при­знал за­кон­ным дей­ствие санк­ций в от­но­ше­нии «Рос­неф­ти». Ком­па­ния счи­та­ет это ре­ше­ние по­ли­ти­зи­ро­ван­ным

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.