Ску­пая за­гра­ни­ца

Ино­стран­ные вло­же­ния в но­вые про­ек­ты в Рос­сии не вос­ста­нав­ли­ва­ют­ся. Де­кабрь­ская сдел­ка с ак­ци­я­ми «Рос­неф­ти» не при­ве­ла к по­теп­ле­нию ин­ве­сти­ци­он­но­го кли­ма­та

Vedomosti - - Деньги & власть - Джа­ко­по Дет­то­ни

Ко­гда в де­каб­ре Игорь Се­чин, несмот­ря на за­пад­ные санк­ции, до­го­во­рил­ся о про­да­же 19,5% ак­ций «Рос­неф­ти» Glencore и Qatar Investment Authority, у мно­гих по­яви­лась на­деж­да, что эта сдел­ка воз­ро­дит при­ток пря­мых ино­стран­ных ин­ве­сти­ций (ПИИ) в рос­сий­скую эко­но­ми­ку. Не вы­шло: с точ­ки зре­ния при­вле­че­ния средств в про­ек­ты с ну­ля, вло­же­ния в ко­то­рые от­сле­жи­ва­ет fDi Markets (под­раз­де­ле­ние Financial Times), Рос­сия оста­ет­ся неин­те­рес­ным ме­стом для ин­ве­сто­ров. По дан­ным fDi Markets, за­ру­беж­ные ин­ве­сти­ции в но­вые про­ек­ты упа­ли в 2016 г. до $12,9 млрд с $14,1 млрд го­дом ра­нее; ху­же бы­ло толь­ко в 2014 г., ко­гда США и ЕС вве­ли санк­ции про­тив Рос­сии.

Боль­ше всех в про­шлом го­ду в но­вые про­ек­ты в Рос­сии вло­жи­ли немец­кие ин­ве­сто­ры, сле­дом – ки­тай­цы. Глав­ные ки­тай­ские ин­ве­сто­ры – го­су­дар­ствен­ные ком­па­нии. Так, в но­яб­ре 2016 г. две «доч­ки» CNPC под­пи­са­ли с пра­ви­тель­ством Ка­бар­ди­но-Бал­ка­рии и за­во­дом чи­стых по­ли­ме­ров «Эта­на» со­гла­ше­ние о со­труд­ни­че­стве в стро­и­тель­стве за­во­да по­ли­эти­лен­те­реф­та­ла­та и те­реф­та­ле­вой кис­ло­ты.

В на­ча­ле это­го го­да ин­те­рес к Рос­сии угас: в ян­ва­ре объ­яв­ле­но все­го о пя­ти но­вых про­ек­тах на об­щую сум­му $34 млн. Это ре­корд­но низ­кий ме­сяч­ный по­ка­за­тель, сви­де­тель­ству­ют под­сче­ты fDi Markets.

В про­шлом го­ду, по дан­ным Кон­фе­рен­ции ООН по тор­гов­ле и раз­ви­тию, ПИИ в Рос­сию вы­рос­ли по­чти на 60% до $19 млрд. Но это эф­фект сдел­ки с «Рос­нефтью». Прав­да, ми­нистр эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Максим Ореш­кин под­твер­дил, что к при­ва­ти­за­ции на­зна­че­ны 25% ми­нус 1 ак­ция «Сов­ком­фло­та», а в 2017–2019 гг. мо­гут быть про­да­ны ми­но­ри­тар­ные па­ке­ты Сбер­бан­ка и ВТБ.

Эти сдел­ки воз­мож­ны, санк­ции за­пре­ща­ют лишь предо­став­лять под­пав­шим под них ком­па­ни­ям дол­го­сроч­ное фи­нан­си­ро­ва­ние. Но мно­гие за­ру­беж­ные бан­ки пред­по­чи­та­ют не участ­во­вать в сдел­ках в Рос­сии, опа­са­ясь свя­зей, пусть и кос­вен­ных, с под­пав­ши­ми под санк­ции ком­па­ни­я­ми и людь­ми.

Санк­ции не един­ствен­ное пре­пят­ствие для ино­стран­ных ин­ве­сти­ций. Об­вал цен на нефть спро­во­ци­ро­вал ре­цес­сию в 2015–2016 гг. Вос­ста­нов­ле­ние их и кур­са руб­ля поз­во­ля­ет Минэко­но­мраз­ви­тия про­гно­зи­ро­вать рост ВВП в этом го­ду на 1,5–2%. Од­на­ко и это не по­буж­да­ет ино­стран­ных ин­ве­сто­ров вкла­ды­вать день­ги в Рос­сию: она оста­ет­ся рис­ко­ван­ным ме­стом для меж­ду­на­род­но­го ка­пи­та­ла.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.