Те­не­вая нор­ма

Vedomosti - - КОММЕНТАРИИ - *Па­вел Ап­те­карь Ни­ко­лай Эп­пле

Вы­со­кая до­ля те­не­вой эко­но­ми­ки – след­ствие пло­хо­го ка­че­ства го­су­дар­ствен­ных ин­сти­ту­тов. Стрем­ле­ние го­су­дар­ства вы­ве­сти эко­но­ми­ку из те­ни за счет уже­сто­че­ния кон­тро­ля уве­ли­чи­ва­ет недо­ве­рие граж­дан и биз­не­са.

Ас­со­ци­а­ция ди­пло­ми­ро­ван­ных сер­ти­фи­ци­ро­ван­ных бух­гал­те­ров (АССА) опуб­ли­ко­ва­ла до­клад «Вый­ти из те­ни», в ко­то­ром от­ве­ла Рос­сии 4-е ме­сто по раз­ме­ру те­не­вой эко­но­ми­ки (39% ВВП, по оцен­ке ав­то­ров) по­сле Азер­бай­джа­на, Ни­ге­рии и Укра­и­ны. Оцен­ка вы­зы­ва­ет со­мне­ния, от­ме­ча­ет ди­рек­тор Цен­тра тру­до­вых ис­сле­до­ва­ний НИУ ВШЭ Вла­ди­мир Гим­пель­сон: про­из­во­ди­тель­ность тру­да в те­не­вом сек­то­ре ни­же, т. е. по­лу­ча­ет­ся, что уро­вень нефор­маль­ной за­ня­то­сти в Рос­сии вы­ше 50%.

Рос­сий­ские оцен­ки те­ни ко­леб­лют­ся око­ло циф­ры 25–30%. Чис­ло за­ня­тых в ней, по дан­ным до­кла­да ЦСР и НИУ ВШЭ, – от 20 до 33% всех ра­бот­ни­ков. Ко­ли­че­ство за­ня­тых в бе­лом кор­по­ра­тив­ном сек­то­ре в 2007–2016 гг., по дан­ным Рос­ста­та, сни­зи­лось с 38,5 млн до 34 млн, а в нефор­маль­ном сек­то­ре – вы­рос­ло с 12,9 млн до 14,8 млн. Но нефор­маль­ность не рав­на те­ни, ча­сто это са­мо­за­ня­тые граж­дане, чи­нов­ни­ки пу­та­ют эти по­ня­тия и пы­та­ют­ся вы­ве­сти из те­ни не тех.

В раз­ви­тых странах офи­ци­аль­ная за­ня­тость при­вле­ка­тель­нее нефор­маль­ной бла­го­да­ря за­щи­те прав на труд и со­ци­аль­ным га­ран­ти­ям. В Рос­сии биз­не­сме­ны и част­ные ли­ца не­ред­ко пред­по­чи­та­ют не ре­ги­стри­ро­вать­ся из­за опа­се­ния го­су­дар­ствен­но­го вме­ша­тель­ства, про­из­во­ла си­ло­ви­ков или рез­ко­го из­ме­не­ния на­ло­го­вых и иных ре­гла­мен­тов. По­пыт­ки ре­ше­ния про­бле­мы си­лой бес­пер­спек­тив­ны из-за вы­со­ко­го уров­ня кор­руп­ции.

До­клад АССА ин­те­ре­сен оцен­кой об­щих пер­спек­тив раз­ви­тия те­ни. Ро­сту те­не­вой ак­тив­но­сти бу­дут спо­соб­ство­вать раз­ви­тие эко­но­ми­ки сов­мест­но­го поль­зо­ва­ния (sharing economy), уве­ли­че­ние из­дер­жек ма­ло­го биз­не­са, рост нефор­маль­ной за­ня­то­сти, раз­ви­тие сер­ви­сов и тех­но­ло­гий, поз­во­ля­ю­щих из­бе­гать фор­маль­ной от­чет­но­сти, ка­на­лов про­даж и пла­те­жей.

Тех­но­ло­ги­че­ский про­гресс мо­жет и спо­соб­ство­вать вы­ве­де­нию биз­не­са из те­ни – пре­кра­ще­ние хож­де­ния на­лич­ных де­нег и ав­то­ма­ти­за­ция тран­зак­ций упро­стят от­сле­жи­ва­ние неофи­ци­аль­ных по­то­ков.

Са­мо пред­став­ле­ние о те­не­вой эко­но­ми­ке бу­дет стре­ми­тель­но ме­нять­ся, пре­вра­ща­ясь из по­лу­кри­ми­наль­ной де­я­тель­но­сти в один из ва­ри­ан­тов нор­мы. В этой си­ту­а­ции спо­соб­но­сти го­су­дар­ства при­ну­ди­тель­но вы­тас­ки­вать биз­нес из те­ни бу­дут со­кра­щать­ся и все боль­шее зна­че­ние бу­дут при­об­ре­тать ва­ри­ан­ты вза­и­мо­вы­год­но­го вза­и­мо­дей­ствия тех и дру­гих.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.