Как со­ци­аль­ные се­ти кон­флик­ту­ют с кор­по­ра­тив­ной куль­ту­рой

Vedomosti - - КОМПАНИИ И РЫНКИ - Еле­на Го­ре­ло­ва Алек­сей По­ло­ро­тов

Ви­юне Pr-директор «Ме­га­фо­на» Петр Ли­дов опуб­ли­ко­вал пре­не­бре­жи­тель­ный твит о несо­вер­шен­но­лет­них участ­ни­ках ак­ций про­те­ста. По­сле это­го «Ве­до­мо­стям» ста­ло из­вест­но, что он уволь­ня­ет­ся из ком­па­нии. К Pr-ди­рек­то­ру у ру­ко­вод­ства ком­па­нии и рань­ше бы­ли пре­тен­зии и твит стал по­след­ней кап­лей, го­во­ри­ли источники. Сам Ли­дов на­пи­сал в Facebook, что это «чушь про­цен­тов на 80». Ген­ди­рек­тор «Ме­га­фо­на» Сер­гей Сол­да­тен­ков объ­яс­нил уволь­не­ние Ли­до­ва его же­ла­ни­ем пе­рей­ти на дру­гую ра­бо­ту.

Это не пер­вый гром­кий слу­чай уволь­не­ния со­труд­ни­ка по­сле со­мни­тель­ных вы­ска­зы­ва­ний в соц­се­тях. 22 июня ра­бо­ты ли­ши­лась Ан­на Лю­без­но­ва, со­труд­ник пресс­служ­бы мин­здра­ва Астра­хан­ской об­ла­сти. На­ка­нуне в Facebook она про­ком­мен­ти­ро­ва­ла пост о сбо­ре де­нег для тя­же­ло­боль­ной де­вуш­ки. Она на­пи­са­ла, что необ­хо­ди­мые для ле­че­ния од­но­го че­ло­ве­ка 30 млн руб. – слиш­ком боль­шая сум­ма и ее мог­ло бы хва­тить на жи­лье для 12 се­мей в Астра­ха­ни. На сле­ду­ю­щий день ее уво­ли­ли. В мин­здра­ве об­ла­сти от­кре­сти­лись от ком­мен­та­рия Лю­без­но­вой, за­явив, что вы­ска­зы­ва­ние по по­во­ду па­ци­ент­ки – ее лич­ная точ­ка зре­ния, а не ми­ни­стер­ства.

В Рос­сии уча­сти­лись слу­чаи уволь­не­ния со­труд­ни­ков из-за со­об­ще­ний в соц­се­тях, зна­ет Та­тья­на Ни­ко­ла­ен­ко, ру­ко­во­ди­тель прак­ти­ки тру­до­во­го пра­ва ком­па­нии «Хре­нов и парт­не­ры». Ра­бо­то­да­те­ли счи­та­ют, что сво­и­ми некор­рект­ны­ми вы­ска­зы­ва­ни­я­ми со­труд­ни­ки под­ры­ва­ют имидж ком­па­нии и на­но­сят вред биз­не­су, уточ­ня­ет юрист.

В Рос­сии уча­сти­лись слу­чаи уволь­не­ния со­труд­ни­ков из-за со­об­ще­ний в соц­се­тях. Со­труд­ни­ки и ра­бо­то­да­те­ли не мо­гут до­го­во­рить­ся, где грань меж­ду лич­ным и пуб­лич­ным

ПО­ЛИ­ТИ­КА МОЛЧАНИЯ

У 51% рос­сий­ских ком­па­ний есть глас­ные или неглас­ные пра­ви­ла по­ве­де­ния в соц­се­тях, по­ка­зал опрос Superjob. Ес­ли со­труд­ник нега­тив­но от­зы­ва­ет­ся о ком­па­нии в соц­се­тях, го­во­рит, что нена­ви­дит ра­бо­ту, его на­до уволь­нять, это вре­дит биз­не­су, счи­та­ет директор It-ком­па­нии Social Data Hub Ар­тур Ха­чу­ян. В ко­дек­се де­ло­во­го по­ве­де­ния и эти­ки ком­па­нии МТС да­же пе­ре­чис­ле­ны те­мы, ком­мен­ти­ро­вать ко­то­рые со­труд­ни­кам стро­го за­пре­ще­но. Это тех­ни­че­ские неис­прав­но­сти се­ти, бил­лин­га, услуг МТС, пуб­лич­ные из­ви­не­ния, от­но­ше­ния с го­сор­га­на­ми, дей­ствия вла­сти и кон­ку­рен­тов, вы­ска­зы­ва­ния о кли­ен­тах и лич­ной жиз­ни со­труд­ни­ков.

По дан­ным Superjob, каж­дая чет­вер­тая ком­па­ния тре­бу­ет от со­труд­ни­ков со­блю­де­ния ком­мер­че­ской тай­ны. 18% оза­бо­че­ны мо­раль­но-эти­че­ским об­ли­ком пер­со­на­ла: сле­дят за кор­рект­но­стью вы­ска­зы­ва­ний, нецен­зур­ны­ми вы­ра­же­ни­я­ми и от­кро­вен­ны­ми фо­то. 16% за­пре­ща­ют нега­тив­ные ком­мен­та­рии о ком­па­нии, кол­ле­гах,

ру­ко­вод­стве и кли­ен­тах. А еще у 5% под за­пре­том лю­бые по­сты о ра­бо­то­да­те­ле.

В пи­во­ва­рен­ной ком­па­нии «Сан ин­бев» есть це­лая по­ли­ти­ка, ре­гу­ли­ру­ю­щая по­ве­де­ние в соц­се­тях. При при­е­ме на ра­бо­ту каж­до­го со­труд­ни­ка с ней зна­ко­мят, рас­ска­зы­ва­ет Ораз Дур­ды­ев, директор по кор­по­ра­тив­ным от­но­ше­ни­ям и пра­во­вым во­про­сам «Сан ин­бев». Вво­дя пра­ви­ла, ком­па­ния стре­ми­лась сни­зить риск то­го, что мне­ние со­труд­ни­ка бу­дут при­ни­мать за офи­ци­аль­ную по­зи­цию ком­па­нии. Со­глас­но этим пра­ви­лам, пе­ред тем как опуб­ли­ко­вать что-то в соц­се­тях, сто­ит по­ду­мать, как это от­ра­зит­ся на ре­пу­та­ции, сто­и­мо­сти брен­дов. Прав­да, эта по­ли­ти­ка – все­го лишь ре­ко­мен­да­ции и не огра­ни­чи­ва­ет са­мо­вы­ра­же­ние со­труд­ни­ков, го­во­рит Дур­ды­ев.

Та­кие пра­ви­ла в круп­ных пуб­лич­ных ком­па­ни­ях долж­ны быть обя­за­тель­ны­ми, а ес­ли они но­сят ре­ко­мен­да­тель­ный ха­рак­тер, то хо­ро­ши до пер­во­го се­рьез­но­го кон­флик­та, счи­та­ет Ара­мис Ка­ри­мов, ген­ди­рек­тор кон­сал­тин­го­вой ком­па­нии Mr. Hunt. Ведь лю­бой про­мах со­труд­ни­ка мо­жет бро­сить тень на всю ком­па­нию, по­вли­ять на це­ну ак­ций, от­пуг­нуть кли­ен­тов, уточ­ня­ет он.

УВО­ЛИ­ЛИ ЗА РО­МАН

Пра­ви­ла по­ве­де­ния со­труд­ни­ков в соц­се­тях мо­гут про­ти­во­ре­чить ста­тье 3 Тру­до­во­го ко­дек­са, го­во­рит Ни­ко­ла­ен­ко. Ста­тья пря­мо за­пре­ща­ет дис­кри­ми­на­цию из-за при­над­леж­но­сти ра­бот­ни­ка к об­ще­ствен­ным объ­еди­не­ни­ям или со­ци­аль­ным груп­пам и по дру­гим при­чи­нам, не свя­зан­ным с его де­ло­вы­ми ка­че­ства­ми. Тем не ме­нее до­ка­зать факт дис­кри­ми­на­ции в су­деб­ных кон­флик­тах со­труд­ни­кам бы­ва­ет слож­но. Но са­мые на­стой­чи­вые до­хо­дят до су­да.

На­при­мер, в 2016 г. пре­по­да­ва­тель Ураль­ско­го го­су­дар­ствен­но­го эко­но­ми­че­ско­го уни­вер­си­те­та про­иг­ра­ла иск о том, что ее неза­кон­но уво­ли­ли за на­пи­сан­ный ею ро­ман, ко­то­рый она опуб­ли­ко­ва­ла в соц­се­ти «В кон­так­те». В 2016 г. Сверд­лов­ский об­ласт­ной суд рас­смот­рел ее жа­ло­бу, из ко­то­рой сле­ду­ет, что она ра­бо­та­ла в университете, но ей не про­дли­ли сроч­ный до­го­вор из­за ее ли­те­ра­тур­ных опы­тов в се­ти. Она тре­бо­ва­ла вос­ста­но­вить ее на ра­бо­те и вы­пла­тить ком­пен­са­цию. Ра­бо­то­да­тель смог до­ка­зать, что не на­ру­шал прав со­труд­ни­цы. Да­ле­ко не все­гда ра­бот­ник мо­жет убе­дить суд, что был уво­лен из-за ак­тив­но­сти в ин­тер­не­те. По­ни­мая неза­кон­ность та­ко­го уволь­не­ния, ра­бо­то­да­тель на­хо­дит дру­гие при­чи­ны: ре­гу­ляр­ные опоз­да­ния со­труд­ни­ка или утра­ту к нему до­ве­рия, по­яс­ня­ет Ни­ко­ла­ен­ко. Ес­ли в ком­па­нии есть пра­ви­ла, за­пре­ща­ю­щие под­ни­мать ка­кие-то те­мы в се­ти, и со­труд­ник был озна­ком­лен с ни­ми, а про­це­ду­ра уволь­не­ния стро­го со­блю­де­на, ра­бо­то­да­тель вы­иг­ры­ва­ет в су­де. В про­тив­ном слу­чае его бы вы­иг­рал ра­бот­ник, до­ка­зав, что его ак­тив­ность в соц­се­тях – его лич­ное де­ло и ком­па­ния ее не за­пре­ща­ла.

Но пре­ду­пре­дить все рис­ки с по­мо­щью эти­че­ских ко­дек­сов не­воз­мож­но, счи­та­ет Ка­ри­мов. Как, на­при­мер, мож­но преду­га­дать, что со­труд­ник опуб­ли­ку­ет ро­ман с вы­мыш­лен­ны­ми пер­со­на­жа­ми, ко­то­рый по­ро­чит ре­пу­та­цию ра­бо­то­да­те­ля? По его мне­нию, гром­кие скан­да­лы долж­ны по­ро­дить но­вую про­фес­сию – ну­жен спе­ци­а­лист по эти­ке, ко­то­рый бу­дет пре­ду­пре­ждать та­кие кон­флик­ты. Сей­час непо­нят­но, кто их дол­жен га­сить – Hr-ме­не­дже­ры, пресс-служ­ба или от­дел без­опас­но­сти, за­ме­чет он.

ЛИЧ­НОЕ И ПУБЛИЧНОЕ

39% рос­сий­ских ра­бо­то­да­те­лей не вво­дят пра­вил по­ве­де­ния в се­ти, по дан­ным Superjob. Ос­но­ва­тель It-ком­па­нии Hard & Soft Group Сер­гей Са­вин ни­ка­ких за­пре­тов для под­чи­нен­ных то­же не уста­нав­ли­вал, и, по его сло­вам, за 20 лет се­те­вых кон­флик­тов не бы­ло. По его мне­нию, неболь­шим ком­па­ни­ям вы­год­нее да­вать лю­дям пол­ную сво­бо­ду сло­ва, но при этом сле­дить за их по­ве­де­ни­ем в се­ти – так во­вре­мя мож­но по­нять, что с че­ло­ве­ком что-то не так, и при­нять ме­ры, уточ­ня­ет он.

В ком­па­нии «Си­ти – XXI век» есть неглас­ные пра­ви­ла: со­блю­дать эти­че­ские нор­мы, не ха­мить. «По­ли­ти­че­ские и ре­ли­ги­оз­ные взгля­ды со­труд­ни­ка – тер­ри­то­рия, втор­гать­ся на ко­то­рую мы не име­ем пра­ва», – убеж­де­на На­та­лья Пе­ре­пе­ли­ца, за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра по пер­со­на­лу «Си­ти – XXI век». Но ес­ли че­ло­век ве­дет се­бя слиш­ком эмо­ци­о­наль­но, оскорб­ля­ет дру­гих или как-то де­мон­стри­ру­ет неадек­ват­ность – это по­вод за­ду­мать­ся, го­во­рит она.

Твит не мо­жет быть по­во­дом для уволь­не­ния, убеж­ден вла­де­лец те­ле­ка­на­ла «Дождь» Алек­сандр Ви­но­ку­ров. Он не раз рас­стра­и­вал­ся из-за по­стов со­труд­ни­ков в соц­се­тях, но вос­пи­та­тель­ных бе­сед с ни­ми ни­ко­гда не про­во­дил. Сам он ста­ра­ет­ся быть этич­ным и кор­рект­ным в соц­се­тях: «Нуж­но не за­бы­вать, что мой пост про­чи­та­ют на­ши под­пис­чи­ки – чи­та­те­ли и зри­те­ли – и что они не при­мут оправ­да­ний вро­де «я со­всем не журналист» или «я здесь не тот, что на ра­бо­те».

Со­труд­ни­ков, ко­то­рые не за­ду­мы­ва­ют­ся о по­след­стви­ях сво­их по­стов в соц­се­тях, за по­след­ние три го­да в Рос­сии ста­ло мень­ше, за­ме­ча­ет опе­ра­ци­он­ный директор агент­ства Penny Lane Personnel Та­тья­на Ку­ран­то­ва. В 2014 г. та­ких бы­ло 60%, а сей­час – 10–15%. Од­на­ко об­ще­ство ни­как не опре­де­лит­ся, где про­ве­сти ра­зум­ную грань меж­ду лич­ным и кор­по­ра­тив­ным, и так бу­дет до тех пор, по­ка глав­ной ра­бо­чей си­лой не ста­нет по­ко­ле­ние, вы­рос­шее в эпо­ху рас­цве­та со­ци­аль­ных ме­диа, за­ме­чет Иван Тютюн­джи, ру­ко­во­ди­тель Pr-служ­бы Headhunter. Эти лю­ди луч­ше уме­ют са­мо­вы­ра­жать­ся пуб­лич­но, не вре­дя ком­па­нии.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.