Не­увя­да­ю­щий го­лос

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Гю­ля­ра Са­дых-за­де

Ви­зи­ты Пла­си­до До­мин­го в Пе­тер­бург, на фе­сти­валь «Звез­ды бе­лых но­чей», по­хо­же, ста­но­вят­ся тра­ди­ци­ей. В про­шлом го­ду он впе­чат­ля­ю­ще спел пар­тию Си­мо­на Бок­ка­не­гры в од­но­имен­ной опе­ре Вер­ди и спу­стя день про­ди­ри­жи­ро­вал «Тра­виа­той». В этом го­ду – еще бо­лее впе­чат­ля­ю­ще, с мо­ло­дым пы­лом про­вел пар­тию Мак­бе­та – то­же в од­но­имен­ной опе­ре то­го же ком­по­зи­то­ра, а спу­стя день До­мин­го уже сто­ял за пуль­том ма­ри­ин­ско­го ор­кест­ра, ди­ри­жи­руя «Тру­ба­ду­ром» все то­го же Вер­ди. И хо­тя спек­такль про­шел от­нюдь не иде­аль­но – осо­бен­но раз­дра­жа­ли неук­лю­жие хо­ры, каж­дый раз всту­пав­шие нев­по­пад, – в це­лом энер­ге­ти­ки и драй­ва До­мин­го бы­ло не за­ни­мать.

В ис­то­рии опе­ры неча­сто встре­тишь пев­цов, сов­ме­ща­ю­щих ак­тив­ные вы­ступ­ле­ния на сцене с пол­но­цен­ной ди­ри­жер­ской де­я­тель­но­стью. По­жа­луй, До­мин­го – един­ствен­ный, ко­му это уда­лось. Воз­мож­но, по­то­му что он не про­сто ве­ли­кий пе­вец, но еще и очень хо­ро­ший му­зы­кант. Жизнь предо­ста­ви­ла ему карт-бланш, ко­гда он воз­гла­вил Опе­ру Лос-ан­дже­ле­са в ка­че­стве худру­ка и по­лу­чил воз­мож­ность ди­ри­жи­ро­вать и от­та­чи­вать ди­ри­жер­ские на­вы­ки. Но, по прав­де го­во­ря, ди­ри­жи­ро­вать он на­чал го­раз­до рань­ше: пе­тер­бурж­цы пом­нят, как он про­вел «Аи­ду» еще в кон­це 90-х.

С го­да­ми темб­ро­вые ха­рак­те­ри­сти­ки го­ло­са До­мин­го из­ме­ни­лись; его те­нор ста­но­вил­ся тем­нее, гу­ще, диа­па­зон по­сте­пен­но сме­щал­ся в ба­ри­то­наль­ную об­ласть. Так ча­сто слу­ча­ет­ся с воз­рас­том: вот и Ан­на Нет­реб­ко пре­вра­ти­лась из ко­ло­ра­тур­но­го со­пра­но в дра­ма­ти­че­ское. В слу­чае с До­мин­го по­ра­жа­ет дру­гое: пе­ре­ход к ба­ри­то­наль­но­му ре­пер­ту­а­ру он осу­ще­ствил уже в очень зре­лом воз­расте, при­бли­жа­ясь к 70 го­дам. И пер­вой ба­ри­то­наль­ной пар­ти­ей, спе­той в 2009 г., стал Си­мон Бок­ка­не­гра.

Се­го­дня гра­фи­ку вы­ступ­ле­ний Пла­си­до До­мин­го мо­гут по­за­ви­до­вать мо­ло­дые: он весь­ма на­пря­жен­ный. За по­след­ние два-три се­зо­на До­мин­го спел пар­тии На­бук­ко, Род­ри­го из «До­на Кар­ло­са», Жор­жа Жер­мо­на, Мак­бе­та. Ны­неш­ним ле­том к спис­ку ста­тус­ных вер­ди­ев­ских пар­тий при­ба­вит­ся пар­тия Фран­че­ско Фос­ка­ри из опе­ры «Двое Фос­ка­ри». Лет пять то­му на­зад До­мин­го по­про­бо­вал се­бя в ба­роч­ном ре­пер­ту­а­ре, спев тра­ги­че­скую пар­тию Ба­язе­та в опе­ре Ген­де­ля «Та­мер­лан» в Зальц­бур­ге. Не да­лее как в сен­тяб­ре он со­би­ра­ет­ся по­вто­рить этот экс­тре­маль­ный опыт на сцене Ла Ска­ла.

До­мин­го уже неод­но­крат­но до­ка­зал, что в но­вом ам­плуа бла­го­род­ных от­цов, пра­ви­те­лей и зло­де­ев и в но­вом ба­ри­то­наль­ном ре­пер­ту­а­ре го­лос его зву­чит столь же вы­ра­зи­тель­но и на­пол­нен­но, как и в бы­лые вре­ме­на, ко­гда он был те­но­ром. Не­взи­рая да­же на пе­ри­о­ди­че­ски слу­ча­ю­щи­е­ся до­сад­ные сбои – в 2014 г. в Зальц­бур­ге он не смог со­вла­дать с пар­ти­ей ди Лу­ны в «Тру­ба­ду­ре» и был вы­нуж­ден от­ме­нить по­сле­ду­ю­щие вы­ступ­ле­ния.

Но куль­ту­ра пе­ния, есте­ствен­ность и пла­стич­ность зву­ко­ве­де­ния и фра­зи­ров­ки, от­кры­тая и яр­кая эмо­ци­о­наль­ность, иде­аль­но под­хо­дя­щая имен­но для опер Вер­ди, ис­крен­ность и непо­сред­ствен­ность пе­ре­жи­ва­ния му­зы­ки ни­ку­да не де­лись – это неотъ­ем­ле­мое свой­ство До­мин­го. И се­го­дня го­лос 76-лет­не­го пев­ца зву­чит уди­ви­тель­но све­жо, как 30 и 40 лет то­му на­зад.

Это по­хо­же на чу­до: не так уж гиб­ко и по­слуш­но по­груз­нев­шее те­ло, не так уж креп­ко и уве­рен­но дер­жат но­ги – за­мет­но, что пев­цу труд­но опус­кать­ся на ко­ле­ни и еще труд­нее вста­вать с них. Но го­лос ги­бок и по­слу­шен на­ме­ре­ни­ям пев­ца, как преж­де; вре­мя по­ща­ди­ло его глав­ный дар, слов­но обе­ре­гая от тле­ния и убы­ли.

Спек­такль «Мак­бет», по­став­лен­ный Дэ­ви­дом Ма­к­ви­ка­ром в 2003 г., вы­дер­жан в эс­те­ти­ке ни­ще­ты. Сце­на прак­ти­че­ски пу­ста и рас­кры­та во всю глу­би­ну до даль­ней сте­ны, так что ста­но­вят­ся вид­ны

кир­пич­ная клад­ка, подъ­ем­ник и за­пы­лен­ное ок­но, смот­ря­щее в ни­ку­да. Де­ко­ра­ций нет; пред­мет­ной сре­ды ни­ка­кой, ес­ли не счи­тать длин­но­го сто­ла, опус­ка­ю­ще­го­ся на тро­сах, в сцене пир­ше­ства. Нет да­же ведь­мин­ско­го кот­ла, в ко­то­ром кло­ко­чет и бур­лит ад­ское ва­ре­во; вме­сто него – люк по­сре­ди сце­ны, под­све­чен­ный сни­зу. Един­ствен­ный эле­мент, слег­ка ожив­ля­ю­щий дей­ствие, – опус­ка­ю­щий­ся с ко­лос­ни­ков ги­гант­ский тре­уголь­ник: то ли обуг­лен­ный кло­чок пись­ма, то ли лез­вие ги­льо­ти­ны, по­вис­шей над го­ло­ва­ми ге­ро­ев.

Скуд­ное мо­но­хром­ное оформ­ле­ние Та­ни Мак­кал­лин в ду­хе го­ти­че­ских ужа­сти­ков под­черк­ну­то ас­ке­тич­но. Но что ка­са­ет­ся ми­зан­сце­ни­ро­ва­ния, в осо­бен­но­сти мас­со­вых сцен пи­ра, бит­вы и ведь­мин­ских хо­ро­во­дов, то се­го­дня, как и 15 лет на­зад, они изум­ля­ют неизоб­ре­та­тель­но­стью раз­вод­ки. Па­ра лох­ма­тых ведь­мо­чек вы­ле­за­ет из лю­ка; осталь­ные вы­пол­за­ют из ку­лис. Ба­ле­та нет; вме­сто него – бес­фор­мен­ное то­по­та­ние ведь­мов­ско­го ша­ба­ша, сби­тое в ку­чу. Бир­нам­ский лес пред­став­лен тре­мя ку­цы­ми зе­ле­ны­ми ве­точ­ка­ми в ру­ках от­ро­ков – как бы уби­ен­ных де­тей Мак­дуф­фа.

Сце­на с при­зра­ка­ми про­шло­го и бу­ду­ще­го ре­ше­на су­гу­бо про­за­и­че­ски и ли­ше­на фан­та­сти­че­ско­го оре­о­ла. Раз­ве что при­зрак окро­вав­лен­но­го Бан­ко (эту пар­тию гу­стым, смач­ным ба­сом спел Ми­ха­ил Пет­рен­ко), ше­ству­ю­ще­го по пир­ше­ствен­но­му сто­лу, про­из­во­дит впе­чат­ле­ние.

Од­на­ко для вы­да­ю­щих­ся пев­цов, уме­ю­щих «дер­жать сце­ну», неброс­кое фо­но­вое оформ­ле­ние как раз вы­год­но: им есть где раз­вер­нуть­ся. Рав­но­ве­ли­кой парт­нер­шей До­мин­го ста­ла Ека­те­ри­на Се­мен­чук – Ле­ди Мак­бет. Оба пев­ца – мощ­ные лич­но­сти, ха­риз­ма­ти­ки, с за­шка­ли­ва­ю­ще вы­со­ким уров­нем ак­тер­ской энер­гии. Их сов­мест­ное су­ще­ство­ва­ние на сцене ста­ло глав­ным со­бы­ти­ем спек­так­ля; силь­ные го­ло­са с лег­ко­стью за­пол­ня­ли ку­ба­ту­ру за­ла, про­би­вая ту­гую аку­сти­ку ис­то­ри­че­ской сце­ны Ма­ри­ин­ки. Пар­тия Ле­ди Мак­бет, на­пи­сан­ная в рас­че­те на дра­ма­ти­че­ское со­пра­но, ока­за­лась впо­ру Се­мен­чук, хо­тя по ха­рак­те­ри­сти­кам го­ло­са и диа­па­зо­ну она ти­пич­ное мец­цо. Мрач­ная одер­жи­мость и гор­де­ли­вая ко­ро­лев­ская осан­ка вку­пе с ро­ко­вы­ми, нут­ря­ны­ми, влаж­но виб­ри­ру­ю­щи­ми ни­за­ми и зве­ня­щи­ми ста­лью вер­ха­ми – это бы­ло иде­аль­ное по­па­да­ние в ха­рак­тер и в пар­тию. В ро­ли Ле­ди Мак­бет Се­мен­чук ока­за­лась столь же убе­ди­тель­ной и неисто­вой, как и в пар­тии цы­ган­ки Азу­че­ны в «Тру­ба­ду­ре» – спек­так­ле, ко­то­рый вел в ка­че­стве ди­ри­же­ра ее недав­ний парт­нер по сцене Пла­си­до До­мин­го.-

Пла­си­до До­мин­го спел и про­ди­ри­жи­ро­вал на фе­сти­ва­ле «Звез­ды бе­лых но­чей» в Петербурге. 76-лет­ний ар­тист по-преж­не­му мо­лод

/ ВАЛЕНТИН БАРАНОВСКИЙ

Шекс­пи­ров­ская роль Мак­бе­та, ко­в­дор­ско­го та­на, укра­ша­ет ре­пер­ту­ар Пла­си­до До­мин­го

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.