Тан­цы с за­сту­па­ми и без

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Ан­на Га­лай­да

В Пе­тер­бур­ге про­хо­дит фе­сти­валь Open Look, со­брав­ший и звезд, и тем­ных ло­ша­док со­вре­мен­но­го тан­ца

Ны­неш­ний Open Look стар­то­вал мас­со­вой танц­про­гул­кой по го­ро­ду, в ко­то­рой сме­ша­лись про­фес­си­о­наль­ные тан­цов­щи­ки, зри­те­ли, слу­чай­ные про­хо­жие. Спек­такль Dancewalk швей­цар­ской труп­пы Neopost Foofwa до Пе­тер­бур­га уже по­бы­вал в Кейп­та­уне, на швей­цар­ских по­лях и пло­ща­ди пе­ред па­риж­ской Opera. Но пред­ста­вить его в Лет­нем са­ду и его окрест­но­стях еще недав­но бы­ло невоз­мож­но: Пе­тер­бург от­тор­гал лю­бую по­пыт­ку хо­рео­гра­фи­че­ско­го мыш­ле­ния, аль­тер­на­тив­ную клас­си­че­ско­му ба­ле­ту, ми­ро­вой сто­ли­цей ко­то­ро­го го­род се­бя счи­та­ет. Фе­сти­валь Open Look при­ло­жил нема­ло уси­лий для то­го, что­бы жанр со­вре­мен­но­го тан­ца в Пе­тер­бур­ге все же уко­ре­нил­ся. За 19 лет он вы­рос из по­лу­под­поль­но­го и по­лу­са­мо­де­я­тель­но­го ме­ро­при­я­тия в важ­ное и ам­би­ци­оз­ное со­бы­тие, в ко­то­ром участ­во­ва­ли Ни­дер­ланд­ский те­атр тан­ца и из­ра­иль­ская Kibbutz Dance Company. Те­перь в те­че­ние 10 июль­ских дней устра­и­ва­ют пер­фор­ман­сы, лек­ции и встре­чи с хо­рео­гра­фа­ми, смот­рят филь­мы о тан­це и за­пи­си спек­так­лей, в ре­пе­ти­ци­он­ных за­лах идут ма­стер-клас­сы ве­ду­щих пе­да­го­гов, а по ве­че­рам пуб­ли­ка ми­гри­ру­ет по за­лам и эта­жам Но­вой сце­ны Алек­сандрин­ско­го те­ат­ра, где один спек­такль пе­ре­те­ка­ет в дру­гой.

Сре­ди участ­ни­ков это­го го­да то­же есть клас­си­ки. Фе­сти­валь бу­дет за­кры­вать бель­гий­ская ком­па­ния Ultima Vez ле­ген­дар­но­го Ви­ма Ван­де­кей­бу­са, ко­то­рый дав­но не был в Рос­сии. Уже пред­ста­вил свою недав­нюю пре­мье­ру «Пен­зум» венгр Жо­зеф Надж. Он про­сла­вил­ся уме­ни­ем вы­се­кать ат­мо­сфе­ру – то гне­ту­щую, то та­я­щую опас­ность, то про­свет­лен­ную – из бы­то­вых ма­ло­зна­чи­тель­ных дви­же­ний. В «Пен­зу­ме» их ду­эт с кон­тра­ба­сист­кой и ком­по­зи­то­ром Жо­эль Ле­андр ока­зал­ся ин­те­рес­ным не про­ис­хо­дя­щим на сцене (впро­чем, воз­ни­ка­ю­щее в про­цес­се спек­так­ля изоб­ра­же­ние неко­е­го кры­ла­то­го на­се­ко­мо­го мо­жет за­ин­те­ре­со­вать му­зеи со­вре­мен­но­го ис­кус­ства). Он за­по­ми­на­ет­ся прак­ти­че­ски не про­ры­ва­ю­щей­ся в спек­такль ис­то­ри­ей, по­слу­жив­шей им­пуль­сом для со­зда­ния это­го воп­ля оди­но­че­ства и от­ча­я­нья, в ко­то­рых че­ло­век уяз­вим, как чле­ни­сто­но­гое. Она взя­та из днев­ни­ков Йо­же­фа Ат­ти­лы. Та­лант­ли­вый по­эт на­ча­ла ХХ в. стра­дал от де­прес­сии, нераз­де­лен­ной люб­ви к соб­ствен­но­му пси­хо­те­ра­пев­ту и по­кон­чил с жиз­нью под ко­ле­са­ми по­ез­да.

Кон­тра­стом ме­ди­та­тив­но­му спек­так­лю На­д­жа и Ле­андр ока­за­лась по­ста­нов­ка «По­взрос­лев­шие» дру­го­го ма­сте­ра – фин­на Те­ро Са­ари­не­на, при­ду­ман­ная для се­мер­ки тан­цов­щи­ков-муж­чин. Зре­лые и юные, хруп­кие и мощ­ные, блон­ди­ны и брю­не­ты, бри­тые и длин­но­во­ло­сые, име­ю­щие клас­си­че­скую ба­лет­ную ба­зу и про­вед­шие дет­ство во дво­рах – все они су­ще­ству­ют в кол­лек­ти­ве. Са­ари­нен хо­рош уме­ни­ем со­зда­вать слож­ные мас­со­вые ком­по­зи­ции. Но в спек­так­ле каж­дый тан­цов­щик вы­ла­мы­ва­ет­ся из общ­но­сти сво­ей непо­хо­же­стью, и хо­рео­граф для каж­до­го при­ду­мы­ва­ет ин­ди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ван­ное со­ло.

Но лю­бой фе­сти­валь хо­рош не толь­ко ма­сто­дон­та­ми жан­ра, но и от­кры­ти­я­ми, ко­то­рые с ним свя­за­ны. В этот раз на эту роль пре­тен­ден­тов ока­за­лось нема­ло. Об­ла­да­те­лем во­об­ра­жа­е­мо­го при­за зри­тель­ских сим­па­тий стал мо­но­спек­такль «Хо­ре­о­хро­ни­ки» (CONDANCED Histories) швей­цар­ско­го тан­цов­щи­ка и хо­рео­гра­фа Фу­фуа д’имо­би­ли­те. Ино­гда точ­но, ино­гда весь­ма при­бли­зи­тель­но, но все­гда за­бав­но на про­тя­же­нии двух с по­ло­ви­ной ча­сов он не толь­ко пе­ре­ска­зы­ва­ет, но и ил­лю­стри­ру­ет те­лом ис­то­рию тан­ца – от «Спя­щей кра­са­ви­цы» Пе­ти­па до Пи­ны Ба­уш, Три­ши Бра­ун и дру­гих ге­ро­ев на­ше­го вре­ме­ни.

На роль от­кры­тия мо­жет пре­тен­до­вать и Джим Де Блок, при­е­хав­ший на фе­сти­валь с ма­стер-клас­са­ми и по­ка­зав­ший свое со­ло «Ар­хив­ные на­брос­ки». Его те­ло – ред­кий про­фес­си­о­наль­ный ап­па­рат, в ко­то­ром сплав раз­ных тех­ник со­вре­мен­но­го тан­ца на­сло­ен на ба­зу клас­си­че­ско­го тан­ца. Это тот ин­стру­мент, ко­то­рый не фаль­ши­вит, не врет и поз­во­ля­ет хо­рео­гра­фу Де Бло­ку вы­ра­зить мысль и чув­ства толь­ко тан­цем, без мод­ных за­сту­пов на тер­ри­то­рию со­пре­дель­ных ис­кусств.-

/ ДА­РЬЯ ПОПОВА

«По­взрос­лев­шие» Те­ро Са­ари­не­на и раз­ные, и по­хо­жие

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.