За­пла­тить за банк­ро­та

Рис­ки для биз­не­са при банк­рот­стве мо­гут вы­рас­ти – по­явят­ся но­вые по­во­ды взыс­ки­вать дол­ги с вла­дель­цев и ди­рек­то­ров ком­па­ний

Vedomosti - - ДЕНЬГИ & ВЛАСТЬ - Ели­за­ве­та Ба­за­но­ва

оправ­ки в за­кон о банк­рот­стве Минэко­но­мраз­ви­тия раз­ра­бо­та­ло и внес­ло в ка­би­нет ми­ни­стров ко вто­ро­му чте­нию пра­ви­тель­ствен­но­го за­ко­но­про­ек­та. Оно пред­ла­га­ет уточ­нить опре­де­ле­ние кон­тро­ли­ру­ю­ще­го ли­ца и ос­но­ва­ния для при­вле­че­ния его к суб­си­диар­ной от­вет­ствен­но­сти.

В зоне рис­ка ока­зы­ва­ют­ся лю­ди или ком­па­нии, ко­то­рые за три го­да до воз­ник­но­ве­ния при­зна­ков банк­рот­ства мог­ли вли­ять на ра­бо­ту долж­ни­ка – на­при­мер, на усло­вия его сде­лок. Кон­тро­ли­ру­ю­щи­ми ли­ца­ми та­к­же мо­гут быть при­зна­ны род­ствен­ни­ки долж­ни­ка, глав­ный бух­гал­тер или фи­нан­со­вый ди­рек­тор ком­па­нии. Сей­час у су­дей нет чет­ких кри­те­ри­ев, что­бы при­вле­кать к суб­си­диар­ной от­вет­ствен­но­сти, го­во­рит парт­нер KPMG Ан­тон Зы­ков. Ес­ли они по­явят­ся, то при­влечь к суб­си­диар­ной от­вет­ствен­но­сти но­ми­наль­но­го ди­рек­то­ра уже не по­лу­чит­ся.

Су­ды все ак­тив­нее при­вле­ка­ют к от­вет­ствен­но­сти лиц, кон­тро­ли­ро­вав­ших банк­ро­та: в I квар­та­ле 2017 г. – в 3 ра­за боль­ше, чем го­дом ра­нее. Но слу­ча­ет­ся, что на лю­дей пе­ре­кла­ды­ва­ют дол­ги толь­ко по­то­му, что им при­над­ле­жа­ло боль­ше по­ло­ви­ны ком­па­нии, рас­ска­зы­ва­ет Зы­ков. Су­деб­ная прак­ти­ка неод­но­знач­на, со­глас­на Юлия Ли­тов­це­ва из «Пе­пе­ля­ев групп», по-преж­не­му мно­го во­про­сов – на­при­мер, как оце­нить вклад каж­до­го из ди­рек­то­ров, ра­бо­тав­ших два го­да до банк­рот­ства ком­па­нии.

Боль­ше воз­ник­нет по­во­дов при­влечь к суб­си­диар­ной от­вет­ствен­но­сти. На­при­мер, ес­ли кон­тро­ли­ру­ю­щий ком­па­нию че­ло­век одоб­рил сдел­ку, из-за ко­то­рой се­рьез­но по­стра­да­ли кре­ди­то­ры, ис­ка­зил дан­ные буху­че­та или у него во­об­ще не бы­ло та­ких до­ку­мен­тов на мо­мент на­ча­ла пе­ри­о­да на­блю­де­ния; по­во­дом для при­вле­че­ния к от­вет­ствен­но­сти мо­жет стать и вне­се­ние

недо­сто­вер­ных дан­ных в ЕГРЮЛ. В лю­бом из та­ких слу­ча­ев суб­си­диар­ная от­вет­ствен­ность на­сту­па­ет ав­то­ма­ти­че­ски. Мно­гие из пе­ре­чис­лен­ных в про­ек­те кри­те­ри­ев су­ды уже при­ме­ня­ют, го­во­рит ар­бит­раж­ный управ­ля­ю­щий Ев­ге­ний Сем­чен­ко. Но про­ект вво­дит и со­вер­шен­но но­вые усло­вия. На­при­мер, к от­вет­ствен­но­сти мож­но при­влечь че­ло­ве­ка, ес­ли к на­ча­лу банк­рот­ства на сай­те fedresurs.ru (ре­естр юри­ди­че­ски зна­чи­мых све­де­ний о де­я­тель­но­сти юр­лиц и пред­при­ни­ма­те­лей) не бы­ло обя­за­тель­ных све­де­ний о ком­па­нии, в част­но­сти, о чи­стых ак­ти­вах. Сей­час да­же круп­ные ком­па­нии и кор­по­ра­ции не все­гда вно­сят их, но в слу­чае банк­рот­ства ген­ди­рек­тор та­кой ком­па­нии бу­дет ав­то­ма­ти­че­ски при­вле­чен к суб­си­диар­ной от­вет­ствен­но­сти, пре­ду­пре­жда­ет Сем­чен­ко.

Рас­ши­ря­ют­ся и сро­ки дав­но­сти, ко­гда мож­но при­влечь к суб­си­диар­ной от­вет­ствен­но­сти, – с трех до 10 лет с мо­мен­та вы­во­да ак­ти­вов. Но долж­ны учи­ты­вать­ся и дру­гие усло­вия, успо­ка­и­ва­ет Зы­ков: на­при­мер, че­ло­век, знав­ший о неза­кон­ных сдел­ках, дол­жен был об­ра­тить­ся в суд в те­че­ние трех лет по­сле то­го, как узнал о них.

За­ко­но­про­ект упро­ща­ет и спо­со­бы взыс­ка­ния дол­га с вла­дель­ца или ди­рек­то­ра банк­ро­та – кре­ди­то­ры смо­гут са­ми вы­брать, как это сде­лать: про­дать долг, пе­ре­дать или пы­тать­ся взыс­ки­вать че­рез управ­ля­ю­ще­го. До сих пор мно­гие пы­та­лись пе­ре­ло­жить долг, на­при­мер, на вла­дель­ца ком­па­нии по­сле за­вер­ше­ния банк­рот­ства, рас­ска­зы­ва­ет Сем­чен­ко, но су­деб­ная прак­ти­ка бы­ла раз­ная и ча­ще все­го это не уда­ва­лось и долг про­да­вал­ся за бес­це­нок на тор­гах. С 1 июля ла­зей­ка за­кры­та: умень­шить долг пу­тем пе­ре­про­да­жи не удаст­ся.

Кре­ди­то­ры все ак­тив­нее при­вле­ка­ют вла­дель­цев ком­па­нии к суб­си­диар­ной от­вет­ствен­но­сти, го­во­рит чи­нов­ник. Но мож­но и пе­ре­гнуть пал­ку, пре­ду­пре­жда­ет Сем­чен­ко, ес­ли рис­ки ста­нут чрез­мер­ны­ми, то ни один ди­рек­тор не ста­нет брать на се­бя от­вет­ствен­ность за биз­нес. Мо­жет вер­нуть­ся вре­мя но­ми­наль­ных ди­рек­то­ров, ко­то­рые не за­ни­ма­ют­ся биз­не­сом, а толь­ко вы­пол­ня­ют роль шир­мы, со­глас­на Ли­тов­це­ва. Уже сей­час неко­то­рые ком­па­нии вы­стра­и­ва­ют та­кие струк­ту­ры вла­де­ния, что при­влечь к суб­си­диар­ной от­вет­ствен­но­сти неко­го, рас­ска­зы­ва­ет Сем­чен­ко: ди­рек­то­ром яв­ля­ет­ся управ­ля­ю­щая ком­па­ния, за­ре­ги­стри­ро­ван­ная в оф­шо­ре, а ее ди­рек­тор – ино­стран­ный но­ми­наль­ный ди­рек­тор, жи­ву­щий в дру­гой стране. Нуж­но дать че­ло­ве­ку, при­вле­чен­но­му к суб­си­диар­ной от­вет­ствен­но­сти, пра­во пре­тен­до­вать на часть иму­ще­ства долж­ни­ка, го­во­рит на­чаль­ник управ­ле­ния банк­рот­ства Сбер­бан­ка Ев­ге­ний Аки­мов.-

/ ЕВ­ГЕ­НИЙ РАЗУМНЫЙ / ВЕДОМОСТИ

Спря­тать­ся от кре­ди­то­ров бу­дет слож­нее

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.