Адиль Ши­ри­нов, ген­ди­рек­тор Ford Sollers

«Офис­ным ра­бот­ни­кам на­до до­ка­зать свою со­сто­я­тель­ность»

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Вла­ди­мир Шта­нов

За­тяж­ное па­де­ние спро­са на рос­сий­ском ав­то­мо­биль­ном рын­ке аме­ри­кан­ские ав­то­кон­цер­ны, име­ю­щие за­во­ды в на­шей стране – Ford и General Motors (GM), – пе­ре­жи­ли по-раз­но­му.

GM разо­ча­ро­вал­ся и дей­ство­вал кар­ди­наль­но: в 2015 г. за­кон­сер­ви­ро­вал про­из­вод­ство в Санк­тпе­тер­бур­ге, свер­нул сбор­ку в Ка­ли­нин­гра­де, Ниж­нем Нов­го­ро­де и оста­но­вил про­да­жи всех ав­то­мо­би­лей мар­ки Opel и мас­со­вых мо­де­лей Chevrolet. Со­хра­ни­ли толь­ко про­из­вод­ство на СП «Джи эм – АВТОВАЗ», ко­то­рое вы­пус­ка­ет од­ну мо­дель, но с вы­со­ким уров­нем ло­ка­ли­за­ции: крос­со­вер Niva про­из­во­дит­ся из ва­зов­ских ма­ши­но­ком­плек­тов. Бол́ ьшая часть ком­плек­ту­ю­щих для дру­гих про­из­водств GM в России им­пор­ти­ро­ва­лась.

Став­ка на ло­ка­ли­за­цию по­мог­ла пе­ре­жить кри­зис дру­го­му аме­ри­кан­ско­му ав­то­кон­цер­ну – Ford. Сов­мест­но с «Сол­лер­сом» он вла­де­ет в России тре­мя ав­то­за­во­да­ми и за­во­дом дви­га­те­лей, об­щие ин­ве­сти­ции в про­ек­ты со­став­ля­ют око­ло $1,5 млрд. Парт­не­ры не ста­ли за­кры­вать за­во­ды, огра­ни­чив­шись оп­ти­ми­за­ци­ей чис­лен­но­сти и со­кра­щен­ным гра­фи­ком ра­бо­ты. Еще од­ним по­ка­за­те­лем ве­ры Ford в рос­сий­ский ры­нок и до­ве­рия к ко­ман­де из России ста­ло недав­нее на­зна­че­ние пре­зи­ден­том и ген­ди­рек­то­ром Ford Sollers Ади­ля Ши­ри­но­ва. До него СП воз­глав­ля­ли ино­стран­цы – Тед Кан­нис и Марк Овен­ден.

В сво­ем пер­вом ин­тер­вью в но­вом ка­че­стве Ши­ри­нов рас­ска­зал «Ве­до­мо­стям», как со­би­ра­ет­ся вос­поль­зо­вать­ся воз­об­но­вив­шим­ся ро­стом спро­са на оте­че­ствен­ном рын­ке, вы­ве­сти ком­па­нию из убыт­ка и уве­ли­чить ло­ка­ли­за­цию и до­лю ав­то­мо­би­лей Ford в России.

ВЫЙ­ТИ В ПЛЮС

– Вы ста­ли пер­вым рос­си­я­ни­ном на по­сту пре­зи­ден­та и ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра Ford Sollers. Со­бы­тие зна­ме­на­тель­ное, осо­бен­но с уче­том то­го, что управ­лен­че­ский кон­троль СП – у аме­ри­кан­ско­го Ford, а США не от­ка­зы­ва­ют­ся от санк­ций, вве­ден­ных про­тив России. Как ак­ци­о­не­ры Ford Sollers объ­яс­ни­ли вам свое пред­ло­же­ние воз­гла­вить ком­па­нию? – Труд­но от­ве­чать за ак­ци­о­не­ров. Не бу­ду лу­ка­вить – раз­го­вор та­кой со­сто­ял­ся. Ак­ци­о­не­ры под­черк­ну­ли, что для них не име­ет зна­че­ния, ка­кой на­ци­о­наль­но­сти че­ло­век и где он ро­дил­ся. Прин­ци­пи­аль­но, что и как быст­ро че­ло­век мо­жет сде­лать для то­го, что­бы биз­нес был эф­фек­тив­ным. И это, на­вер­ное, глав­ный лейт­мо­тив их ре­ше­ния. С точ­ки зре­ния ру­ко­вод­ства ком­па­нии на­зна­че­ние рос­си­я­ни­на или не рос­си­я­ни­на ни­че­го не ме­ня­ет. С мо­ей сто­ро­ны бы­ло бы нескром­но так го­во­рить, но ак­ци­о­не­ры, ви­ди­мо, ви­дят у ме­ня опре­де­лен­ный по­тен­ци­ал по­сле ше­сти лет ра­бо­ты в сов­мест­ном пред­при­я­тии.

К мо­им преды­ду­щим кол­ле­гам я от­но­шусь с огром­ным ува­же­ни­ем – к Те­ду Кан­ни­су, с ко­то­рым мы про­ра­бо­та­ли бок о бок че­ты­ре го­да и оста­лись в дру­же­ских от­но­ше­ни­ях, и к Мар­ку Овен­де­ну, ко­то­ро­го я счи­таю на­сто­я­щим джентль­ме­ном, и с ним бы­ло очень ин­те­рес­но и по-че­ло­ве­че­ски при­ят­но ра­бо­тать. Еще раз по­вто­рюсь: для ак­ци­о­не­ров глав­ное – эф­фек­тив­ность ру­ко­во­ди­те­ля. Не важ­но, Фа­био Ка­пел­ло ты или нет, важ­но, сколь­ко ты при­но­сишь оч­ков сво­ей ко­ман­де (улы­ба­ет­ся). – Ка­кие пе­ред ва­ми по­став­ле­ны це­ли, за­да­чи? – Крат­ко­сроч­ная за­да­ча – укреп­ле­ние фи­нан­со­вой устой­чи­во­сти ком­па­нии. Этот год мы долж­ны за­вер­шить без убыт­ка. Для ме­ня это за­да­ча но­мер один. Мы близ­ки к точ­ке без­убы­точ­но­сти, но нам нуж­но при­ло­жить очень мно­го уси­лий, что­бы до­стичь без­убы­точ­но­сти по­сле дли­тель­но­го слож­но­го пе­ри­о­да, свя­зан­но­го с мак­ро­эко­но­ми­че­ской си­ту­а­ци­ей, па­де­ни­ем спро­са на рос­сий­ском рын­ке (про­да­жи лег­ко­вых ав­то­мо­би­лей и LCV в России со­кра­ща­лись с 2013 г. – «Ведомости»). Сред­не­сроч­ная за­да­ча – фор­ми­ро­ва­ние ко­ман­ды, ко­то­рая бу­дет объ­еди­не­на об­щей це­лью. Ес­ли про­во­дить ана­ло­гию со спор­том – ко­ман­ды, ко­то­рая объ­еди­не­на це­лью победить. За на­ми 3800 че­ло­век, ко­то­рые ждут от нас кон­крет­ных ди­рек­тив по на­прав­ле­нию, в ко­то­ром бу­дем дви­гать­ся. Дол­го­сроч­ная за­да­ча – опре­де­ле­ние про­дук­то­вой стра­те­гии. Не про­сто ее пла­ни­ро­ва­ние, а ре­а­ли­за­ция та­кой стра­те­гии, ко­то­рая поз­во­лит сде­лать рос­сий­ский ры­нок од­ним из клю­че­вых для гло­баль­но­го Ford. Все предпосылки для это­го у России есть. – Сколь­ко лет ком­па­ния бы­ла убы­точ­ной? – На про­тя­же­нии 2014–2016 гг., фи­нан­со­вые по­ка­за­те­ли мы не рас­кры­ва­ем (до­ступ­ные фи­нан­со­вые по­ка­за­те­ли за этот пе­ри­од см. в справ­ке. – «Ведомости»). Нам бы­ло слож­но, как и дру­гим ком­па­ни­ям, ведь па­де­ние рын­ка бы­ло су­перзна­чи­тель­ным. Плюс мы на­хо­ди­лись в ин­ве­сти­ци­он­ной фа­зе. Ес­ли мы до­бьем­ся вы­хо­да на без­убы­точ­ность –а я уве­рен, что до­бьем­ся, – то это ста­нет хо­ро­шей ба­зой для то­го, что­бы мы даль­ше с уве­рен­но­стью смот­ре­ли в бу­ду­щее.

КО­МАН­ДА ИЗ РОССИИ

– По­че­му вы хо­ти­те об­но­вить ко­ман­ду? – Это свя­за­но с из­ме­не­ни­ем внеш­ней сре­ды, под ко­то­рую нуж­но адап­ти­ро­вать­ся. Ес­ли в преды­ду­щий пе­ри­од мы на­хо­ди­лись на ста­дии ин­ве­сти­ро­ва­ния и фор­ми­ро­ва­ния ком­па­нии, то сей­час нет вре­ме­ни на рас­кач­ку. Опе­ра­тив­ные и эф­фек­тив­ные ре­ше­ния те­перь не про­сто на вес зо­ло­та, это в бук­валь­ном смыс­ле во­прос жиз­ни или смер­ти. – Мно­го ли сей­час ра­бо­та­ет ино­стран­цев в ком­па­нии? Ка­кую часть со­би­ра­е­тесь за­ме­нить на рос­си­ян? – Ко­гда мы на­чи­на­ли, у нас [в ру­ко­вод­стве] бы­ла про­пор­ция 20 на 80% – бо́ль­шая часть бы­ла ино­стран­ца­ми, сей­час – 40 на 60%. В це­лом в ком­па­нии ино­стран­цев мень­ше 20 че­ло­век, в ос­нов­ном в ру­ко­вод­стве. В дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве все ру­ко­во­ди­те­ли долж­ны быть рос­си­я­на­ми. При этом мы ни в ко­ем слу­чае не от­ма­хи­ва­ем­ся от экс­пер­ти­зы гло­баль­но­го Ford, она нуж­на нам. Мы бу­дем в опре­де­лен­ные пе­ри­о­ды при­гла­шать спе­ци­а­ли­стов, что­бы они смог­ли по­де­лить­ся зна­ни­я­ми. – Кто бу­дет ва­ши­ми за­ме­сти­те­ля­ми? – Кто бу­дет на той по­зи­ции, где я ра­бо­тал до на­зна­че­ния, во­прос по­ка ре­ша­ет­ся. Фи­нан­со­вым ди­рек­то­ром оста­ет­ся Том Хил­дич, с ко­то­рым у нас есть пол­ное вза­и­мо­по­ни­ма­ние. Ну и осталь­ная ко­ман­да, у ко­то­рой есть как опре­де­лен­ные силь­ные сто­ро­ны, так и сто­ро­ны, ко­то­рые нам нуж­но уси­лить. Име­на не хо­тел бы на­зы­вать – это бы­ло бы неэтич­но, непра­виль­но. Но всем нуж­но ре­аль­но за­ду­мать­ся. От каж­до­го – по спо­соб­но­сти, каж­до­му – по тру­ду – этот прин­цип, зна­ко­мый нам с дет­ства, бу­дет од­но­знач­но при­ме­нен.

При­чем нуж­на ко­ман­да, ко­то­рая бу­дет го­во­рить не про про­бле­мы, а про за­да­чи. Ни­кто не дол­жен при­хо­дить и го­во­рить, что есть су­пер­слож­ный во­прос, труд­но­сти. Лю­ди долж­ны го­во­рить так: «Есть ин­те­рес­ный во­прос, ко­то­рый мы по­ка не зна­ем, как ре­шить, но пред­ла­га­ем сле­ду­ю­щие ва­ри­ан­ты». – В го­ды кри­зи­са на рос­сий­ском ав­то­мо­биль­ном рын­ке вы оп­ти­ми­зи­ро­ва­ли чис­лен­ность со­труд­ни­ков. На­ме­ре­ны ли вы это про­дол­жить? – Что ка­са­ет­ся за­вод­ско­го пер­со­на­ла – у нас од­но­знач­но нет пла­нов со­кра­ще­ний. Это бы­ло бы непра­виль­но. Мы уже при­ве­ли их чис­лен­ность в со­от­вет­ствие с те­ку­щей си­ту­а­ци­ей в эко­но­ми­ке. Плюс лю­ди – это наш глав­ный ак­тив. Что же ка­са­ет­ся над­строй­ки – офис­ных ра­бот­ни­ков, – то здесь каж­до­му нуж­но бу­дет до­ка­зать свою со­сто­я­тель­ность. Это факт. И здесь я зай­му жест­кую по­зи­цию. – А на­сколь­ко хо­ти­те со­кра­тить число офис­ных ра­бот­ни­ков? – Клас­си­че­ская про­пор­ция: 90% со­труд­ни­ков, за­ня­тых на про­из­вод­стве, и 10% офис­ных. И мы бу­дем к это­му стре­мить­ся.

«Я ска­зал, что в мо­ем по­ни­ма­нии уро­вень ло­ка­ли­за­ции [ав­то­про­ма] в России мо­жет до­стиг­нуть 88%. То­гда это вы­зва­ло шок, и ак­ци­о­не­ры да­же по­про­си­ли ме­ня ак­ку­рат­нее об этом го­во­рить. Но я не бу­ду ак­ку­рат­нее! Это то, во что я свя­то верю»

НЕДООЦЕНЕННЫЙ БРЕНД

– Вы пла­ни­ру­е­те со вре­ме­нем по­ста­вить на ру­ко­во­дя­щие по­зи­ции толь­ко рос­си­ян. Не пла­ни­ру­ют­ся ли – слу­чай­но – и из­ме­не­ния в ак­ци­о­нер­ном ка­пи­та­ле СП? У обо­их ак­ци­о­не­ров Ford Sollers есть оп­ци­он на вы­куп до­ли в сов­мест­ном пред­при­я­тии... – У ак­ци­о­не­ров нет та­ких пла­нов, и не ду­маю, что они по­явят­ся в бли­жай­шее вре­мя. Ак­ци­о­не­ры со­сре­до­то­че­ны на том, что­бы сде­лать биз­нес мак­си­маль­но эф­фек­тив­ным, рен­та­бель­ным, ин­те­рес­ным – сло­вом, ду­мать, как де­лать день­ги, а не ме­нять струк­ту­ру ка­пи­та­ла. Это точ­но. – Ко­гда вы об­ща­лись пе­ред на­зна­че­ни­ем с пред­ста­ви­те­ля­ми Ford, ка­кое у вас сло­жи­лось ощу­ще­ние: у аме­ри­кан­цев дол­го­сроч­ный ин­те­рес к рос­сий­ско­му рын­ку или они ко­леб­лют­ся?

– Ко­ле­ба­ний нет. Есть раз­ные вы­ска­зы­ва­ния по­ли­ти­ков, но я все­гда го­во­рил: биз­нес вне по­ли­ти­ки. И сме­ши­вать это непра­виль­но. Ford ве­рит в рос­сий­ский ры­нок – один из немно­гих, у ко­то­ро­го есть пер­спек­ти­ва ро­ста. Тут де­ло да­же не в на­деж­де на вос­ста­нов­ле­ние рын­ка, но в том, что­бы при­сут­ство­вать на нем не с 3%-ной до­лей [как сей­час], а боль­ше, с уче­том зна­чи­мо­сти брен­да. Это ве­ли­кий бренд со сто­лет­ней ис­то­ри­ей. Да, он рань­ше был успе­шен в России, но это бы­ло в дру­гой кон­ку­рент­ной сре­де. Сей­час нам нуж­но пе­ре­фор­ма­ти­ро­вать свое по­ло­же­ние, свое по­ни­ма­ние, най­ти свои кон­ку­рент­ные пре­иму­ще­ства и ид­ти за пре­де­лы 3%.

– Как ме­ня­ет­ся ваша дол­го­сроч­ная стра­те­гия, уско­ря­е­те про­хож­де­ние эта­пов?

– Она ди­вер­си­фи­ци­ру­ет­ся. Пер­вый этап на­ше­го про­ек­та был свя­зан с со­зда­ни­ем мощ­но­стей, мо­дер­ни­за­ци­ей пло­ща­док, за­пус­ком мо­де­лей – их сей­час семь, и мы при­сут­ству­ем во всех сег­мен­тах. Фак­ти­че­ски этот этап мы за­вер­ши­ли в про­шлом го­ду. Се­го­дня для нас за­да­ча – чет­ко по­ни­мать сег­мен­та­цию рын­ка и на­ра­щи­вать свое пре­иму­ще­ство в тех сег­мен­тах, где мы это ре­аль­но мо­жем, ис­хо­дя из на­шей про­дук­то­вой стра­те­гии и те­ку­щей кон­ку­рент­ной сре­ды. Это точ­но сег­мен­ты вне­до­рож­ни­ков и ком­мер­че­ских ав­то­мо­би­лей. В лег­ких ком­мер­че­ских ав­то­мо­би­лях сре­ди ино­стран­ных брен­дов мы но­мер один. Но ме­ня раз­дра­жа­ет, ко­гда мы об этом го­во­рим. Что та­кое быть но­ме­ром один сре­ди ино­стран­ных брен­дов на рос­сий­ском рын­ке? Сум­мар­но они за­ни­ма­ют все­го 20%. Смеш­но! Мы долж­ны – и мы бу­дем – но­мер один в це­лом на рын­ке LCV.

– Это ваша цель?

– Да. И ес­ли мы это­го не сде­ла­ем, то грош нам це­на.

– Неуже­ли со­би­ра­е­тесь по­дви­нуть с пер­во­го места груп­пу ГАЗ?

– Мы не со­би­ра­ем­ся ко­го-то дви­гать, мы бу­дем дви­гать са­мих се­бя впе­ред.

– У них ак­тив­но рас­ши­ря­ет­ся про­из­вод­ство ма­шин но­во­го се­мей­ства – Next...

–А у нас Transit. Су­пер­со­вре­мен­ный, су­пер­без­опас­ный ав­то­мо­биль. Со­че­та­ние це­на-ка­че­ство, плюс те про­цес­сы ло­ка­ли­за­ции, ко­то­ры­ми мы за­ни­ма­ем­ся и про­дол­жим за­ни­мать­ся, обес­пе­чат нам устой­чи­вый рост.

–А в лег­ко­вом сег­мен­те ка­кие у вас пла­ны?

– На рын­ке вне­до­рож­ни­ков у нас хо­ро­шие по­ка­за­те­ли про­даж у Kuga и Explorer. При­чем сег­мент, где при­сут­ству­ет Kuga, очень кон­ку­рент­ный, а сег­мент Explorer хоть и неболь­шой по раз­ме­рам, но ин­те­рес­ный. На­ша за­да­ча – на­ра­щи­вать объ­е­мы в этом на­прав­ле­нии. Мы при­сут­ству­ем и в С-сег­мен­те. По­зи­ции по это­му сег­мен­ту ушли (до­ля сег­мен­та на рын­ке силь­но со­кра­ти­лась. – «Ведомости»), но Focus оста­ет­ся его ли­де­ром. И ду­маю, мы од­но­знач­но не ска­за­ли свое по­след­нее сло­во в этом сег­мен­те. Боль­шие пла­ны и в от­но­ше­нии B-сег­мен­та. Ес­ли го­во­рить обо всей на­шей про­дук­то­вой ли­ней­ке, то, не на­зы­вая до­ли, ко­то­рую мы хо­тим за­ни­мать, ска­жу: мы обя­за­ны быть на пье­де­ста­ле.

– В сег­мен­те крос­со­ве­ров/вне­до­рож­ни­ков силь­ны фран­цу­зы.

– Силь­ны. Но мы ведь то­же 10 лет на­зад бы­ли силь­ны за счет сег­мен­та С. Си­ту­а­ция ме­ня­ет­ся. Вы спро­си­ли: бу­дет ли ме­нять­ся ком­па­ния? Од­но­знач­но бу­дет. Но нам нуж­но так­же смот­реть, ка­кой бу­дет у го­су­дар­ства дол­го­сроч­ная стра­те­гия раз­ви­тия ав­то­про­ма. Для нас это важ­но. Мы од­на из немно­гих ком­па­ний, ко­то­рая вы­пол­ни­ла все усло­вия со­гла­ше­ния с го­су­дар­ством по со­зда­нию мощ­но­стей. У нас три ав­то­за­во­да и су­пер­со­вре­мен­ный за­вод по вы­пус­ку дви­га­те­лей. И мы счи­та­ем, что сле­ду­ю­щий шаг го­су­дар­ства по­сле за­вер­ше­ния ре­жи­ма пром­с­бор­ки дол­жен от­ра­жать все, что ком­па­нии сде­ла­ли до это­го: что­бы со­блю­да­лись рав­ные усло­вия с точ­ки зре­ния вкла­да в ин­ду­стрию. Ведь это не про­сто соз­да­ние ра­бо­чих мест, а обу­че­ние, по­вы­ше­ние уров­ня ком­пе­тен­ции, зна­ний. Мы раз­ви­ва­ем от­но­ше­ния с учеб­ны­ми за­ве­де­ни­я­ми, где го­то­вят­ся кад­ры – не толь­ко для нас, для ин­ду­стрии в це­лом.

РЫ­НОК ОЖИВАЕТ

– В преды­ду­щие го­ды вы, как и дру­гие ав­то­за­во­ды в России, со­кра­ща­ли рабочие сме­ны, при­оста­нав­ли­ва­ли кон­вей­ер. В ян­ва­ре 2017 г. ва­ши пред­при­я­тия вер­ну­лись на пол­ную, пя­ти­днев­ную, ра­бо­чую неде­лю. В ка­ком ре­жи­ме они ра­бо­та­ют сей­час?

– Так­же в ре­жи­ме пя­ти­днев­ной неде­ли, в од­ну сме­ну. И я ви­жу предпосылки к по­сте­пен­но­му пе­ре­хо­ду на вто­рую сме­ну – преж­де все­го в Ела­бу­ге, где вы­пус­ка­ют­ся Transit, Kuga и Explorer. Улуч­ша­ет­ся си­ту­а­ция и по Ecosport, ко­то­рый вы­пус­ка­ет­ся в На­бе­реж­ных Чел­нах. Мы бу­дем при­кла­ды­вать все уси­лия, что­бы за­во­ды и за­ня­тые на них лю­ди спо­кой­но ра­бо­та­ли.

– Рос­сий­ский ры­нок на­чал с мар­та 2017 г. рас­ти, рост про­дол­жит­ся и даль­ше, про­гно­зи­ру­ют экс­пер­ты. Пла­ни­ру­е­те ли со вре­ме­нем пе­рей­ти на ра­бо­ту в три сме­ны?

– Ко­неч­но, хо­те­лось бы ра­бо­тать с за­груз­кой в три сме­ны, как де­ла­ют неко­то­рые на­ши кол­ле­ги (в три сме­ны пять дней в неде­лю ра­бо­та­ет пе­тер­бург­ский ав­то­за­вод «Хен­дэ мо­тор ма­ну­фак­ту­ринг рус». – «Ведомости»). Я на­де­юсь, ко­гда-то мы к это­му при­дем, пра­виль­но опре­де­лив про­дук­то­вую стра­те­гию.

– Соз­дан­ные в России мощ­но­сти, в том чис­ле в рам­ках со­гла­ше­ний о пром­с­бор­ке, поз­во­ля­ют вы­пус­кать бо­лее 3,2 млн ав­то­мо­би­лей в год. В про­шлом го­ду в на­шей стране бы­ло про­да­но 1,4 млн лег­ко­вых и лег­ких ком­мер­че­ских ав­то­мо­би­лей, а к 2025 г. ры­нок вы­рас­тет все­го до 2,2 млн шт., су­дя по про­ек­ту дол­го­сроч­ной стра­те­гии ав­то­про­ма. С уче­том та­ких пер­спек­тив не ду­ма­е­те ли за­крыть один из трех ва­ших ав­то­за­во­дов?

– Нет и еще раз нет. Мы не рас­смат­ри­ва­ем та­кую пер­спек­ти­ву. Это бы­ла бы по­ра­жен­че­ская стра­те­гия. Не для это­го мы ин­ве­сти­ро­ва­ли в за­во­ды и го­то­ви­ли вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный пер­со­нал, не для это­го Ford при­шел на рос­сий­ский ры­нок. На­ша за­да­ча – мак­си­маль­но эф­фек­тив­но ис­поль­зо­вать за­во­ды. Воз­мож­ны раз­го­во­ры об из­ме­не­нии ланд­шаф­та про­из­вод­ства, но опять­та­ки мы рас­смат­ри­ва­ем ак­ти­вы как еди­ное це­лое и все бу­дем де­лать, ис­хо­дя из ло­ги­сти­ки, удоб­ства, се­бе­сто­и­мо­сти.

– Об­щие ин­ве­сти­ции Ford Sollers в России со­ста­ви­ли $1,5 млрд. Ка­кие у вас сей­час ос­нов­ные ин­ве­сти­ци­он­ные про­ек­ты и ка­кие пла­ни­ру­ют­ся?

– В сред­нем на за­пуск каж­до­го про­дук­та мы тра­тим око­ло $100 млн. Оста­нав­ли­вать­ся мы не со­би­ра­ем­ся, но­вые про­дук­ты бу­дут. Нам для мак­си­маль­ной кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти глав­ное – опре­де­лить пра­виль­ный про­дут по со­от­но­ше­нию це­на-ка­че­ство. Нам ну­жен объ­ем­ный про­дукт, во­круг ко­то­ро­го бу­дет стро­ить­ся даль­ней­шая стра­те­гия. А в тех сег­мен­тах, о ко­то­рых мы го­во­ри­ли и в ко­то­ром мы чув­ству­ем се­бя уют­но – LCV и вне­до­рож­ни­ков, – по­ста­ра­ем­ся мак­си­маль­но уси­ли­вать свои по­зи­ции, что­бы быть рен­та­бель­ной ком­па­ни­ей, ко­то­рая за­ра­ба­ты­ва­ет день­ги.

– Сколь­ко пла­ни­ру­е­те вло­жить в бли­жай­шие пять лет?

– Все бу­дет за­ви­сеть от утвер­жден­ной про­дук­то­вой стра­те­гии.

– Вы упо­мя­ну­ли объ­ем­ный про­дукт – что это мо­жет быть? Ка­кие ва­ри­ан­ты рас­смат­ри­ва­е­те?

– Ва­ри­ан­ты са­мые раз­ные. Это мо­жет быть и С-сег­мент, и B-сег­мент, и вне­до­рож­ни­ки раз­лич­но­го клас­са. На­ше пре­иму­ще­ство в том, что мы яв­ля­ем­ся ча­стью гло­баль­но­го Ford и мо­жем рас­смат­ри­вать все мо­де­ли, ко­то­рые про­из­во­дят­ся, пла­ни­ру­ют­ся.

– А ко­гда хо­ти­те опре­де­лить­ся с мо­дель­ным ря­дом, ко­то­рый будете вы­пус­кать в сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве?

– Пла­ни­ру­ем это сде­лать до кон­ца го­да. Но хо­чу еще раз под­черк­нуть: ка­кую бы мы ни взя­ли про­дук­то­вую стра­те­гию, как бы мно­го ни го­во­ри­ли про си­лу брен­да, клю­че­вой ас­пект – это ко­ман­да.

– Ка­кие у вас дол­го­сроч­ные про­гно­зы рос­сий­ско­го рын­ка?

– По ито­гам 2017 г. ры­нок мо­жет вы­рас­ти на 7–10%. Рост воз­мо­жен и даль­ше, ведь про­цесс об­нов­ле­ния пар­ка ав­то­мо­би­лей бу­дет про­дол­жать­ся. Ду­маю, что к 2025 г. ры­нок мо­жет до­стичь объ­е­ма в 2,2–2,5 млн ав­то­мо­би­лей.

ЗА­ЩИ­ТА ОТ ВАЛЮТНЫХ СКАЧКОВ – Как со­би­ра­е­тесь раз­ви­вать ло­ка­ли­за­цию?

– Недав­но пе­ре­да­ли све­де­ния в Минэко­но­мраз­ви­тия за 2016 г. по уров­ню ло­ка­ли­за­ции. И один из при­ме­ров – ре­зуль­та­ты по дви­га­те­лям: у нас сей­час этот по­ка­за­тель со­став­ля­ет 78%. Мы за­ку­па­ем у груп­пы «Сол­лерс» алю­ми­ни­е­вые за­го­тов­ки для про­из­вод­ства дви­га­те­лей. Сре­ди дру­гих по­став­щи­ков – груп­па ГАЗ, «Ру­сал» и проч. Ко­гда мы за­пус­ка­ли Mondeo в 2015 г. во Все­во­лож­с­ке, я ска­зал жур­на­ли­стам, что убеж­ден: мы в России мо­жем де­лать прак­ти­че­ски все. У нас есть сы­рье, ма­те­ри­а­лы, свет­лые го­ло­вы. Нет ка­ких-то тех­но­ло­гий, но это во­прос ин­ве­сти­ций. Все это мож­но при­об­ре­сти (в парт­нер­стве, на­при­мер), но обя­за­тель­но нуж­но раз­ви­вать. Я ска­зал, что в мо­ем по­ни­ма­нии уро­вень ло­ка­ли­за­ции в России мо­жет до­стиг­нуть 88%. То­гда это вы­зва­ло шок, и ак­ци­о­не­ры да­же по­про­си­ли ме­ня ак­ку­рат­нее об этом го­во­рить. Но я не бу­ду ак­ку­рат­нее! Это то, во что я свя­то верю. И се­го­дняш­ний по­ка­за­тель по дви­га­те­лю в 78% под­твер­жда­ет это. В сред­нем у нас по ав­то­мо­би­лям ло­ка­ли­за­ция на уровне 60%, т. е. мы вы­пол­ня­ем тре­бо­ва­ния со­гла­ше­ния о пром­с­бор­ке. И мы идем даль­ше. И дой­дем до тех 88% со­вер­шен­но спо­кой­но, ес­ли под­бе­рем пра­виль­ный про­дукт.

Се­го­дня ме­талл, ко­то­рый мы ис­поль­зу­ем при вы­пус­ке всех ав­то­мо­би­лей, рос­сий­ский. Мы не ис­поль­зу­ем им­порт­ную сталь. Я знаю, что в ско­ром вре­ме­ни ав­то­мо­биль­ная сталь из России бу­дет по­став­лять­ся на экс­порт. Сей­час ме­талл уже по­став­ля­ет­ся в Ев­ро­пу в ви­де штам­по­ван­ных де­та­лей для на­ших смеж­ных пред­при­я­тий внут­ри ком­па­нии Ford, и это мож­но на­ра­щи­вать. Сей­час стро­ит­ся сер­вис­ный центр в Ела­бу­ге в осо­бой эко­но­ми­че­ской зоне (на той же пло­щад­ке, где на­хо­дят­ся на­ши парт­не­ры по штам­пов­ке), ко­то­рый бу­дет за­пу­щен к кон­цу I квар­та­ла 2018 г.

Мы идем по вер­ти­каль­ной ин­те­гра­ции. Нам се­го­дня нуж­но ухо­дить от тех парт­не­ров, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся про­сто сбор­кой в России. Нам не нуж­на псев­до­ло­ка­ли­за­ция. Чи­стая сбор­ка – это прой­ден­ный этап. В Та­тар­стане, на­при­мер, ло­ка­ли­зо­ван прак­ти­че­ски весь ряд по­ли­ме­ров, нуж­ный для ин­те­рье­ра и экс­те­рье­ра ав­то­мо­би­лей, и се­го­дня это по­став­ля­ет­ся на­шим парт­не­рам-смеж­ни­кам, ко­то­рые по­том про­из­во­дят де­та­ли для нас. Ес­ли мы про­дол­жим вы­стра­и­вать та­кую вер­ти­каль­ную ин­те­гра­цию, то га­ран­тия руб­ле­вой ста­биль­но­сти бу­дет бо­лее 60–70%.

– Пла­ни­ру­е­те ли по­став­лять «Сол­лер­су» свои дви­га­те­ли, что­бы уве­ли­чить за­груз­ку ва­ше­го за­во­да?

– По­че­му бы и нет? Дру­гой те­мой мо­гут быть на­ши ко­роб­ки пе­ре­дач, ко­то­рые мы мог­ли бы вы­пус­кать в России. Но нуж­но най­ти пра­виль­ную кон­фи­гу­ра­цию.

– Пла­ни­ру­е­те ли сов­мест­ные с дру­ги­ми ав­то­кон­цер­на­ми за­куп­ки ав­то­ком­по­нен­тов в России?

– Рас­смат­ри­ва­ем та­кую воз­мож­ность с «Сол­лер­сом». Ре­ша­ем во­прос за­куп­ки ком­паун­да по еди­ной спе­ци­фи­ка­ции с груп­пой ГАЗ и альян­сом Renault-nissan. В этом на­прав­ле­нии вы­год­но объ­еди­нять­ся, по­то­му что сни­жа­ют­ся из­держ­ки. То же са­мое мож­но сде­лать по нержа­ве­ю­щей тру­бе для про­из­вод­ства вы­хлоп­ных си­стем. По непо­нят­ным при­чи­нам она до сих пор им­пор­ти­ру­ет­ся все­ми ав­то­за­во­да­ми.

КАК ЗА­ГРУ­ЗИТЬ МОЩ­НО­СТИ

– Один из спо­со­бов за­гру­зить мощ­но­сти – экс­порт. Вы по­сте­пен­но рас­ши­ря­е­те число стран, в ко­то­рые экс­пор­ти­ру­е­те свою про­дук­цию, но до­ля за­ру­беж­ных по­ста­вок по­ка неве­ли­ка – мень­ше 5% от об­щих про­даж. В про­ек­те стра­те­гии ав­то­про­ма за­ло­же­на цель по об­ще­му экс­пор­ту – по­чти 15% к 2025 г. Ford Sollers, на­при­мер, смо­жет вый­ти на этот по­ка­за­тель?

– Долж­ны, ес­ли мы про­дол­жим уве­ли­чи­вать вер­ти­каль­ную ин­те­гра­цию в ло­ка­ли­за­ции и най­дем про­дукт, ко­то­рый бу­дет иметь сбыт не толь­ко в России, но и за ее пре­де­ла­ми. За пре­де­ла­ми стран Та­мо­жен­но­го со­ю­за мож­но рас­смат­ри­вать Юж­ную

Ев­ро­пу, Ближ­ний Во­сток, Аф­ри­кан­ский кон­ти­нент. Мощ­но­сти, пер­со­нал у нас есть, глав­ное – най­ти нуж­ную фор­му­лу. И по­на­до­бит­ся, ко­неч­но, по­мощь го­су­дар­ства в ви­де ком­пен­са­ции ча­сти воз­ни­ка­ю­щих за­трат.

– Ва­ше­му СП слож­но про­би­вать­ся на но­вые рын­ки с уче­том уже вы­стро­ен­ной ло­ги­сти­ки гло­баль­но­го Ford?

– Нет, сам Ford за­ин­те­ре­со­ван, что­бы на­хо­дить эти ре­ше­ния. Во­прос в кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти.

– По­став­ку дви­га­те­лей за ру­беж пла­ни­ру­е­те?

– Это вполне воз­мож­но ис­хо­дя из то­го, что наш за­вод – один из са­мых со­вре­мен­ных в ли­ней­ке Ford. Но се­го­дня го­то­во­го ре­ше­ния нет.

– А рас­ши­рять мо­дель­ный ряд дви­га­те­лей?

– На­ше про­из­вод­ство гиб­кое, и мы го­то­вы в том чис­ле вы­пус­кать мо­то­ры по кон­тракт­ной схе­ме для дру­гих ком­па­ний.

– Ве­де­те ли пе­ре­го­во­ры с кем­ни­будь из сто­рон­них ав­то­кон­цер­нов о вы­пус­ке их ма­шин на ва­ших мощ­но­стях?

– Ве­ли и бу­дем ве­сти. Рос­сий­ский ры­нок при­вле­ка­те­лен, по­это­му же­ла­ю­щие есть и бу­дут.

– Без гос­под­держ­ки ры­нок в 2017 г. на­чал бы рас­ти?

– Нет. Ми­ни­мум по­ло­ви­на той ди­на­ми­ки, ко­то­рую де­мон­стри­ру­ет ры­нок, свя­за­на имен­но с гос­под­держ­кой.

– Как счи­та­е­те – даль­ше нуж­но со­хра­нять гос­под­держ­ку?

– Да, но при этом сти­му­ли­ро­вать ав­то­про­из­во­ди­те­лей де­лать свое при­сут­ствие в России бо­лее фун­да­мен­таль­ным.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.