На­ча­лась фран­цуз­ская сю­и­та

Ба­лет Те­ат­ра име­ни Ста­ни­слав­ско­го и Не­ми­ро­ви­ча-дан­чен­ко сво­ей по­след­ней пре­мье­рой в этом се­зоне пе­ре­хва­тил паль­му пер­вен­ства у Боль­шо­го

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Ан­на Га­лай­да

По­ка на од­ном кон­це Боль­шой Дмит­ров­ки разыг­ры­ва­ет­ся дра­ма с (не)вы­пус­ком ми­ро­вой пре­мье­ры «Ну­ре­ева», на дру­гом кон­це ули­цы Ста­ни­слав­ский ти­хо про­де­мон­стри­ро­вал, что пре­мье­ра се­зо­на мо­жет при­над­ле­жать ему. Но­вый ве­чер од­но­акт­ных ба­ле­тов озна­ме­но­вал пер­вые пол­го­да ру­ко­вод­ства Ло­ра­на Иле­ра. Фран­цуз, впер­вые воз­гла­вив­ший рус­скую труп­пу по­сле Пе­ти­па, при­вез ино­ска­за­тель­ную речь и ино­ска­за­тель­ные идеи, хо­тя на пер­вый взгляд они и не ка­жут­ся ре­во­лю­ци­он­ны­ми. Для сво­ей ина­у­гу­ра­ции он вы­брал нео­клас­си­че­скую «Сю­и­ту в бе­лом» Сер­жа Ли­фа­ря, «Ма­лень­кую смерть» Ир­жи Ки­ли­а­на и «Вто­рую де­таль» Уи­лья­ма Фор­сай­та. Эта трой­чат­ка хо­ро­шо из­вест­на в России. Но зна­ко­вый фран­цуз­ский ба­лет, соз­дан­ный на­шим со­оте­че­ствен­ни­ком Ли­фа­рем, ис­пол­ня­ли здесь толь­ко на га­стро­лях но­си­те­ли сти­ля, а «Вто­рая де­таль» шла в Пер­ми, а не в Москве. И, что важ­нее, для лю­бой рос­сий­ской ком­па­нии эта звезд­ная ко­ман­да хо­рео­гра­фов ХХ в. – слож­ней­шее ис­пы­та­ние, к ко­то­ро­му го­то­вят­ся го­да­ми, пред­ва­ри­тель­но вы­ров­няв кор­де­ба­лет и со­брав ко­ман­ду со­ли­стов-вир­ту­о­зов. Иле­ру же до­ста­лось со­вер­шен­но де­мо­ра­ли­зо­ван­ное вой­ско, ру­и­ни­ро­ван­ное мас­со­вым отъ­ез­дом со­ли­стов и кор­де­ба­ле­та, утра­тив­шее и свою ис­то­ри­че­скую тра­ди­цию – драм­ба­лет­ную, ос­но­ван­ную на соч­ной и по­дроб­ной ак­тер­ской иг­ре, и об­ре­тен­ный 10 лет на­зад вкус к но­вой ев­ро­пей­ской клас­си­ке. Фран­цуз­ский худрук не стал от­прав­лять свою труп­пу в пер­вый класс то­чить бат­ма­ны, а сра­зу опре­де­лил мас­штаб сво­их ам­би­ций.

Бла­го­да­ря «Вто­рой де­та­ли» ста­ло оче­вид­но, что уль­тра­на­пря­жен­ная хо­рео­гра­фия Фор­сай­та, ко­то­рой рань­ше мож­но бы­ло пу­гать ба­лет­ных де­тей, во­шла в со­зна­ние оте­че­ствен­ных тан­цов­щи­ков. В от­ли­чие от In the Middle, «Го­ло­во­кру­жи­тель­но­го упо­е­ния точ­но­стью» и дру­гих ба­ле­тов это­го хо­рео­гра­фа, ко­то­рые обыч­но ста­вят в России, «Вто­рая де­таль» – спек­такль мас­со­вый, для 13 ис­пол­ни­те­лей, в нем невоз­мож­но обой­тись толь­ко си­ла­ми со­ли­стов. И труп­па Ста­ни­слав­ско­го, пре­крас­но вы­гля­дя­щая в бес­по­щад­ных се­реб­ри­сто-бе­лых ком­би­не­зо­нах, обес­пе­чи­ла ров­ную сбор­ку всех ком­по­нен­тов с от­лич­ны­ми ин­ди­ви­ду­аль­ны­ми ра­бо­та­ми Ок­са­ны Кар­даш, Ва­ле­рии Му­ха­но­вой, Ана­ста­сии Пер­шен­ко­вой, ко­то­рые с точ­но­стью ла­зе­ра вы­чер­чи­ва­ли слож­ней­шие тра­ек­то­рии дви­же­ний, за­вер­ша­ю­щи­е­ся стре­ми­тель­ны­ми пла­сти­че­ски­ми точ­ка­ми. По­жа­луй, этой ме­ха­ни­стич­ной невоз­му­ти­мо­сти не хва­та­ло толь­ко мак­си­маль­ной ам­пли­ту­ды, ощу­ще­ния ра­бо­ты на по­след­нем ды­ха­нии, от ко­то­ро­го к кон­цу 22-ми­нут­но­го спек­так­ля мыш­цы долж­но све­сти и у зри­те­ля.

При­мер­но та­ко­го же эф­фек­та до­би­вал­ся, ка­жет­ся, и Серж Ли­фарь, ко­гда в 1943 г. ста­вил в ок­ку­пи­ро­ван­ном Па­ри­же «Сю­и­ту в бе­лом». Рус­ский тан­цов­щик и хо­рео­граф, несколь­ко де­ся­ти­ле­тий сто­яв­ший у ру­ля па­риж­ской Опе­ра, в во­ен­ные дни ор­га­ни­зо­вал де­я­тель­ность сво­ей труп­пы так, что­бы ра­бо­та пол­но­стью по­гло­ща­ла все си­лы и вни­ма­ние ар­ти­стов. Об этом вспо­ми­на­ла и Клод Бес­си, од­на из ле­генд фран­цуз­ско­го ба­ле­та, при­е­хав­шая

пе­ред мос­ков­ской пре­мье­рой дать по­след­ние на­став­ле­ния но­вым ис­пол­ни­те­лям. Стро­гость бе­ло­снеж­ных па­чек, три­ко и ру­ба­шек об­рам­ля­ет без­уко­риз­нен­ную чи­сто­ту тан­ца, в ко­то­ром про­сто­душ­ные шене и слож­ней­шие ан­тра­ша-сис, щед­рой ру­кой вы­дан­ные и пре­мье­рам, и кор­де­ба­ле­ту, тре­бу­ют оди­на­ко­вой со­бран­но­сти и про­фес­си­о­наль­но­го ари­сто­кра­тиз­ма. Тан­цов­щи­кам Ста­ни­слав­ско­го не хва­та­ет в этих ком­би­на­ци­ях фран­цуз­ской эле­гант­но­сти. Ее они ком­пен­си­ру­ют рус­ской эмо­ци­о­наль­но­стью. И до­сти­га­ют то­го на­ка­ла, ко­то­рый при­ня­то ждать от ба­ле­тов Фор­сай­та. «Сю­и­те в бе­лом» с ее по­ди­у­мом на арьер­с­цене, тор­же­ствен­но под­ня­ты­ми в тре­тью по­зи­цию ру­ка­ми, ше­стви­я­ми пе­ред рам­пой и мас­со­вым апо­фе­о­зом он ока­зы­ва­ет­ся к ли­цу. Ли­фарь бла­го­да­ря Ло­ра­ну Иле­ру вер­нул­ся к сво­им кор­ням.-

/ СВЕТ­ЛА­НА АВВАКУМ

В ба­ле­те «Сю­и­та в бе­лом» Ок­са­на Кар­даш со­зда­ла стро­гий и без­упреч­ный ри­су­нок

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.