Уни­фи­ка­ция та­тар

Vedomosti - - КОММЕНТАРИИ -

Та­тар­стан – един­ствен­ный ре­ги­он, у ко­то­ро­го со­хра­нил­ся до­го­вор о раз­гра­ни­че­нии пол­но­мо­чий с Рос­си­ей. Его дей­ствие ис­те­ка­ет, и Кремль, как со­об­ща­ет РБК, про­дле­вать его не на­ме­рен. Гос­со­вет Та­тар­ста­на, впро­чем, при­нял об­ра­ще­ние к Вла­ди­ми­ру Пу­ти­ну с прось­бой со­хра­нить ста­тус пре­зи­ден­та рес­пуб­ли­ки и со­здать ко­мис­сию для об­суж­де­ния пра­во­вых во­про­сов (см. ста­тью на стр. 02).

В 1994 г. рес­пуб­ли­ка ста­ла пер­вым ре­ги­о­ном, с ко­то­рым фе­де­раль­ный центр за­клю­чил та­кой до­го­вор (к 2001 г. их бы­ло 42). Его под­пи­са­ли Бо­рис Ель­цин и Мин­ти­мер Шай­ми­ев, по­лу­чив­ший ста­тус пре­зи­ден­та рес­пуб­ли­ки, а Та­тар­стан – свое за­ко­но­да­тель­ство, на­ло­ги и граж­дан­ство. «Вла­сти рес­пуб­ли­ки ис­поль­зо­ва­ли этот до­го­вор в ка­че­стве до­ка­за­тель­ства осо­бо­го ста­ту­са и рав­но­прав­ных от­но­ше­ний, – го­во­рит по­ли­то­лог Аб­бас Гал­ля­мов. – Это спо­соб­ство­ва­ло раз­ви­тию ло­каль­но­го пат­ри­о­тиз­ма, ощу­ще­нию из­бран­но­сти».

Пу­тин в 2001 г. взял курс на цен­тра­ли­за­цию: пра­ва ре­ги­о­нов бы­ли уни­фи­ци­ро­ва­ны, их за­ко­но­да­тель­ство при­ве­де­но в со­от­вет­ствие с фе­де­раль­ным, и к 2006 г. дей­ствие всех до­го­во­ров бы­ло пре­кра­ще­но. Кро­ме од­но­го – в 2007 г. Пу­тин все­та­ки под­пи­сал до­го­вор с со­би­рав­шим­ся ухо­дить Шай­ми­е­вым, но от бы­лых пол­но­мо­чий у Та­тар­ста­на оста­лось толь­ко право вы­да­вать пас­порт с вкла­ды­шем на та­тар­ском язы­ке и ре­шать сов­мест­но с Моск­вой во­про­сы, свя­зан­ные с осо­бен­но­стя­ми рес­пуб­ли­ки. Пре­фе­рен­ций, вклю­чая на­ло­го­вые, рес­пуб­ли­ка ли­ши­лась, но со­хра­ни­ла ста­тус. «Шай­ми­е­ву бы­ло то­гда ска­за­но, что это по­след­нее про­дле­ние до­го­во­ра», – утвер­жда­ет по­ли­то­лог Ев­ге­ний Мин­чен­ко.

В Рос­сии, ко­неч­но, есть осо­бый ре­ги­он Чеч­ня, но там все стро­ит­ся на уст­ных до­го­во­рен­но­стях, ко­то­рые по­рой да­ют мест­ной вла­сти го­раз­до боль­ше прав, чем фор­маль­ный до­го­вор.

Что­бы как-то ком­пен­си­ро­вать Ка­за­ни фи­нан­со­вые ли­ше­ния, Москва да­ла ей фе­де­раль­ные це­ле­вые про­грам­мы, от­ме­ча­ет Гал­ля­мов. Про­грам­мы за­кон­чи­лись, день­ги то­же. Сей­час до­го­вор ни­ка­кой юри­ди­че­ской ро­ли в от­но­ше­ни­ях с Моск­вой не иг­ра­ет, но в во­сточ­ной по­ли­ти­ке важ­ны сим­во­лы. «Для Та­тар­ста­на до­го­вор – очень важ­ный сим­вол, тем бо­лее что он ока­зы­ва­ет де­ли­кат­ные услу­ги фе­де­раль­ной вла­сти ти­па пе­ре­го­во­ров с крым­ски­ми та­та­ра­ми при при­со­еди­не­нии Кры­ма», – счи­та­ет по­ли­то­лог Ми­ха­ил Ви­но­гра­дов.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.