Но­чи по­ю­щие

В Пе­тер­бур­ге про­хо­дит фе­сти­валь «Звезды бе­лых но­чей». В этом го­ду его уро­вень за­да­ют пев­цы – и при­гла­шен­ные звезды, и труп­па Ма­ри­ин­ско­го те­ат­ра, вклю­чая та­лант­ли­вую мо­ло­дежь

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Гю­ля­ра Са­дых-за­де

Вэтом го­ду в про­грам­ме фе­сти­ва­ля по­чти не бы­ло при­гла­шен­ных ор­кест­ров и на удив­ле­ние ма­ло гром­ких ди­ри­жер­ских имен. По­жа­луй, толь­ко Не­эме Яр­ви, ма­сто­донт ста­рой шко­лы, при­е­хал в Пе­тер­бург по­сле дол­го­го пе­ре­ры­ва, решив от­ме­тить здесь 80-ле­тие. И впер­вые вы­сту­пил в Кон­церт­ном за­ле с Эстон­ским сим­фо­ни­че­ским ор­кест­ром, вы­брав для пе­тер­бург­ско­го кон­цер­та са­мых лю­би­мых сво­их ав­то­ров – Эду­ар­да Ту­би­на и Яна Си­бе­ли­уса.

Ди­ри­жи­ро­вал Яр­ви за­хва­ты­ва­ю­ще и вме­сте с тем очень про­сто. Юно­ше­ский азарт, ма­стер­ство и пыл­кий тем­пе­ра­мент ма­эст­ро со­хра­нил и да­же пре­умно­жил с го­да­ми. Но что бо­лее все­го вос­хи­ща­ет в стар­шем Яр­ви – так это его бес­по­доб­ное уме­ние непри­нуж­ден­но об­ра­щать­ся с ор­кест­ром. Гро­мад­ная сто­го­ло­вая ма­хи­на по­слуш­но и пла­стич­но сле­ду­ет за мель­чай­шим дви­же­ни­ем не то что ру­ки – ми­зин­ца и да­же бро­ви ма­эст­ро. Ди­ри­жи­ру­ет Яр­ви эко­ном­но, не на­пря­га­ясь, – а ор­кестр иг­ра­ет так, будто его под­стег­ну­ли ты­ся­чью пле­тей. Эстон­ский ор­кестр к пе­тер­бург­ским га­стро­лям го­то­вил­ся, ви­ди­мо, очень тща­тель­но: про­де­мон­стри­ро­вал хо­ро­шую тех­ни­че­скую фор­му, бо­га­тое, объ­ем­ное и плот­ное зву­ча­ние, кор­рект­ное, чет­ко ар­ти­ку­ли­ро­ван­ное про­из­не­се­ние каж­дой но­ты и фра­зы, от­мен­ное чув­ство сти­ля.

Од­на­ко этот кон­церт стал ско­рее ис­клю­че­ни­ем из пра­ви­ла: ос­нов­ную на­груз­ку на фе­сти­ва­ле вы­нес доб­лест­ный Ма­ри­ин­ский ор­кестр, за пульт ко­то­ро­го в те­че­ние по­лу­то­ра ме­ся­цев еже­днев­но, а то и по два-три ра­за в день ста­но­вил­ся Ва­ле­рий Гер­ги­ев.

Кон­цер­ты и спек­так­ли шли non stop на трех сце­нах. Из со­ли­стов от­ме­тим Да­ни­и­ла Три­фо­но­ва, сыг­рав­ше­го на от­кры­тии фе­сти­ва­ля Кон­церт для фор­те­пи­а­но с ор­кест­ром соб­ствен­но­го со­чи­не­ния. Музыка кон­цер­та пред­став­ля­ла со­бою сплав из Рах­ма­ни­но­ва и Чай­ков­ско­го со спо­ра­ди­че­ски­ми вкрап­ле­ни­я­ми Стра­вин­ско­го и стран­но­ва­той, непри­ят­но ре­жу­щей ухо ак­кор­до­вой гряз­цой, ко­то­рая заставила за­ду­мать­ся о спе­ци­фи­че­ском слы­ша­нии Три­фо­но­ва-ком­по­зи­то­ра.

Вновь вы­сту­пил на фе­сти­ва­ле бри­тан­ский пи­а­нист Кри­сти­ан Бл­эк­шоу с соль­ной про­грам­мой, со­став­лен­ной из ро­ман­ти­ков. В день 125-ле­тия Стра­вин­ско­го на Га­ла-кон­цер­те во все­гдаш­ней на­по­ри­сто-мас­ку­лин­ной ма­не­ре сыг­рал Скри­пич­ный кон­церт Стра­вин­ско­го Па­вел Ми­лю­ков.

Од­на­ко в этом го­ду став­ку сделали не на име­ни­тых ин­стру­мен­та­ли­стов, а на звезд­ные го­ло­са. Ан­на Нет­реб­ко яви­лась в ти­туль­ной пар­тии в глав­ной фе­сти­валь­ной пре­мье­ре – «Ад­ри­ане Ле­куврер», и это ста­ло сен­са­ци­ей «Звезд» («Ведомости» пи­са­ли о спек­так­ле 23.06.2017). Пла­си­до До­мин­го от­лич­но спел Мак­бе­та, а в кон­церт­ном исполнении «Три­ста­на» вновь по­ко­рил без­дон­ной глу­би­ной и бар­хат­ной мяг­ко­стью го­ло­са Рене Па­пе в пар­тии Ко­ро­ля Мар­ка.

Эва-ма­рия Вест­брук, од­но из луч­ших со­пра­но на­ше­го вре­ме­ни, вы­шла в ста­ром спек­так­ле Мо­ло­сто­вой/цыпи­на в пар­тии Ка­те­ри­ны Из­май­ло­вой – и тот пре­об­ра­зил­ся. За­ды­шал, на­пол­нил­ся дра­ма­ти­че­ской си­лой и бо­лью; ока­за­лось, что по­ста­нов­ка опе­ры Шо­ста­ко­ви­ча и се­го­дня смот­рит­ся ак­ту­аль­но. Гро­теск­но-ко­ми­че­ская сце­на с Ни­ги­ли­стом в по­ли­цей­ском участ­ке будто с на­ших дней спи­са­на.

Удач­но де­бю­ти­ро­ва­ла в пар­тии Ели­за­ве­ты Ва­луа в «Доне Кар­ло­се» Та­тья­на Сер­жан. Шум­ные ова­ции за­слу­жен­но сры­ва­ли Алек­сей Мар­ков в пар­тии Ди Лу­ны в «Тру­ба­ду­ре», Сер­гей Ско­ро­хо­дов, эта­лон­но спев­ший арию Мак­ду­фа в «Мак­бе­те», и Ми­ха­ил Пет­рен­ко – Бан­ко.

Но ко­ро­ле­вой ма­ри­ин­ско­го фе­сти­ва­ля по пра­ву ста­ла Екатерина Се­мен­чук. Ее неисто­вая Азу­че­на в «Тру­ба­ду­ре», власт­ная Гер­цо­ги­ня Буй­он­ская в «Ад­ри­ане Ле­куврер», Прин­цес­са Эбо­ли в «Доне Кар­ло­се», Да­ли­ла, Ам­не­рис в «Аи­де» и в осо­бен­но­сти Ле­ди Мак­бет в опе­ре Вер­ди «Мак­бет», где она рас­ши­ри­ла гра­ни­цы сво­е­го мец­цо до пол­но­цен­но­го драм­со­пра­но, – каж­дая из этих пар­тий ста­ла со­бы­ти­ем.

Мно­го бы­ло кон­церт­ных ис­пол­не­ний опер – в том чис­ле по­лу­за­бы­тых или во­все неиз­вест­ных. Впер­вые по­сле 1915 г. в Пе­тер­бур­ге ис­пол­ни­ли мо­ну­мен­таль­ную хо­ро­вую «Оре­стею» Сер­гея Та­не­е­ва – впро­чем, крайне неудач­но. За пуль­том сто­ял Ле­он Бот­стайн, пре­зи­дент аме­ри­кан­ско­го Бард­кол­ле­джа, му­зы­ко­вед, но, как по­ка­за­ла прак­ти­ка, ни ра­зу не ди­ри­жер. К то­му же эта опе­ра с несчаст­ли­вой сце­ни­че­ской судь­бой, на наш взгляд, силь­но пе­ре­оце­не­на по ча­сти ее му­зы­каль­ных до­сто­инств. Об­ще­из­вест­но, что Та­не­ев – пре­дан­ный уче­ник и ста­ра­тель­ный эпи­гон Чай­ков­ско­го; но то, что у Пет­ра Ильи­ча зву­чит све­жо и прон­зи­тель­но, у Та­не­е­ва – схо­ла­стич­но и пред­ска­зу­е­мо. Да­же хо­ро­вое фу­га­то на­пи­са­но как учеб­ное за­да­ние.

За­то опе­ра дру­го­го пред­ста­ви­те­ля мос­ков­ской ком­по­зи­тор­ской шко­лы – Алек­сандра Чай­ков­ско­го – «Ко­роль шах­мат» ока­за­лась весь­ма за­нят­ной как по му­зы­ке, так и по сю­же­ту. Либ­рет­то ос­но­ва­но на «Шах­мат­ной но­вел­ле» Сте­фа­на Цвей­га, в цен­тре дей­ствия – шах­мат­ный тур­нир с чем­пи­о­ном ми­ра Чен­то­ви­чем, про­ис­хо­дя­щий на лай­не­ре, плы­ву­щем в Аме­ри­ку.

Опе­ра на­чи­на­ет­ся с ши­кар­но­го, смач­но­го ор­кест­ро­во­го за­чи­на: яр­кое тут­ти, бо­га­тыр­ская мощь ре­ву­щей ме­ди, щед­рая до из­бы­точ­но­сти ин­стру­мен­тов­ка, раз­ма­ши­стый ме­ло­ди­че­ский жест – Ри­хард Штра­ус от­ды­ха­ет. Уже вто­рая те­ма вбра­сы­ва­ет ли­ри­че­скую струю; по все­му диа­па­зо­ну про­ка­ты­ва­ют­ся осве­жа­ю­щие вол­ны ар­фо­вых ар­пе­джио. Пла­сти­че­ски точ­но, кар­тин­но пе­ре­да­но мо­гу­чее дви­же­ние впе­ред оке­ан­ско­го лай­не­ра, сталь­ной гру­дью рас­се­ка­ю­ще­го вол­ны.

Все пар­тии – пять ве­ду­щих и пять вто­ро­сте­пен­ных – ис­пол­ня­ли со­ли­сты Ака­де­мии мо­ло­дых пев­цов Ма­ри­ин­ско­го те­ат­ра; в ан­сам­бле осо­бо от­ме­тим от­лич­ный ба­ри­тон Дмит­рия Гар­бов­ско­го – Док­то­ра и звон­кое со­пра­но Ека­те­ри­ны Ла­ты­ше­вой – Эри­ки.

Фе­сти­валь про­длит­ся до кон­ца июля и тра­ди­ци­он­но за­вер­шит пе­тер­бург­ский те­ат­раль­ный се­зон. Сног­сши­ба­тель­ных открытий в этом се­зоне не слу­чи­лось, но об­щий уро­вень ис­пол­не­ния на «Звез­дах» яв­но по­вы­сил­ся. Все луч­ше иг­ра­ет гер­ги­ев­ский ор­кестр; ду­хо­вые зву­чат го­раз­до чет­че и сла­жен­нее, при­бли­жа­ясь по ка­че­ству к ев­ро­пей­ско­му уров­ню. Осо­бен­но же по­ра­до­ва­ла опер­ная труп­па те­ат­ра, в ко­то­рой сей­час най­дет­ся с доб­рый де­ся­ток го­ло­сов ми­ро­во­го уров­ня.-

VALENTIN BARANOVSKY / STATE ACADEMIC MARIINSKY THEATRE

Эва-ма­рия Вест­брук в пар­тии Ка­те­ри­ны Из­май­ло­вой вдох­ну­ла све­жее зву­ча­ние в ста­рый спек­такль

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.