Сол­дат, две да­мы, три кар­ты

В Штут­гар­те про­шла пре­мье­ра «Пи­ко­вой да­мы» Чай­ков­ско­го в по­ста­нов­ке Йос­си Ви­ле­ра и Сер­джио Мо­ра­би­то

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Алек­сей Мо­к­ро­усов

УШтут­гарт­ско­го опер­но­го те­ат­ра оче­вид­ный рус­ский ак­цент. В его афи­ше – ба­лет Джо­на Кран­ко «Оне­гин» и опе­ра Эди­со­на Де­ни­со­ва по ро­ма­ну Бо­ри­са Ви­а­на «Пе­на дней» в трак­тов­ке Йос­си Ви­ле­ра и Сер­джио Мо­ра­би­то, сре­ди по­сто­ян­ных ре­жис­се­ров – Ки­рилл Се­реб­рен­ни­ков. Два го­да на­зад он по­ста­вил успеш­ную «Са­ло­мею» Штра­у­са, на этот ок­тябрь обе­ща­на пре­мье­ра «Ген­зе­ля и Гре­ты» (впро­чем, го­во­ря о Се­реб­рен­ни­ко­ве, те­перь каж­дый раз при­хо­дит­ся де­лать по­прав­ку на ве­тер).

Ви­лер и Мо­ра­би­то по­ста­ви­ли «Пи­ко­вую даму» – ло­гич­ный вы­бор в си­ту­а­ции, ко­гда забота об об­ще­до­ступ­ном ре­пер­ту­а­ре со­че­та­ет­ся с мыс­лью о ду­ма­ю­щем зри­те­ле. Силь­вен Кам­бре­лен (в бу­ду­щем се­зоне за пуль­том «Пи­ко­вой» его сме­нит Франк Бер­ман) ди­ри­жи­ру­ет Го­сор­кест­ром Штут­гар­та по­рой гром­ко, слов­но пе­ред ним пар­ти­ту­ра не романтической опе­ры, но со­ци­аль­но­кри­ти­че­ской дра­мы. Не все пев­цы на­хо­дят в се­бе си­лы от­ве­тить это­му на­по­ру ор­кест­ра не толь­ко во­каль­но, но и ар­ти­сти­че­ски. Ко­гда по­лу­ча­ет­ся (сре­ди вы­дер­жав­ших ис­пы­та­ние Вла­ди­слав Су­лим­ский – граф Том­ский), ре­зуль­тат впе­чат­ля­ет.

Дей­ствие пе­ре­не­се­но в об­вет­ша­лые квар­та­лы Пе­тер­бур­га на­ших дней, где во дво­рах мо­ло­дежь тре­ни­ру­ет­ся с мя­чом (ав­тор де­ко­ра­ций и ху­дож­ник по ко­стю­мам Ан­на Виб­рок яв­но лю­бит Хоп­пе­ра и ки­но нео­ре­а­лиз­ма). Нео­но­вая вы­вес­ка «24 ча­са» за­став­ля­ет по­до­зре­вать худ­шее, так и есть – Ли­за (Ре­бек­ка фон Ли­пин­ски) то ли окон­ча­тель­но пад­шая, то ли вы­со­ко­го по­ле­та со­дер­жан­ка кня­зя Елец­ко­го (Ши­гео Иши­но), за него и со­би­ра­ет­ся мер­кан­тиль­но за­муж. Но серд­цу не при­ка­жешь – про­стой сол­дат Гер­ман (Эрин Ча­вес), ли­хо ка­раб­ка­ю­щий­ся с ком­пакт­ным рюк­зач­ком по по­жар­ным лест­ни­цам, про­ни­ка­ет в ее меч­ты. Гер­ма­на бьют со­слу­жив­цы, его за­га­доч­ность сво­дит­ся к на­вяз­чи­вой идее обо­га­ще­ния. Атри­бу­ты все на­ча­ла 1990-х – за­пис­ка о сви­да­нии зву­чит по убо­го­му на­стен­но­му те­ле­фо­ну, ку­ча хла­ма сва­ле­на в те­леж­ку из су­пер­мар­ке­та, го­сти ба­ла де­ла­ют мас­ки из бу­маж­ных па­ке­тов – ни­что не про­ти­во­ре­чит тек­сту, со­хра­не­ны и ми­сти­ка мо­ло­жа­вой ста­ру­хи-гра­фи­ни (Хе­лене Шнай­дер­ман), и сце­на са­мо­убий­ства Ли­зы, бро­са­ю­щей­ся с кры­ши, и три кар­ты, обер­нув­ши­е­ся горь­кой на­смеш­кой. Рас­сказ ве­дет­ся се­рьез­но и в то же вре­мя так иро­нич­но, что на неко­то­рых сце­нах да­вишь­ся хо­хо­том, как пе­ред ба­лом, ко­гда невы­со­кая пух­лая Маша (Юко Ка­ку­та) ра­дост­но гля­дит с аван­сце­ны в зал, на­сла­жда­ясь про­ис­хо­дя­щим и пред­вку­шая пас­то­раль; это мгно­ве­ние из тех, что со­став­ля­ет радость те­ат­ра, хо­тя не сра­зу ска­жешь, что, мо­жет, и его смысл.- ШТУТГАРТ. 24 ИЮЛЯ, 22 СЕН­ТЯБ­РЯ

/ A. T. SCHAEFER

Та­ким пред­стал в спек­так­ле пе­тер­бург­ский мас­ка­рад

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.