Фран­цуз­ские ка­выч­ки

На фе­сти­ва­ле в Экс-ан-про­ван­се сыг­ра­ли «Кар­мен» Жор­жа Би­зе. Спек­такль, осве­жив­ший ори­ги­нал, по­ста­вил Дмит­рий Чер­ня­ков

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Дмит­рий Ре­нан­ский

Фун­да­мент вся­кой ре­цен­зии на но­вый спек­такль Дмит­рия Чер­ня­ко­ва – по­дроб­ный пе­ре­сказ трак­тов­ки то­го или ино­го хре­сто­ма­тий­но­го (или не очень) сю­же­та, сма­ко­ва­ние неожи­дан­ных сю­жет­ных хо­дов и па­ра­док­саль­ных де­та­лей. В раз­го­во­ре о по­след­ней ра­бо­те ре­жис­се­ра, став­шей цен­траль­ным со­бы­ти­ем фе­сти­ва­ля в Экс-ан-про­ван­се, без это­го ме­ди­та­тив­но­го пе­ре­би­ра­ния че­ток мож­но без тру­да обой­тись: те­ат­раль­ная ткань, как все­гда у Чер­ня­ко­ва, раз­ра­бо­та­на так изощ­рен­но, буд­то ка­жет­ся, что смот­ришь не опер­ный спек­такль, а фильм Три­е­ра или Ха­не­ке, но ре­жис­сер­ские ре­ше­ния цен­ны здесь не са­ми по се­бе, а тем, как неожи­дан­но све­жо и ост­ро бла­го­да­ря им вос­при­ни­ма­ет­ся му­зы­ка Жор­жа Би­зе. Про­зву­чав­шая не как шля­гер, но как трил­лер про­ван­саль­ская «Кар­мен» – не толь­ко важ­ней­шая пре­мье­ра ев­ро­пей­ско­го фе­сти­валь­но­го ле­та, но и этап­ное со­бы­тие со­вре­мен­но­го му­зы­каль­но­го те­ат­ра, от­кры­ва­ю­щее но­вые пу­ти в опер­ной ре­жис­су­ре.

Ре­жис­су­ра вы­яв­ля­ет од­но из важ­ней­ших (и ни­кем, ка­жет­ся, до сих пор не осмыс­лен­ных) ка­честв пар­ти­ту­ры Би­зе – ее те­ат­раль­ность: да­же стран­но, что мы до сих пор не за­ме­ча­ли, что ее ге­рои по­сто­ян­но де­лят­ся на тех, кто разыг­ры­ва­ет ми­ни-спек­так­ли, и тех, кто за ни­ми на­блю­да­ет. Глав­ный ге­рой «Кар­мен» Чер­ня­ко­ва – пе­ре­жи­ва­ю­щий кри­зис сред­не­го воз­рас­та успеш­ный со­вре­мен­ный муж­чи­на, ко­то­рый под дав­ле­ни­ем су­пру­ги ре­ша­ет­ся прой­ти курс пси­хо­те­ра­пии, при­ме­рив мас­ку До­на Хо­зе в ро­ле­вой иг­ре по мо­ти­вам но­вел­лы Ме­ри­ме и опе­ры Би­зе: в ней най­дет­ся ме­сто и ка­ста­нье­там, и бу­та­фор­ско­му цвет­ку, бро­шен­но­му цы­ган­кой к но­гам сво­е­го из­бран­ни­ка. По­на­ча­лу ле­че­ние про­хо­дит успеш­но, так что по­те­ряв­ший вкус к жиз­ни про­та­го­нист вновь об­ре­та­ет спо­соб­ность чув­ство­вать и лю­бить, но в ка­кой-то мо­мент экс­пе­ри­мент за­хо­дит слиш­ком да­ле­ко – его жерт­ва по­сте­пен­но пе­ре­ста­ет от­ли­чать иг­ру от ре­аль­но­сти и окон­ча­тель­но те­ря­ет рас­су­док.

Пе­ре­пи­сав раз­го­вор­ные диа­ло­ги Ме­лья­ка-га­ле­ви, Чер­ня­ков за­клю­ча­ет му­зы­ку Би­зе в те­ат­раль­ные ка­выч­ки, обес­пе­чи­ва­ю­щие необ­хо­ди­мое остра­не­ние, спа­си­тель­ную ди­стан­цию меж­ду пар­ти­ту­рой, ис­пол­ни­те­ля­ми и за­лом, – без нее за­иг­ран­ная и за­слу­шан­ная «Кар­мен» со все­ми сво­и­ми ха­ба­не­ра­ми и се­ги­ди­лья­ми, пре­вра­тив­ша­я­ся за пол­то­ра ве­ка в опе­ру-мем, опе­ру-ринг­тон, об­ре­че­на бы­ла бы оста­вать­ся ли­бо вам­пу­кой, ли­бо кит­чем. «Це­лью ис­кус­ства», учил Шк­лов­ский, «яв­ля­ет­ся дать ощу­ще­ние ве­щи как ви­де­ние, а не как узна­ва­ние»: вто­ря от­цу-ос­но­ва­те­лю рус­ской фор­маль­ной шко­лы, глав­ный фор­ма­лист ми­ро­вой опер­ной сце­ны вы­стра­и­ва­ет дра­ма­тур­гию спек­так­ля как слож­ный путь во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с пер­во­ис­точ­ни­ком – от иро­нии в пер­вых сце­нах к без­услов­но­сти пе­ре­жи­ва­ния тра­ге­дии «Кар­мен» в фи­на­ле.

Ре­жис­сер­ский сверх­сю­жет бе­реж­но под­дер­жи­ва­ет му­зы­каль­ный ру­ко­во­ди­тель по­ста­нов­ки Па­б­ло Эрас­ка­са­до: три го­да на­зад он иг­рал в Эк­се Мо­цар­та вме­сте с Фрай­бург­ским ба­роч­ным ор­кест­ром, те­перь встал за пульт «Ор­кест­ра де Па­ри» – но ре­зуль­тат ока­зал­ся во мно­гом схо­жим. За по­след­ние го­ды опе­ру Би­зе не раз ис­пол­ня­ли пат­ри­ар­хи­а­у­тен­ти­сты от Ни­ко­лау­са Ар­нон­ку­ра до Джо­на Эли­о­та Гар­ди­не­ра, и трак­тов­ка Эрас-ка­са­до, фор­маль­но не при­над­ле­жа­ще­го к ла­ге­рю ста­рин­щи­ков, им оче­вид­но на­сле­ду­ет: яс­ный про­зрач­ный звук, упру­гая рит­ми­ка, ри­то­ри­че­ская за­ост­рен­ность, ана­ли­ти­че­ский стиль иг­ры с фе­но­ме­наль­ной и для ро­ман­ти­че­ской опе­ры, и для ор­кест­ра-тя­же­ло­ве­са осмыс­лен­но­стью му­зи­ци­ро­ва­ния. Аме­ри­кан­ский те­нор Май­кл Фа­би­а­но в ро­ли До­на Хо­зе по­ка­зал­ся вы­да­ю­щим­ся ак­те­ром, но и с во­каль­ной, и с те­ат­раль­ной точ­ки зре­ния вне кон­ку­рен­ции оста­лась Сте­фа­ни д’устрак. Шко­ла ба­роч­ной опе­ры Уи­лья­ма Кри­сти, под управ­ле­ни­ем ко­то­ро­го пе­ви­ца де­бю­ти­ро­ва­ла в Экс-ан-про­ван­се 17 лет на­зад, да­ла о се­бе знать: от ге­ро­инь ка­ких-ни­будь «Га­лант­ных Ин­дий» Ра­мо ее Кар­мен от­де­лял лишь один неболь­шой шаг.-

/ PATRICK BERGER / ARTCOMPRESS

Би­зе бы не рас­стро­ил­ся, уви­дев в ро­лях сво­их ге­ро­ев Сте­фа­ни д’устрак и Майк­ла Фа­би­а­но

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.