В по­ис­ках че­ло­ве­ка

Ак­те­ры перм­ско­го «Те­ат­ра-те­ат­ра» про­ве­ли со­цио­ло­ги­че­ское ис­сле­до­ва­ние пря­мо на сцене. Ла­бо­ра­тор­ный опыт во­влек в дей­ствие и зри­те­лей

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Еле­на Смо­ро­ди­но­ва

Фойе перм­ско­го «Те­ат­ра-те­ат­ра». Де­вуш­ка в чер­ной фут­бол­ке и джин­сах за­яв­ля­ет сквозь зри­тель­ский гул: «Я – ак­три­са, и спек­такль уже на­чал­ся». Поз­же она и еще де­вять че­ло­век из ста­жер­ской труп­пы «Те­ат­ра-те­ат­ра» разо­бьют зри­те­лей по неоче­вид­ным кри­те­ри­ям (сре­ди них – «Са­ши», «Лю­ди вы­со­ко­го ро­ста» и са­мый ори­ги­наль­ный – «Че­ло­век») и по­ве­дут каж­дый сво­им марш­ру­том на сце­ну, где устро­ят со­цио­ло­ги­че­ский опрос, фик­си­ру­ю­щий уро­вень эм­па­тии сре­ди зри­те­лей.

Во­об­ще-то в Лаборатории пла­сти­че­ско­го те­ат­ра, ко­то­рую в «Те­ат­ре­те­ат­ре» ор­га­ни­зо­ва­ли Фе­сти­валь – шко­ла со­вре­мен­но­го ис­кус­ства «Тер­ри­то­рия» и ком­па­ния «Си­бур», ак­те­ры под ру­ко­вод­ством ре­жис­се­ра и хо­рео­гра­фа Алек­сандра Ан­д­ри­яш­ки­на за­ни­ма­лись пер­фор­ма­тив­ны­ми прак­ти­ка­ми, ис­сле­ду­ю­щи­ми вза­и­мо­дей­ствие те­лес­но­го и сло­вес­но­го. Це­лью, ве­ро­ят­но, бы­ла не толь­ко за­яв­лен­ная ре­флек­сия на те­му вы­ска­зы­ва­ния и ав­то­ра в со­вре­мен­ном те­ат­ре (ак­те­ры сни­ма­ли-на­де­ва­ли фут­бол­ки со сло­вом «автор», пол ре­пе­ти­ци­он­но­го про­стран­ства, где ока­за­лась моя груп­па пе­ред тем, как по­пасть на сце­ну, был усе­ян бу­маж­ка­ми со сло­ва­ми вро­де «ре­пе­ти­ция», «вы­ска­зы­ва­ние»), но и по­иск оче­ред­ной но­вой ис­крен­но­сти в от­но­ше­ни­ях меж­ду зри­те­лем и ак­те­ром.

Глав­ный ин­стру­мент по­ис­ка – кон­такт, так­тиль­ный и вер­баль­ный. По­сле пу­те­ше­ствия по те­ат­ру взяв­шись за ру­ки (это неудоб­но), про­вод­ник, ак­тер Алек­сей Ка­ра­ку­лов, объ­явил пя­ти­ми­нут­ку от­кро­вен­но­сти и пред­ло­жил за­дать ему лю­бой во­прос, по­обе­щав мак­си­маль­но чест­ный от­вет. Пуб­ли­ка из мо­ей груп­пы упраж­ня­лась на фи­ло­соф­ские и око­ло­те­ат­раль­ные те­мы. Всем, ка­жет­ся, то­же бы­ло неудоб­но.

Внут­рен­ние гра­ни­цы, же­ла­ние ска­зать прав­ду о се­бе или слу­ка­вить – уже не ак­те­ров, а зри­те­лей ока­за­лись ито­гом этой лаборатории. А ко­гда один из ак­те­ров со­об­щил (или слу­ка­вил?) «я бо­лен, и неко­то­рые дру­зья не по­жи­ма­ют мне ру­ки» и к нему вы­стро­и­лась оче­редь из же­ла­ю­щих об­нять и по­жать ру­ку зри­те­лей, вдруг вспом­нил­ся спек­такль «Враг на­ро­да» То­ма­са Остер­май­е­ра, при­ве­зен­ный в Моск­ву все той же «Тер­ри­то­ри­ей»: то­гда неожи­дан­но для ак­те­ров под­дер­жать Сток­ма­на на сце­ну вы­шло не мень­ше по­ло­ви­ны за­ла. Здесь зри­те­лей фи­зи­че­ски бы­ло мень­ше, но акт уже не граж­дан­ской, а че­ло­ве­че­ской общ­но­сти со­сто­ял­ся.-

ГЛЕБ КУЗНЕЦОВ / ТЕР­РИ­ТО­РИЯ

Ла­бо­ра­то­рия по­ка­за­ла че­ло­ве­че­скую при­ро­ду, как она есть

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.