В Моск­ву при­е­хал Ма­га­дан

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Олег Зин­цов

Стар­то­вал про­ект Cargo Moscow зна­ме­ни­той немец­кой груп­пы Rimini Protokoll. Его про­ка­ты­ва­ют в бук­валь­ном смыс­ле сло­ва – зри­те­ли ез­дят в гру­зо­ви­ке и слу­ша­ют рас­ска­зы даль­но­бой­щи­ков

На­до вый­ти из мет­ро «Бра­ти­слав­ская», най­ти фу­ру с над­пи­сью Cargo Moscow и за­гру­зить­ся в нее. А даль­ше как в хре­сто­ма­тий­ном диа­ло­ге из «Брил­ли­ан­то­вой ру­ки»: «Бу­де­те у нас на Ко­лы­ме...» – «Кхм, нет, уж луч­ше вы к нам». Сде­ла­но: Ко­лы­ма у нас.

Cargo Moscow ими­ти­ру­ет даль­но­бой­ный рейс Ма­га­дан – Москва в окрест­но­стях Ка­пот­ни. Зри­те­ли си­дят в фур­гоне и смот­рят в сте­ну. По­тря­хи­ва­ет. За­на­вес под­ни­ма­ет­ся (мы же в те­ат­ре!) – за про­зрач­ной сте­ной про­плы­ва­ют пей­за­жи мос­ков­ских окра­ин: пром­зо­ны, ав­то­сто­ян­ки, бен­зо­за­прав­ки, МКАД, сно­ва пром­зо­ны. За­на­вес опус­ка­ет­ся – на трех экра­нах по­яв­ля­ют­ся ули­цы Ма­га­да­на, трас­са «Ко­лы­ма», хро­ни­ка пер­вых пя­ти­ле­ток и ли­ца на­ших во­ди­те­лей в ка­бине. Ро­ман и Ан­дрей, один по­мо­ло­же, дру­гой на­чи­нал го­нять фу­ры еще в СССР, рас­ска­зы­ва­ют о жиз­ни даль­но­бой­щи­ков, в ко­то­рой да­же ру­ти­на ка­жет­ся бы­ли­ной. За­куп­ки в до­ро­гу: 15 кг мя­са, 18 бу­ты­лок вод­ки. Ку­пим оле­ня, по­ве­сим в ку­зо­ве, бу­дем от­ре­зать по­не­мно­гу и жа­рить. Пли­та есть, ман­гал есть, фу­ра – дом на ко­ле­сах. Боль­ше, чем дом. Ро­ман и Ан­дрей рас­ска­зы­ва­ют о со­вер­шен­но бы­то­вых ве­щах, не ка­са­ясь по­ли­ти­ки, но в этих рас­ска­зах воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние про­стор­но­го и сво­бод­но­го ми­ра, опас­но­го и ар­ха­ич­но­го, с иным те­че­ни­ем вре­ме­ни (рей­сы мо­гут длить­ся неде­ля­ми и ме­ся­ца­ми). О по­ли­ти­ке на­по­ми­на­ют бе­гу­щие тит­ры с су­хой ин­фор­ма­ци­ей: со­кра­ще­ние зар­плат, нече­ло­ве­че­ский ре­жим тру­да и от­ды­ха, ста­ти­сти­ка смерт­но­сти на до­ро­гах, си­сте­ма «Пла­тон», за­ба­стов­ки и ак­ции про­тив нее. В ка­бине – та­лис­ма­ны, фо­то­гра­фии близ­ких (се­мей­ная жизнь даль­но­бой­щи­ка – важ­ная ли­ния раз­го­во­ра).

Cargo X – вто­рой се­рий­ный про­ект груп­пы Rimini Protokoll, в ко­то­ром вме­сто Х сто­ит на­зва­ние рос­сий­ской сто­ли­цы. Но хро­но­ло­ги­че­ски он сде­лан рань­ше Remote Х – спек­так­ля-про­гул­ки в со­про­вож­де­нии ком­пью­тер­но­го аудио­ги­да, в ко­то­ром зри­те­ли ста­но­вят­ся участ­ни­ка­ми-пер­фор­ме­ра­ми, вы­пол­ня­ют (или от­ка­зы­ва­ют­ся) раз­лич­ные за­да­ния и при­вле­ка­ют вни­ма­ние слу­чай­ных про­хо­жих и пас­са­жи­ров мет­ро. В Cargo зри­те­ли пас­сив­ны и неви­ди­мы – про­зрач­ная для них сте­на фу­ры сна­ру­жи зер­каль­на. Мы про­сто груз (но груз на­блю­да­тель­ный), а ге­рои – Ан­дрей и Ро­ман, ре­аль­ные лю­ди, ко­то­рых мы рань­ше не пред­став­ля­ли, а те­перь позна­ко­ми­лись. Се­рий­ность у Rimini Protokoll – не по­вто­ре­ние, а каж­дый раз но­вый опыт, с дру­ги­ми людь­ми и в дру­гих пей­за­жах: Cargo Moscow со­всем не то же, что Cargo Sofia (пер­вая вер­сия про­ек­та) или Cargo Avignon (спе­ци­аль­ная вер­сия для Ави­ньон­ско­го те­ат­раль­но­го фе­сти­ва­ля). Мос­ков­ский спек­такль вполне мо­жет ока­зать­ся од­ним из са­мых впе­чат­ля­ю­щих. Пром­зо­ны тут эпи­че­ских мас­шта­бов. А Ко­лы­ма – слиш­ком на­гру­жен­ный об­раз, что­бы ней­траль­но вос­при­ни­мать его про­ек­цию на Ка­пот­ню. Cargo Moscow на­по­ми­на­ет о со­ци­аль­но­по­ли­ти­че­ской ре­аль­но­сти се­го­дняш­ней Рос­сии, в од­но ка­са­ние риф­муя ис­то­рию с гео­гра­фи­ей.

То, что де­ла­ют Rimini Protokoll в Cargo X и мно­го­чис­лен­ных дру­гих про­ек­тах, со­вре­мен­ное ис­кус­ство­ве­де­ние опи­сы­ва­ет как «де­ле­ги­ро­ван­ный пер­фор­манс». Речь идет о «дей­стви­ях, пе­ре­дан­ных по прин­ци­пу аут­сор­син­га непро­фес­си­о­на­лам, ко­то­рых по­про­си­ли разыг­рать ка­кой-ли­бо ас­пект их иден­тич­но­сти», сфор­му­ли­ро­ва­ла в 2012 г. аме­ри­кан­ский кри­тик Кл­эр Би­шоп. Или про­фес­си­о­на­лам из дру­гих об­ла­стей, чьи на­вы­ки «встра­и­ва­ют­ся в пер­фор­манс как ре­ди-мейд». Но де­ле­ги­ро­ва­ние – «это не од­но­сто­рон­ний нис­хо­дя­щий жест. В свою оче­редь, ис­пол­ни­те­ли то­же де­ле­ги­ру­ют нечто ху­дож­ни­ку: га­ран­тию под­лин­но­сти, обес­пе­чен­ную их бли­зо­стью к по­все­днев­ной со­ци­аль­ной ре­аль­но­сти». По Би­шоп, та­кие про­ек­ты свя­за­ны преж­де все­го с осмыс­ле­ни­ем эти­ки и эс­те­ти­ки со­вре­мен­но­го тру­да.

Rimini Protokoll за­ня­ты имен­но этим – они на­пря­мую зна­ко­мят нас с те­ми, кто еже­днев­ны­ми уси­ли­я­ми вра­ща­ет мир по­треб­ле­ния: бу­рит нефть или во­зит гру­зы. Это все­гда вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ный, эф­фект­ный, увле­ка­тель­ный и от­чет­ли­во ле­вый те­атр – не де­кла­ра­тив­но, а сущ­ност­но, на че­ло­ве­че­ском уровне, гла­за в гла­за. Вы­хо­дя из фу­ры по­сле по­езд­ки, неко­то­рые зри­те­ли по­жи­ма­ли ак­те­рам-во­ди­те­лям ру­ку. Это бы­ло их «бра­во!» Боль­ше, чем «бра­во!»

/ ИП ЕЛЮТИН Ф. К.

Зри­те­ли Cargo Moscow си­дят за зер­каль­ным стек­лом – сна­ру­жи их не вид­но

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.