«Мы про­дол­жим ин­ве­сти­ции в Рос­сию»

Vedomosti - - ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА - Алек­сандра Те­рен­тье­ва Ан­на Щер­ба­ко­ва

Марк Сат­тон рас­ска­зы­ва­ет о 10 го­дах сов­мест­ной ра­бо­ты International Paper с «Или­мом», объ­яс­ня­ет, как уда­ет­ся раз­де­лить рын­ки с парт­не­ром, рас­кры­ва­ет стра­те­гию биз­не­са в Рос­сии «Мы при­ло­жи­ли мно­го дол­го­сроч­ных уси­лий, что­бы по­стро­ить хо­ро­шие, устой­чи­вые от­но­ше­ния – де­ло­вые и лич­ные. Они очень про­дук­тив­ны. Нам нра­вит­ся сов­мест­ный биз­нес» ДВА ГЛАВ­НЫХ РЫН­КА – До­воль­ны ли вы рос­сий­ским биз­не­сом International Paper, за­во­дом в Све­то­гор­ске? Есть

Аме­ри­кан­ская International Paper – один из ми­ро­вых ли­де­ров сре­ди ле­со­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щих пред­при­я­тий, ее ак­ти­вы рас­сре­до­то­че­ны по 24 стра­нам ми­ра. В Рос­сии ком­па­ния ра­бо­та­ет с 1998 г., здесь она вла­де­ет цел­лю­лоз­но-бу­маж­ным ком­би­на­том в Све­то­гор­ске в Ле­нин­град­ской об­ла­сти. И уже 10 лет International Paper – парт­нер рос­сий­ских биз­не­сме­нов За­ха­ра Смуш­ки­на и Бо­ри­са Зин­га­ре­ви­ча по груп­пе «Илим», круп­ней­шей ле­со­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щей ком­па­нии в Рос­сии. Марк Сат­тон, про­ра­бо­тав­ший в International Paper 33 го­да, стал ее глав­ным исполнительным ди­рек­то­ром в но­яб­ре 2014 г., а в на­ча­ле 2015 г. так­же воз­гла­вил со­вет ди­рек­то­ров ком­па­нии.

В преды­ду­щие го­ды госдеп США не ре­ко­мен­до­вал аме­ри­кан­ским биз­не­сме­нам участ­во­вать в Пе­тер­бург­ском эко­но­ми­че­ском фо­ру­ме. В этом го­ду Сат­тон, впер­вые при­няв­ший уча­стие в фо­ру­ме и при­е­хав­ший в Пе­тер­бург со всей се­мьей, с улыб­кой уве­ря­ет, что госдеп не про­тив. Рос­сия – важ­ная часть биз­не­са International Paper, под­черк­нул Сат­тон в ин­тер­вью «Ве­до­мо­стям». И биз­нес, по мне­нию Сат­то­на, ко­то­рый так­же пред­се­да­тель­ству­ет в Аме­ри­ка­но-рос­сий­ском де­ло­вом со­ве­те, «мо­жет сыг­рать свою роль в том, что­бы стра­ны по­ня­ли цен­ность со­труд­ни­че­ства». У са­мой International Paper со­труд­ни­че­ство с рос­сий­ски­ми парт­не­ра­ми скла­ды­ва­ет­ся наи­луч­шим об­ра­зом, что с удо­воль­стви­ем под­твер­дил при­няв­ший уча­стие в раз­го­во­ре Смуш­кин. «Мы ви­дим, что сов­мест­ная ра­бо­та да­ет нам боль­ше, чем мы смог­ли бы сде­лать по от­дель­но­сти», – го­во­рит он об от­но­ше­ни­ях с аме­ри­кан­ским парт­не­ром.

– Есть ли воз­мож­ность нор­маль­но за­ни­мать­ся биз­не­сом, по­ка не сня­ты санк­ции в от­но­ше­нии Рос­сии?

Марк Сат­тон: Для нас биз­нес – это про­из­вод­ство лес­ной про­дук­ции, Рос­сия очень кон­ку­рен­то­спо­соб­на на этом рын­ке, и это су­ще­ствен­ная часть рын­ка для нас. На­ше СП с «Или­мом» ори­ен­ти­ро­ва­но на ки­тай­ский ры­нок, и по­след­ние два го­да бы­ли очень бла­го­при­ят­ны для нас. Дру­гая часть на­ше­го биз­не­са

в Рос­сии [Све­то­гор­ский ЦБК] ори­ен­ти­ро­ва­на на ло­каль­ный рос­сий­ский ры­нок, здесь есть неко­то­рое за­мед­ле­ние, но в по­след­нее вре­мя за­мет­ны улуч­ше­ния. Мы кон­ку­рен­то­спо­соб­ны на внут­рен­нем рын­ке и очень, ис­клю­чи­тель­но, кон­ку­рен­то­спо­соб­ны на экс­порт­ном рын­ке. – Ка­кие-то спе­ци­аль­ные во­про­сы хо­те­лось бы об­су­дить с Вла­ди­ми­ром Пу­ти­ным на сес­сии Аме­ри­ка­но-рос­сий­ско­го де­ло­во­го со­ве­та? (Ин­тер­вью про­хо­ди­ло до за­се­да­ния со­ве­та на Пе­тер­бург­ском фо­ру­ме. – «Ведомости».) М. С.: За­да­ча со­ве­та в том, что­бы рос­сий­ские и аме­ри­кан­ские биз­не­сме­ны ра­бо­та­ли вме­сте с пра­ви­тель­ства­ми над со­зда­ни­ем бла­го­при­ят­ной сре­ды для биз­не­са в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве. Мы за­ни­ма­ем­ся этим каж­дый день и ра­бо­та­ем вме­сте с пра­ви­тель­ства­ми обе­их стран. – Та­кая биз­нес-ди­пло­ма­тия? М. С.: Мож­но на­звать это биз­не­с­ди­пло­ма­ти­ей, но все очень праг­ма­тич­но: при­ни­мать биз­нес-ре­ше­ния, ко­то­рые бу­дут по­мо­гать на­шим ком­па­ни­ям и со­труд­ни­кам, хо­тя по­мо­гать на­шим пра­ви­тель­ствам и стра­нам то­же хо­ро­шо. Но это пре­крас­ная воз­мож­ность для ком­па­ний, ко­то­рые рас­по­ло­же­ны в Рос­сии и ко­то­рые на­хо­дят­ся в США, улуч­шить наш биз­нес, в том чис­ле и для на­ших со­труд­ни­ков. – Вы ожи­да­е­те по­теп­ле­ния в от­но­ше­ни­ях меж­ду Рос­си­ей и США? М. С.: Я очень на­де­юсь, что США и Рос­сия про­дол­жат улуч­шать от­но­ше­ния. Тут важ­ны вре­мен­ны`е го­ри­зон­ты и пер­спек­ти­ва. За вре­мя на­ше­го при­сут­ствия в Рос­сии с 1998 г. сме­ни­лось три ад­ми­ни­стра­ции США, и мы при­ни­ма­ем дол­го­сроч­ные биз­нес-ре­ше­ния. Я счи­таю, что биз­нес мо­жет сыг­рать свою роль в том, что­бы стра­ны по­ня­ли цен­ность со­труд­ни­че­ства. ли пла­ны рас­ши­рять при­сут­ствие ком­па­нии в Рос­сии? М. С.: Рос­сий­ский биз­нес, на 100% при­над­ле­жа­щий International Paper, в очень хо­ро­шем со­сто­я­нии, у нас до­ста­точ­но про­из­вод­ствен­ных мощ­но­стей, и мы каж­дый год ин­ве­сти­ру­ем в ре­а­ли­за­цию про­ек­тов по улуч­ше­нию се­бе­сто­и­мо­сти энер­гии, ка­че­ства, эко­ло­ги­че­ских по­ка­за­те­лей и дру­гих об­ла­стей. И мы про­дол­жим ин­ве­сти­ции в Рос­сию. Мы с За­ха­ром го­во­рим об «Или­ме» в кон­тек­сте ин­ве­сти­ций, здесь то­же есть мно­го ин­те­рес­ных воз­мож­но­стей для раз­ви­тия и со­вер­шен­ство­ва­ния на­ше­го биз­не­са. – В ка­ком на­прав­ле­нии вы пла­ни­ру­е­те раз­ви­вать биз­нес «Или­ма»? Но­вые ин­ве­сти­ции? Воз­мож­но, при­об­ре­те­ния? За­хар Смуш­кин: Мы рас­смат­ри­ва­ем лю­бые воз­мож­но­сти, ко­то­рые поз­во­лят по­вы­сить при­быль­ность. У ком­па­нии есть два ос­нов­ных рын­ка, на ко­то­рых мы ра­бо­та­ем. На­ше про­из­вод­ство в Си­би­ри ори­ен­ти­ро­ва­но на экс­порт, по­сколь­ку внут­рен­ний ры­нок там сла­бо развит. По­это­му на 98% про­из­вод­ство ра­бо­та­ет на ки­тай­ский ры­нок.

До­ля груп­пы «Илим» на рын­ке хвой­ной цел­лю­ло­зы в Ки­тае со­став­ля­ет от 15 до 18%. А по лист­вен­ной цел­лю­ло­зе, ко­то­рую им­пор­ти­ру­ют из Юж­ной Аме­ри­ки, в Ки­тае огром­ная

кон­ку­рен­ция. Наш ры­нок – се­вер­ная и цен­траль­ная часть Ки­тая, немно­го мы до­став­ля­ем мо­рем в юж­ную часть Ки­тая. Прав­да, ры­нок лист­вен­ной цел­лю­ло­зы не та­кой при­быль­ный для нас – все­го 5% и да­же ни­же. International Paper то­же ра­бо­та­ет на ки­тай­ском рын­ке и в про­шлом го­ду ку­пи­ла про­из­вод­ство в США (до­пол­ни­тель­но об этом мо­жет рас­ска­зать Марк). Но по­чти все, что мы де­ла­ем в Си­би­ри, идет в Ки­тай.

И ки­тай­ский ры­нок до сих пор рас­тет, хо­тя тем­пы ро­ста немно­го сни­зи­лись, но объ­е­мы за­ку­пок еще до­ста­точ­но ве­ли­ки, нам хва­та­ет. Дру­гая часть на­ше­го сов­мест­но­го биз­не­са на­хо­дит­ся в ев­ро­пей­ской ча­сти и ори­ен­ти­ро­ва­на на Ев­ро­пу и внут­рен­ний ры­нок. Здесь на­ши за­во­ды вы­пус­ка­ют в ос­нов­ном упа­ко­воч­ные ма­те­ри­а­лы.

Та­ким об­ра­зом, мы име­ем три на­прав­ле­ния для раз­ви­тия. Пер­вое из них – это уве­ли­че­ние про­из­во­ди­тель­но­сти на­ших ком­би­на­тов сум­мар­но на 500 000 т в год за счет так на­зы­ва­е­мой рас­шив­ки уз­ких мест. Еще од­на идея, мы ее об­суж­да­ем с Мин­пром­тор­гом, – мо­жет быть, нач­нем ду­мать еще об од­ном greenfield-про­ек­те в Си­би­ри, ес­ли на ки­тай­ском рын­ке для нас най­дет­ся ме­сто. И тре­тье на­прав­ле­ние – упа­ков­ка, т. е. раз­ви­тие в сег­мен­те го­то­вой упа­ков­ки (и это про­дук­ция с вы­со­кой до­бав­лен­ной сто­и­мо­стью).

Од­на из за­дач – внут­рен­няя ре­струк­ту­ри­за­ция ком­па­нии, по­то­му что мы про­ве­ря­ем си­нер­ге­ти­че­ский эф­фект от, на­при­мер, объ­еди­не­ния Све­то­гор­ско­го ЦБК и «Или­ма». Это внут­рен­ние рас­че­ты, так что о них по­ка ра­но го­во­рить, но мы ду­ма­ем об этом. В кон­це это­го или на­ча­ле сле­ду­ю­ще­го го­да мы при­мем но­вую стра­те­гию на сле­ду­ю­щие 5–7 лет и бу­дем спать спо­кой­но (сме­ют­ся). М. С.: За­хар упо­мя­нул о цел­лю­лоз­но-бу­маж­ном биз­не­се, ко­то­рый International Paper ку­пи­ла в США. Это за­вод рас­пу­шен­ной цел­лю­ло­зы, ко­то­рая ис­поль­зу­ет­ся для под­гуз­ни­ков и дру­гих про­дук­тов. Мы про­да­ем ее по все­му ми­ру, вклю­чая Ки­тай. Биз­нес «Или­ма» в Си­би­ри, ори­ен­ти­ро­ван­ный на Ки­тай, и биз­нес International Paper в США, вы­пус­ка­ю­щий про­дук­цию для по­ста­вок в Ки­тай и не толь­ко, – они про­из­во­дят раз­ные про­дук­ты. Но это хвой­ная цел­лю­ло­за. И это два са­мых кон­ку­рен­то­спо­соб­ных ре­ги­о­на во всем мире для про­из­вод­ства та­кой про­дук­ции. В Рос­сии – Си­бирь, а в США – юго-во­сточ­ная часть стра­ны.

ПО­СТРО­И­ЛИ МОСТ

– У вас есть со­гла­ше­ние о некон­ку­рен­ции? З. С.: Со­гла­ше­ние об от­ка­зе от кон­ку­рен­ции, ко­неч­но, есть – есть ак­ци­о­нер­ное со­гла­ше­ние, в ко­то­ром это про­пи­са­но. В Рос­сии, на­при­мер, «Илим» иг­ра­ет ос­нов­ную роль, а в мире – International Paper. Но во мно­гих слу­ча­ях, ко­гда мы де­ла­ем что-то по от­дель­но­сти, мы всту­па­ем в кон­такт, об­суж­да­ем, вме­сте ре­ша­ем, при­хо­дим к об­ще­му со­гла­ше­нию.

Ко­неч­но, все ком­па­нии стре­мят­ся к ли­дер­ству, за­нять луч­шую по­зи­цию. М. С.: Это так.

– Как это ор­га­ни­зо­ва­но – раз­де­ле­ние по про­дук­там?

З. С.: Мы про­ве­ря­ем все огра­ни­че­ния, ко­то­рые рас­про­стра­ня­ют­ся на ме­сто, где мы со­би­ра­ем­ся про­да­вать, об­суж­да­ем при­быль­ность, рис­ки. И ес­ли обе сто­ро­ны со­глас­ны, мы это де­ла­ем. – Ду­ма­е­те ли о ка­ких-то при­об­ре­те­ни­ях в Рос­сии?

М. С.: У нас нет идей при­об­ре­тать что-ли­бо по от­дель­но­сти. Ес­ли За­хар ска­жет о ка­кой-то воз­мож­но­сти, мы бу­дем рас­смат­ри­вать ее вме­сте. На­при­мер, в Рос­сии для нас ин­те­ре­сен упа­ко­воч­ный сег­мент. – Рас­смат­ри­ва­е­те ли воз­мож­ность про­ве­сти IPО «Или­ма»?

М. С.: Нет, не рас­смат­ри­ва­ем. З. С.: Пре­жде все­го, фон­до­вый ры­нок в Рос­сии сей­час бли­зок к ну­лю... (Сме­ет­ся.) На нем нет дол­го­сроч­ных де­нег. Это шут­ка. Но с ка­кой це­лью про­во­дить IPO? У нас рав­ные до­ли, а так по­явит­ся еще кто-то тре­тий, на­до бу­дет де­лить власть.

М. С.: Мы в International Paper очень до­воль­ны на­шим парт­нер­ством с За­ха­ром и дру­ги­ми на­ши­ми ин­ве­сто­ра­ми. Мы от­ме­ча­ем 10 лет со­труд­ни­че­ства в этом го­ду и счи­та­ем, что это хо­ро­шее парт­нер­ство.

З. С.: Ос­нов­ная цель IPО – ин­ве­сти­ро­вать до­пол­ни­тель­ный ка­пи­тал. Но ка­пи­тал на рын­ке на­мно­го до­ро­же кре­ди­тов. Став­ки по кре­ди­там близ­ки к 3%. К со­жа­ле­нию, LIBOR по­вы­ша­ет­ся. Но в лю­бом слу­чае мы не ви­дим при­чин, что­бы про­во­дить IPO.

М. С.: И ба­ланс ком­па­нии очень силь­ный.

– Вы ру­ко­во­ди­те International Paper не так дав­но, ко вре­ме­ни ва­ше­го на­зна­че­ния ком­па­ния уже семь лет вла­де­ла до­лей в «Или­ме». Сколь­ко вре­ме­ни по­тре­бо­ва­лось, что­бы по­стро­ить та­кие креп­кие от­но­ше­ния?

М. С.: Это не толь­ко моя за­слу­га, это за­слу­га мо­их пред­ше­ствен­ни­ков. Мы по­тра­ти­ли мно­го вре­ме­ни на по­стро­е­ние биз­нес-от­но­ше­ний. Мы об­ме­ни­ва­лись тех­но­ло­ги­я­ми. Со­труд­ни­ки International Paper ра­бо­та­ли в «Или­ме», со­труд­ни­ки «Или­ма» – в International Paper; в со­ве­те ди­рек­то­ров «Или­ма» есть топ-ме­не­дже­ры International Paper, За­хар вза­и­мо­дей­ству­ет с со­ве­том ди­рек­то­ров International Paper. Мы при­ло­жи­ли мно­го дол­го­сроч­ных уси­лий, что­бы по­стро­ить хо­ро­шие, устой­чи­вые от­но­ше­ния – де­ло­вые и лич­ные. Они очень про­дук­тив­ны. Нам нра­вит­ся сов­мест­ный биз­нес. На­шим со­труд­ни­кам нра­вит­ся ра­бо­тать у нас и у на­ших парт­не­ров по СП.

З. С.: По­хо­же, на­ши со­труд­ни­ки удо­вле­тво­ре­ны да­же боль­ше, чем мы са­ми (сме­ют­ся). Это силь­но впе­чат­ля­ет ме­ня. Как пра­ви­ло, сов­мест­ные пред­при­я­тия со­зда­ют­ся на опре­де­лен­ный срок, но на­ше су­ще­ству­ет уже 10 лет. Так что я мо­гу толь­ко под­дер­жать то, что ска­зал Марк. В ок­тяб­ре мы бу­дем от­ме­чать 10-ле­тие, пред­по­ло­жи­тель­но – в Нью-йор­ке. А в июне – 25 лет «Или­ма». И мы ве­рим, что по­стро­и­ли мост. Мы очень близ­ки по мен­та­ли­те­ту. Ключ к успе­ху – дис­кус­сия, она долж­на быть от­кры­той. Мы ста­ра­ем­ся со­здать внут­рен­нюю куль­ту­ру, ес­ли хо­ти­те. Очень важ­но преду­га­ды­вать кон­фликт­ные си­ту­а­ции. Мы лю­бим кон­флик­ты, это путь к ро­сту. Мы ви­дим, что сов­мест­ная ра­бо­та да­ет нам боль­ше, чем мы смог­ли бы сде­лать по от­дель­но­сти. И на­де­юсь, что в бу­ду­щем бу­дет так же. В це­лом мир на­хо­дит­ся в ста­дии де­прес­сии. У нас боль­шое про­из­вод­ство, а кли­ен­ты сей­час осто­рож­ни­ча­ют. По­сто­ян­ный по­иск и эф­фек­тив­ность – сек­рет успе­ха. И сов­мест­ное

пред­при­я­тие – один из пу­тей до­стичь это­го. Я по­ни­маю по­зи­цию Мар­ка, со­ве­та ди­рек­то­ров и то­п­ме­недж­мен­та International Paper. Сна­ча­ла бы­ло, мо­жет быть, не так хо­ро­шо, сей­час у нас хо­ро­шее вза­и­мо­дей­ствие и хо­ро­шая ат­мо­сфе­ра. – Сколь­ко «Илим» мог бы сто­ить?

З. С.: Это во­прос оцен­ки, вы же по­ни­ма­е­те. При­мер­но $4 млрд. Я ве­рю, что боль­ше – $4–4,5 млрд. Мы ис­поль­зу­ем сред­ний муль­ти­пли­ка­тор EV/EBITDA [рав­ный] 6. Но мы го­во­рим о ры­ноч­ной ка­пи­та­ли­за­ции за вы­че­том дол­га и ди­ви­ден­дов. – International Paper ку­пи­ла свою до­лю за $600 млн...

М. С.: Да, где-то по­ряд­ка $600 млн. З. С.: Око­ло то­го, $600–620 млн. Наш сред­ний уро­вень со­во­куп­но­го до­хо­да ак­ци­о­не­ров – око­ло 17% в год, ес­ли брать по­след­ние 10 лет. В сред­нем. Это боль­шой успех. Мы этих цифр са­ми не зна­ли. Спе­ци­аль­но под­счи­та­ли к при­ез­ду Мар­ка (сме­ет­ся). М. С.: Да, это хо­ро­ший уро­вень. – Вы упо­ми­на­ли, что об­суж­да­е­те воз­мож­ность объ­еди­не­ния «Или­ма» и за­во­да International Paper в Све­то­гор­ске. В ка­кой фор­ме это воз­мож­но? По­куп­ка? Сли­я­ние?

З. С.: Об­суж­де­ние про­дол­жа­ет­ся. Но вы по­ни­ма­е­те, уча­стие в ка­пи­та­ле Све­то­гор­ско­го ЦБК не толь­ко во­прос эф­фек­тив­но­сти. Немно­го из­ме­нят­ся про­пор­ции, до­ли при­сут­ствия на рын­ке, на­до го­во­рить с пра­ви­тель­ством. Тут мно­го ас­пек­тов. Но в ре­зуль­та­те, мо­жет быть, так и бу­дет, ес­ли это бу­дет эф­фек­тив­но и при­ба­вит нам до­пол­ни­тель­ной до­ход­но­сти. Све­то­горск – хо­ро­ший ЦБК.

М. С.: Это один из стра­те­ги­че­ских ре­ги­о­нов, ко­то­рый, как ска­зал За­хар, ре­гу­ляр­но на­хо­дит­ся в об­ла­сти на­ше­го вни­ма­ния. У International Paper есть дру­гой биз­нес, на­при­мер и в За­пад­ной, и Во­сточ­ной Ев­ро­пе, и мы смот­рим на весь биз­нес в со­во­куп­но­сти как на часть об­ще­го стра­те­ги­че­ско­го пла­на. И ре­гу­ляр­но это об­суж­да­ем.

З. С.: По­то­му что я, на­при­мер, счи­таю, что неко­то­рые во­сточ­но­ев­ро­пей­ские ак­ти­вы International Paper на­мно­го эф­фек­тив­нее Све­то­гор­ска. Марк, на­при­мер, мо­жет пред­ло­жить мне Све­то­горск, но я мо­гу ска­зать, что хо­тел бы что-ни­будь дру­гое (сме­ют­ся). Это на­до об­суж­дать. Мы мо­жем еще что-ни­будь ку­пить. Биз­нес – это все­гда воз­мож­но­сти, ко­то­рые слож­но пред­ска­зать. – Ес­ли го­во­рить о воз­мож­но­стях. Но­вый про­ект в Си­би­ри – он бу­дет со­здан на ба­зе су­ще­ству­ю­щих пред­при­я­тий или это бу­дет про­ект с ну­ля?

З. С.: Мы об­суж­да­ем обе воз­мож­но­сти на со­ве­те ди­рек­то­ров «Или­ма». Ес­ли речь идет о пер­вом ва­ри­ан­те, рас­шив­ке уз­ких мест дей­ству­ю­ще­го про­из­вод­ства, – это про­ект brownfield, он уве­ли­чи­ва­ет име­ю­щи­е­ся мощ­но­сти двух ком­би­на­тов в Си­би­ри на 400 000 т. По су­ти, это [все рав­но что по­стро­ить но­вый] сред­не­го раз­ме­ра ЦБК. Мы со­би­ра­ем­ся об­суж­дать с рос­сий­ски­ми пра­ви­тель­ствен­ны­ми чи­нов­ни­ка­ми. И мо­жет быть, ес­ли пра­ви­тель­ство предо­ста­вит нам до­ста­точ­но до­ход­но­сти или ока­жет под­держ­ку, на­при­мер по­кры­тие ка­ких-то со­ци­аль­ных обя­за­тельств или до­пол­ни­тель­ное фи­нан­си­ро­ва­ние, ин­ве­сти­ции, мы мо­жем по­ду­мать о вто­ром ва­ри­ан­те – стро­и­тель­стве но­во­го про­из­вод­ства с ну­ля, ведь по­треб­ле­ние в Ки­тае огром­но. Так что мы мо­жем об­суж­дать воз­мож­ность стро­и­тель­ства с вла­стя­ми Ир­кут­ской об­ла­сти или Крас­но­яр­ско­го края. Нам нуж­на уве­рен­ность, что че­рез 20–30 лет за­вод бу­дет ра­бо­тать, по­то­му что амор­ти­за­ция за­ни­ма­ет вре­мя, а в цел­лю­лоз­но-бу­маж­ной от­рас­ли очень боль­шие ка­пи­таль­ные за­тра­ты.

М. С.: Мы ра­бо­та­ем, ру­ко­вод­ству­ясь прин­ци­па­ми устой­чи­во­го ле­со­поль­зо­ва­ния, что­бы быть уве­рен­ны­ми, что лес со­хра­ня­ет про­дук­тив­ность в те­че­ние дол­го­го вре­ме­ни. По­сколь­ку, как уже ска­зал За­хар, мы ре­а­ли­зу­ем ка­пи­таль­ные ин­ве­сти­ции, нам нуж­но 40–50 лет опре­де­лен­но­сти, что­бы по­лу­чить воз­об­нов­ля­е­мое дре­вес­ное во­лок­но и на­ла­дить по­став­ки дре­ве­си­ны.

И в этом по­мо­га­ют прак­ти­ки устой­чи­во­го ле­со­поль­зо­ва­ния. International Paper и «Илим» ис­поль­зу­ют хо­ро­шие прак­ти­ки управ­ле­ния ле­со­поль­зо­ва­ни­ем.

РОС­СИЯ И ГУБЕРНАТОРЫ

– Вы за­ин­те­ре­со­ва­ны в пре­фе­рен­ци­ях, ко­то­рые пра­ви­тель­ство предо­став­ля­ет ин­ве­сто­рам на Даль­нем Во­сто­ке?

З. С.: Мы не ду­ма­ем об этом на­прав­ле­нии. Даль­ний Во­сток – это ме­сто, где пра­ви­тель­ство хо­те­ло бы раз­ви­вать про­из­вод­ство. Но там недо­ста­точ­но ле­са. К со­жа­ле­нию. Вер­нее, там дру­гой лес, не тот, ко­то­рый мы ис­поль­зу­ем. По­это­му на­ши ос­нов­ные ре­ги­о­ны – Ир­кут­ская об­ласть и Крас­но­яр­ский край. Но мы это об­суж­да­ем.

По на­шей ини­ци­а­ти­ве впер­вые к ра­бо­те над Стра­те­ги­ей раз­ви­тия ЛПК РФ бы­ла при­вле­че­на Mckinsey. Мы вы­сту­пи­ли спон­со­ра­ми. И, на­сколь­ко я знаю, это пер­вая ре­аль­ная стра­те­гия, ос­но­ван­ная на мар­ке­тин­го­вом, а не на ре­сурс­ном под­хо­де. Обыч­но чи­нов­ни­ки ду­ма­ют так: у нас есть лес, что с ним де­лать? По­ра объ­яс­нить им: для это­го ле­са нет рын­ка, луч­ше не тро­гать его, ина­че не из­бе­жать по­терь. На­до на­чать с рын­ка – ес­ли на нем до­ста­точ­но ме­ста для то­ва­ров, воз­мож­но, на­до де­лать что-то с ле­сом.

Есть два под­хо­да. Обыч­но та­кие ве­щи де­ла­ет International Paper при под­го­тов­ке сли­я­ний и по­гло­ще­ний. У нас недо­ста­точ­но мощ­но­стей для это­го. Ко­неч­но, brownfield немно­го де­шев­ле. У нас есть немно­го ме­ста в Усть-или­ме, на­при­мер. А greenfield – бо­лее рис­ко­ван­ный

про­ект, по­то­му что Си­бирь – боль­шой и очень слож­ный ре­ги­он. Но у нас есть опыт. Пер­вый опыт по­тре­бо­вал от нас чуть боль­ше вре­ме­ни, чем мы пла­ни­ро­ва­ли, и чуть боль­ше средств (про­ект «Боль­шой Братск», уве­ли­че­ние мощ­но­сти Брат­ско­го ЦБК. – «Ведомости»), но в це­лом эф­фек­тив­ность бы­ла для нас при­ем­ле­мой. М. С.: Да. З. С.: Мы рас­смат­ри­ва­ем это не как от­дель­ную ком­па­нию «Илим», но в связ­ке с International Paper. Мы чув­ству­ем се­бя ли­де­ром в мощ­но­стях для про­из­вод­ства цел­лю­ло­зы и упа­ков­ки. Вме­сте с International Paper, ко­то­рая по раз­ме­ру пре­вос­хо­дит «Илим» раз в во­семь. Ко­неч­но, мы бу­дем об­суж­дать с на­ши­ми парт­не­ра­ми, что они ду­ма­ют об этом, как это со­от­но­сит­ся со стра­те­ги­ей International Paper. В со­ве­те ди­рек­то­ров мы долж­ны при­нять еди­ное ре­ше­ние. Это слож­но, но это ключ к успе­ху.

М. С.: Ко­гда мы при­хо­дим к об­ще­му ре­ше­нию, мы при­ни­ма­ем луч­шие ре­ше­ния. Мы рас­смат­ри­ва­ли очень се­рьез­ные во­про­сы, и мы до­воль­ны при­ня­ты­ми ре­ше­ни­я­ми. При об­суж­де­нии этих во­про­сов у нас воз­ни­ка­ли раз­но­гла­сия, ре­ше­ни­ям пред­ше­ство­ва­ли ожив­лен­ные дис­кус­сии, но мы при­шли к об­ще­му ре­ше­нию и под­дер­жи­ва­ли его. Это был на­сто­я­щий успех. – Как скла­ды­ва­ют­ся ва­ши от­но­ше­ния с ре­ги­о­наль­ны­ми пра­ви­тель­ства­ми?

З. С.: «Илим» до­ста­точ­но ве­лик, что­бы у нас не бы­ло ка­ких-то про­блем с гу­бер­на­то­ра­ми. Обыч­но у нас очень хо­ро­шие от­но­ше­ния. Ре­ги­о­наль­ные пра­ви­тель­ства дру­же­ствен­ны нам, они под­дер­жи­ва­ют нас, по­сколь­ку мы пла­тим мно­го на­ло­гов, со­зда­ем ра­бо­чие ме­ста и вы­пол­ня­ем со­ци­аль­ные обя­за­тель­ства, за­ни­ма­ем­ся бла­го­тво­ри­тель­ны­ми про­ек­та­ми. – Мно­го ли вам при­хо­дит­ся вкла­ды­вать в ин­фра­струк­ту­ру по срав­не­нию с дру­ги­ми стра­на­ми, где ра­бо­та­ет International Paper?

М. С.: В Си­би­ри – да. В ев­ро­пей­ской ча­сти – мне ка­жет­ся, все при­мер­но сов­па­да­ет с опы­том International Paper в дру­гих странах. Но Си­бирь со­всем дру­гая, там на­до де­лать все. У нас хо­ро­шие от­но­ше­ния с мест­ны­ми вла­стя­ми, все­гда есть во­про­сы для об­суж­де­ния. Мы вно­сим боль­шой вклад в эко­но­ми­ку, со­ци­аль­ные про­грам­мы.

З. С.: Марк, ты пом­нишь, как два го­да на­зад весь со­вет ди­рек­то­ров International Paper при­е­хал в Ир­кутск и там бы­ло за­се­да­ние, в ко­то­ром участ­во­вал гу­бер­на­тор. Это был не «Илим», а International Paper. Да­же для ме­ня это бы­ла неожи­дан­ность. Был до­воль­но слож­ный раз­го­вор с гу­бер­на­то­ром – что мы ду­ма­ем о тех или иных во­про­сах. Но мы ста­ра­ем­ся ком­му­ни­ци­ро­вать с мест­ны­ми вла­стя­ми. – Ди­рек­тор од­ной меж­ду­на­род­ной ком­па­нии недав­но на во­прос «Ве­до­мо­стей» «Че­му вы на­учи­лись в Рос­сии?» от­ве­тил, что на­учил­ся дис­ку­ти­ро­вать и це­нить до­ве­рие. А че­му вы на­учи­лись в Рос­сии?

М. С.: Что­бы де­лать биз­нес с рос­сий­ски­ми парт­не­ра­ми, нуж­но то же, что в дру­гих странах. Пер­вое – это до­ве­рие. Вза­им­ное ува­же­ние. И мы убе­ди­лись, что уро­вень об­ра­зо­ва­ния в Рос­сии очень вы­сок –и у управ­лен­че­ской ко­ман­ды, и у про­стых со­труд­ни­ков.

Есть аме­ри­кан­ская по­го­вор­ка: биз­нес де­ла­ют с те­ми, ко­му ве­рят. И это ос­но­ва все­го. И нуж­но вре­мя, нуж­но вме­сте пе­ре­жить и пре­одо­леть ка­кие-то про­бле­мы и вы­зо­вы, что­бы по­стро­ить это до­ве­рие. Но ко­гда оно по­стро­е­но, мож­но до­стичь по­чти все­го.

БОЛЬ­ШЕ УПА­КОВ­КИ

– В де­каб­ре International Paper ку­пи­ла за­во­ды Weyerhaeuser за $2 млрд. По­че­му за­пла­ти­ли так мно­го? На цел­лю­лоз­ное во­лок­но при­хо­дит­ся 5% обо­ро­та ком­па­нии, вы пла­ни­ру­е­те уве­ли­чить этот сег­мент биз­не­са?

М. С.: Це­на по­куп­ки бы­ла очень хо­ро­шей. С точ­ки зре­ния муль­ти­пли­ка­то­ра по при­бы­ли, на­ло­го­вой кор­рек­ти­ров­ки. Мы за­пла­ти­ли $2 млрд за биз­нес с EBITDA по­чти $400 млн. Для International Paper это неболь­шой сег­мент, но он рас­тет на 5% в год. И ко­неч­ный про­дукт – аб­сор­бент, са­мый из­вест­ный то­вар, в ко­то­ром он ис­поль­зу­ет­ся, – дет­ские под­гуз­ни­ки. Он про­да­ет­ся по все­му ми­ру, и хвой­ный лес из США – луч­шее сы­рье для него. Это важ­ный биз­нес для International Paper, по­то­му что он рас­тет быст­рее, чем осталь­ные на­ши биз­не­сы.

З. С.: Ры­нок под­дер­жал эту сдел­ку. По­сле сдел­ки це­на ак­ций вы­рос­ла.

– До­хо­ды от про­да­жи бу­ма­ги в по­след­нем квар­та­ле упа­ли, и это ста­биль­ный тренд. Чем мож­но урав­но­ве­сить это па­де­ние?

М. С.: В США, Ев­ро­пе спрос на бу­ма­гу для пе­ча­ти сни­жа­ет­ся. Рост на­блю­да­ет­ся в Азии, Ла­тин­ской Аме­ри­ке (кро­ме Бра­зи­лии, где ре­цес­сия), в Во­сточ­ной Ев­ро­пе и Рос­сии. Ба­ланс есть. Но эта про­дук­ция за­ни­ма­ет неболь­шую до­лю, а упа­ков­ка и цел­лю­ло­за, на­обо­рот, рас­тут.

В си­ту­а­ции, ко­гда спрос на бу­ма­гу па­да­ет, мы пе­ре­клю­ча­ем ак­ти­вы на дру­гую про­дук­цию. Тот же лес, но дру­гой ко­неч­ный про­дукт. Мы мо­жем справ­лять­ся с си­ту­а­ци­ей, ко­гда спрос сни­жа­ет­ся. При­чи­на это­го сни­же­ния – но­вые тех­но­ло­гии. Мы ис­поль­зу­ем это (по­ка­зы­ва­ет на мобильный те­ле­фон) и это (по­ка­зы­ва­ет на план­шет).

З. С.: Нель­зя на­звать это трен­дом цел­лю­лоз­но-бу­маж­ной ин­ду­стрии. К со­жа­ле­нию, так вез­де – по­смот­ри­те на ме­талл или нефть. Это вез­де, про­сто мир ока­зал­ся в со­сто­я­нии де­прес­сии. Це­ны на ме­тал­лы упа­ли в несколь­ко раз, в на­шей ин­ду­стрии сни­же­ние – на про­цен­ты. М. С.: Да. З. С.: Мы еще в непло­хом со­сто­я­нии, я счи­таю.

– Ваш про­гноз по пе­чат­ной бу­ма­ге. Спрос бу­дет сни­жать­ся и даль­ше или что-то из­ме­нит­ся?

М. С.: Мы вы­пус­ка­ем бу­ма­гу на всех ос­нов­ных рын­ках, и тренд ров­ный. В Азии ры­нок немно­го по­вы­сил­ся, в За­пад­ной Ев­ро­пе и США, ско­рее, сни­зил­ся. Ес­ли сло­жить это, то спрос не из­ме­нил­ся.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.