Ве­ли­кое и смеш­ное в рус­ской гра­фи­ке

Вы­став­ка «Ко­нец пре­крас­ной эпо­хи» в Тре­тья­ков­ской га­ле­рее без ин­тел­лек­ту­аль­ных за­тей по­ка­зы­ва­ет гра­фи­ку очень раз­ных ху­дож­ни­ков по­за­про­шло­го ве­ка

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Оль­га Ка­ба­но­ва

Вы­став­ки в за­ле гра­фи­ки Тре­тья­ков­ской га­ле­реи ни­ко­гда не вы­зы­ва­ют по­вы­шен­но­го ин­те­ре­са. Но тут пуб­ли­ка оши­ба­ет­ся, ри­сун­ки и ак­ва­ре­ли в клас­си­че­ском ис­кус­стве не вто­ро­сте­пен­ный по зна­че­нию жанр, да­же ес­ли это эс­ки­зы к боль­шой кар­тине. В бег­лом ри­сун­ке вид­ны и ру­ка, ма­стер­ство ху­дож­ни­ка, и ло­ги­ка его мыш­ле­ния, и исто­рия по­стро­е­ния кар­ти­ны. Не го­во­ря уже о за­кон­чен­ных про­из­ве­де­ни­ях. Имен­но на гра­фи­че­ской вы­став­ке ве­лик шанс сде­лать лич­ное от­кры­тие или с ра­до­стью пер­во­от­кры­ва­те­ля утвер­дить­ся в дав­но из­вест­ном. На­при­мер, что Алек­сандр Ива­нов – ху­дож­ник с гран­ди­оз­ны­ми, ми­ке­лан­дже­лов­ски­ми пря­мо-та­ки, ам­би­ци­я­ми, тра­ги­че­ски не удо­вле­тво­рен­ны­ми.

На вы­став­ке «Ко­нец пре­крас­ной эпо­хи. Ри­су­нок пер­вой по­ло­ви­ны XIX ве­ка» он не един­ствен­ный, но глав­ный ге­рой. «Би­б­лей­ские эс­ки­зы» его хо­ро­шо из­вест­ны, и из­вест­но, по­че­му про­из­во­дят силь­ное впе­чат­ле­ние: мно­же­ство сю­же­тов, ма­стер­ство ри­сун­ка и необы­чай­ное очарование, неза­ви­си­мое от сте­пе­ни за­кон­чен­но­сти ли­стов. А зо­ло­тая ак­ва­рель «Ар­хан­гел Гав­ри­ил по­ра­жа­ет За­ха­рию немо­той» или «Бла­го­ве­ще­ние» с си­я­ю­щим бе­лым вест­ни­ком на­пи­са­ны с та­ким не свой­ствен­ным, ка­за­лось бы, ака­де­ми­стам тре­пе­том, что ви­дят­ся при­шед­ши­ми из эпо­хи мо­дер­на.

Ря­дом с ни­ми эс­киз рос­пи­си «Воскре­се­ние Хри­сто­во. Из­ве­де­ние из гро­бов» для мос­ков­ско­го хра­ма Хри­ста Спа­си­те­ля ка­жет­ся ве­ли­ким про­ва­лом ху­дож­ни­ка, ре­шив­ше­го, что смо­жет со­еди­нить ака­де­ми­че­скую, ана­то­ми­че­ски пра­виль­ную жи­во­пись с гре­че­ской ико­но­пис­ной услов­но­стью. Но ана­то­ми­че­ски точ­ный ри­су­нок изоб­ра­зить мас­со­вое вос­ста­ние из гро­бов был не в си­лах. И как-то по­ни­ма­ешь ар­хи­тек­то­ра Кон­стан­ти­на То­на, от­ка­зав­ше­го ху­дож­ни­ку в на­пи­са­нии за­ал­тар­но­го об­ра­за с го­ра­ми гро­бов, из ко­то­рых вос­ста­ют удив­лен­ные, с раз­ве­ден­ны­ми ру­ка­ми пра­вед­ни­ки.

Ре­ли­ги­оз­ная гра­фи­ка Иванова мог­ла быть, а воз­мож­но, и долж­на бы­ла стать пред­ме­том са­мо­сто­я­тель­ной вы­став­ки со слож­ным и дра­ма­ти­че­ским сю­же­том об ин­тел­лек­ту­аль­ных дер­за­ни­ях боль­шо­го русского ху­дож­ни­ка. Но от­дел гра­фи­ки Тре­тья­ков­ской га­ле­реи за­пу­стил цикл с об­раз­цо­во бес­со­дер­жа­тель­ным на­зва­ни­ем «Ху­дож­ник и время», что поз­во­ля­ет ему де­лать вы­став­ки по не тре­бу­ю­ще­му осо­бой фан­та­зии хро­но­ло­ги­че­ско­му прин­ци­пу. Так что ря­дом с ре­зуль­та­том му­чи­тель­ных по­ис­ков об­нов­ле­ния религиозной жи­во­пи­си по­ка­зы­ва­ют вполне бла­го­по­луч­ные на­ход­ки на ака­де­ми­че­ском по­при­ще. Вто­рой ге­рой вы­став­ки – Карл Брюл­лов, вир­ту­оз­ный ма­стер без­упреч­но за­кон­чен­ных и ча­сто вы­став­ля­е­мых ри­сун­ков. На его ак­ва­ре­ли «Празд­ник сбо­ра ви­но­гра­да» или кур­ту­аз­ных сцен­ках из жиз­ни Лю­до­ви­ка XV (ил­лю­стра­ции к хро­ни­ке Алек­сандра Дю­ма) глаз от­ды­ха­ет, а серд­це не бьет­ся от бо­яз­ни, что ав­тор за­мыс­лил нечто ему непо­силь­ное.

За ко­мизм на вы­став­ке от­ве­ча­ет ее тре­тий глав­ный ге­рой – Павел Фе­до­тов. Его гра­фи­ку по­ка­зы­ва­ли срав­ни­тель­но не­дав­но, два с по­ло­ви­ной го­да на­зад, на боль­шом юби­лей­ном по­ка­зе. Так что с ри­со­ван­ны­ми сцен­ка­ми из по­все­днев­ной рус­ской жиз­ни с нра­во­учи­тель­ны­ми ра­це­я­ми (сло­вес­ны­ми опи­са­ни­я­ми кар­тин, на­пи­сан­ны­ми ав­то­ром) му­зей­ные за­все­гда­таи уже зна­ко­мы. Как с пер­вым ва­ри­ан­том «Све­же­го ка­ва­ле­ра», так и с эс­ки­зом к го­го­лев­ской си­лы «Кон­чине Фи­дель­ки».

Кро­ме трех глав­ных ге­ро­ев на вы­став­ке пред­став­ле­на гра­фи­ка во всех от­но­ше­ни­ях до­стой­ных ху­дож­ни­ков. На вы­став­ке их ра­бо­ты по­чти за­те­ря­лись на фоне ри­сун­ков и ак­ва­ре­лей трех клас­си­ков на­ше­го изоб­ра­зи­тель­но­го ис­кус­ства. Они слов­но про­ход­ные пер­со­на­жи, ко­то­рым ав­то­ры поз­во­ли­ли па­ру ре­плик. Это не то что неспра­вед­ли­во, а как-то неин­те­рес­но. Все же бег­лый об­зор с же­ла­ни­ем по­ка­зать вся­кое раз­ное ред­ко ко­гда спо­со­бен увлечь зри­те­ля, воз­мож­но, по­это­му в от­де­ле гра­фи­ки да­же на вер­ни­са­жах не бы­ва­ет мно­го пуб­ли­ки.-

/ ЕВ­ГЕ­НИЙ РАЗУМНЫЙ / ВЕДОМОСТИ

Гра­фи­ку на­до смот­реть близ­ко

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.