«Ки­ров­лес» по­де­ше­вел

Суд не­ожи­дан­но со­кра­тил сум­му ущер­ба по де­лу «Ки­ров­ле­са», но ожи­дать пе­ре­ква­ли­фи­ка­ции ста­тьи на бо­лее мяг­кую по­ка не сто­ит

Vedomosti - - ВЛАСТЬ & ДЕНЬГИ - Еле­на Му­ха­мет­ши­на

Ни­ку­лин­ский рай­суд Моск­вы ча­стич­но удо­вле­тво­рил граж­дан­ский иск «Ки­ров­ле­са» к Алек­сею На­валь­но­му, Пет­ру Офи­це­ро­ву и Вя­че­сла­ву Опа­ле­ву по де­лу о рас­тра­те, взыс­кав с них 2,2 млн руб. вме­сто за­яв­лен­но­го в ис­ке ущер­ба в 16,2 млн руб. Преды­ду­щее ре­ше­ние то­го же су­да о взыс­ка­нии 16 млн руб. бы­ло от­ме­не­но в де­каб­ре 2016 г. во ис­пол­не­ние ре­ше­ния ЕСПЧ (см. врез). Сум­ма рас­тра­ты, уста­нов­лен­ная при­го­во­ром, не рав­на раз­ме­ру ущер­ба, по­яс­нял на су­де ад­во­кат На­валь­но­го Ва­дим Коб­зев: ком­па­ния Офи­це­ро­ва ку­пи­ла лес у «Ки­ров­ле­са» за 14,7 млн руб., а про­да­ла про­дук­цию за 16 млн.

Осо­бо круп­ный раз­мер ущер­ба на­чи­на­ет­ся с 1 млн руб., по­это­му до­бить­ся пе­ре­ква­ли­фи­ка­ции ста­тьи на ме­нее тяж­кую не по­лу­чит­ся, счи­та­ет Коб­зев: «Обыч­но су­ды в ка­че­стве ущер­ба взыс­ки­ва­ют сум­му рас­тра­ты, ру­ко­вод­ству­ясь по­ста­нов­ле­ни­ем пле­ну­ма Вер­хов­но­го су­да. Ко­гда ре­ше­ние всту­пит в си­лу, мож­но на­чать ак­ку­рат­но рас­суж­дать о том, как же рас­тра­ти­ли 16 млн руб., ес­ли ре­аль­ный ущерб 2 млн». Есть неко­то­рый кон­фликт при­го­во­ра и ре­ше­ния Ни­ку­лин­ско­го су­да, со­гла­сен ад­во­кат: «Мы го­во­ри­ли, что 16 млн в уго­лов­но-пра­во­вой ква­ли­фи­ка­ции бы­ло рас­тра­той в осо­бо круп­ном раз­ме­ре, а по ре­аль­но­му ущер­бу «Ки­ров­лес» не пред­ста­вил рас­чет. Су­дья в по­хо­жей ло­ги­ке вы­нес­ла ре­ше­ние. Хо­тя мы счи­та­ем, что во­об­ще не бы­ло ни­ка­ко­го ущер­ба». Сей­час ад­во­ка­ты раз­ду­мы­ва­ют над даль­ней­ши­ми ша­га­ми – на­при­мер, ис­поль­зо­вать это как еще один до­вод в ЕСПЧ, до­бав­ля­ет Коб­зев: «В лю­бом слу­чае это еще один ар­гу­мент в поль­зу неза­кон­но­сти при­го­во­ра».

Как пра­ви­ло, суд взыс­ки­ва­ет ту сум­му, ко­то­рая предъ­яв­ле­на в ис­ке, «но в дан­ном слу­чае твор­че­ству нет пре­де­ла», го­во­рит ад­во­кат Ва­дим Клюв­гант: «Слож­но объ­яс­нить это ре­ше­ние, воз­мож­но, ци­ви­ли­сти­че­ское пра­во­со­зна­ние судьи не поз­во­ли­ло вто­рой раз взыс­ки­вать то, что со­вер­шен­но точ­но опла­че­но, и он на­шел «ком­про­мисс». Но это пред­по­ло­же­ние». Не яс­но, как иск свя­зан с при­го­во­ром по де­лу «Ки­ров­ле­са», при­зна­ет­ся ад­во­кат: «Од­но де­ло, ко­гда предъ­яв­ля­ет­ся са­мо­сто­я­тель­ное ис­ко­вое тре­бо­ва­ние и про­сят взыс­кать упу­щен­ную вы­го­ду в свя­зи с граж­дан­ско-пра­во­вым спо­ром, дру­гое – ко­гда иск вы­те­ка­ет из уго­лов­но­го де­ла, то взыс­ка­но мо­жет быть то, что яв­ля­ет­ся пред­ме­том об­ви­не­ния. И ес­ли иск был про­из­вод­ным от при­го­во­ра, то ло­ги­ка су­да ста­но­вит­ся еще ме­нее по­нят­ной». Мож­но ли до­бить­ся пе­ре­ква­ли­фи­ка­ции, го­во­рить слож­но, до­бав­ля­ет Клюв­гант: «Для внеш­не­го на­блю­да­те­ля ло­ги­ка в де­ле пе­ре­ста­ла су­ще­ство­вать, но по­ка яс­но, что это до­пол­ни­тель­ное под­твер­жде­ние несо­сто­я­тель­но­сти и аб­сурд­но­сти при­го­во­ра».

Это не по­ли­ти­че­ское, а юри­ди­че­ское ре­ше­ние, счи­та­ет по­ли­то­лог Аб­бас Гал­ля­мов: «Де­ло на­хо­дит­ся под при­сталь­ным вни­ма­ни­ем об­ще­ствен­но­сти и долж­но быть юри­ди­че­ски без­уко­риз­нен­ным. Вла­стям до­ста­точ­но то­го, что при­го­вор об­ви­ни­тель­ный, а сум­ма штра­фа не име­ет зна­че­ния».-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.