Чув­ства верующих без оскорб­ле­ния

В Санкт-пе­тер­бур­ге стан­це­ва­ли «Мо­кью­мен­та­ри на со­вре­мен­но­го спа­си­те­ля» ев­ро­пей­ской звез­ды Ви­ма Ван­де­кей­бу­са. Во­пре­ки опа­се­ни­ям ни­кто не оскор­бил­ся

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Ан­на Га­лай­да САНКТ-ПЕ­ТЕР­БУРГ

Вим Ван­де­кей­бус и труп­па Ultima Vez, ба­зи­ру­ю­ща­я­ся в Брюс­се­ле, ста­ли глав­ны­ми ге­ро­я­ми фе­сти­ва­ля Open Look. Его про­грам­ма вклю­ча­ет не толь­ко спек­так­ли, но так­же лек­ции и ки­но­по­ка­зы. Часть из них бы­ла по­свя­ще­на 53-лет­не­му Ван­де­кей­бу­су. За 30 лет ка­рье­ры он с бес­пе­ре­бой­но­стью за­во­да еже­год­но вы­да­ет по­ста­нов­ки и филь­мы, ко­то­рые с та­ким же по­сто­ян­ством по­лу­ча­ют выс­шие те­ат­раль­ные и ки­но­на­гра­ды. Хо­рео­граф транс­фор­ми­ру­ет­ся вме­сте с жан­ром, но его пе­чаль­но-сар­ка­сти­че­ский взгляд на со­вре­мен­ный мир не ме­ня­ет­ся.

В пе­ри­од взрыв­но­го раз­ви­тия со­вре­мен­но­го тан­ца в Рос­сии труп­па Ван­де­кей­бу­са вы­сту­па­ла здесь неод­но­крат­но, но в по­след­ние го­ды вы­па­ла из по­ля зре­ния – в на­шей се­го­дняш­ней ре­аль­но­сти хо­рео­граф вы­гля­дит слиш­ком ра­ди­каль­ным, по­ли­ти­зи­ро­ван­ным, на­ту­ра­ли­стич­ным, во­пи­ю­ще не впи­сы­ва­ю­щим­ся в стан­дар­ты. Ор­га­ни­за­то­ры Open Look не ис­клю­ча­ли, что при­езд Ultima Vez мо­жет вы­звать неадек­ват­ную ре­ак­цию ак­ти­ви­стов всех ма­стей: на афи­ше сто­ял спек­такль «Мо­кью­мен­та­ри на со­вре­мен­но­го спа­си­те­ля». К сча­стью, у рев­ни­те­лей об­ще­ствен­ной мо­ра­ли в раз­гар ле­та нашлись бо­лее на­сущ­ные за­бо­ты. Три вы­ступ­ле­ния бель­гий­цев в те­ат­ре «Бал­тий­ский дом» со­про­вож­дал ажи­о­таж чи­сто те­ат­раль­ный: в Рос­сию все еще ред­ко при­ез­жа­ют го­ря­чие пре­мье­ры, а «Мо­кью­мен­та­ри на со­вре­мен­но­го спа­си­те­ля» впер­вые по­ка­за­ли в ап­ре­ле.

Ван­де­кей­бус, рас­про­бо­вав­ший на вкус раз­ные те­ат­раль­ные фор­мы, со­зда­ет не про­сто та­нец. В до­те­ат­раль­ной жиз­ни вы­пуск­ник пси­хо­ло­ги­че­ско­го фа­куль­те­та, на сцене он го­во­рит о са­мом бо­лез­нен­ном, о том, что боль­но и по­рой невоз­мож­но об­суж­дать сло­ва­ми. Но­вое вы­ска­зы­ва­ние хо­рео­граф об­лек в фор­му псев­до­до­ку­мен­таль­но­го филь­ма. Его дей­ствие про­ис­хо­дит в по­ста­по­ка­лип­ти­че­ском бу­ду­щем.

Бла­го­да­ря од­но­му ре­бен­ку во все­мир­ной ка­та­стро­фе вы­жи­ва­ют семь че­ло­век. Они ни­чем друг с дру­гом не свя­за­ны – ни язы­ком, ни жиз­нен­ны­ми до­сти­же­ни­я­ми, ни об­щи­ми вос­по­ми­на­ни­я­ми. Толь­ко вне­зап­ной из­бран­но­стью, из-за ко­то­рой ока­за­лись в об­щем стис­ну­том про­стран­стве, над ко­то­рым за­ви­са­ет да­вя­щий круг.

Ван­де­кей­бус вы­брал для спек­так­ля тан­цов­щи­ков, ро­див­ших­ся в раз­ных кон­цах све­та: аф­ро­аме­ри­кан­ца, тай­ку, ита­льян­ца, рус­скую, ма­рок­кан­ца. Тан­це­валь­ный опыт и те­лес­ные на­вы­ки у них то­же раз­ные – от во­сточ­ных еди­но­борств до по­чти клас­си­че­ской ос­но­вы. Сло­жить­ся в тан­це­валь­ный

ду­эт, до­ве­рить­ся чу­жим пла­сти­че­ским им­пуль­сам им так же непро­сто, как по­нять смысл незна­ко­мых зву­ков. Го­во­рить участ­ни­кам спек­так­ля при­хо­дит­ся не мень­ше, чем тан­це­вать, и это мно­го­язы­чие зна­ко­вое: лю­ди мо­гут не по­ни­мать друг дру­га, го­во­ря что на об­щем язы­ке, что на раз­ных.

За­пер­тые в «ков­че­ге», ли­шен­ные пра­ва да­же на су­и­цид, они бьют­ся от несов­ме­сти­мо­сти, от непри­я­тия ре­аль­но­сти и друг дру­га, от бо­ли, тре­во­ги и во­про­са, по­че­му бо­же­ствен­ный вы­бор пал на них. Мес­сия, су­ще­ству­ю­щий где-то ря­дом, от­ве­та не да­ет. Сар­ка­стич­ный Ван­де­кей­бус поз­во­ля­ет усо­мнить­ся в том, зна­ет ли он сам этот от­вет. Но втя­ги­ва­ет в его по­ис­ки вме­сте с тан­цов­щи­ка­ми каж­до­го зри­те­ля и вне­зап­но по­сы­ла­ет уте­ша­ю­щий при­зыв: «Поз­воль ему вой­ти в твое серд­це. Он те­бя лю­бит».-

/ ДА­РЬЯ ПОПОВА

Для спек­так­ля вы­бра­ны тан­цов­щи­ки, ро­див­ши­е­ся в раз­ных кон­цах све­та

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.