Са­мо­по­зна­ние на язы­ке птиц

Vedomosti - - ЛИЧНЫЙ РАЗГОВОР -

В БДТ Пав­ло­вич вы­пу­стил все­го один спек­такль, но он быст­ро стал од­ной из са­мых об­суж­да­е­мых по­ста­но­вок те­ат­ра по­след­них лет. Пре­мье­ра ин­клю­зив­но­го спек­так­ля «Язык птиц», со­здан­но­го в рам­ках про­ек­та «Встре­ча» сов­мест­но с цен­тром «Ан­тон тут ря­дом», со­сто­я­лась на IV Санкт-пе­тер­бург­ском меж­ду­на­род­ном куль­тур­ном фо­ру­ме в де­каб­ре 2015 г. В «Язы­ке птиц» по су­фий­ской по­э­ме Фа­ри­да ад­ди­на Ат­та­ра по­ми­мо про­фес­си­о­наль­ных ар­ти­стов иг­ра­ют лю­ди с рас­строй­ством аути­сти­че­ско­го спек­тра. Спек­такль был вы­дви­нут на пре­мию «Зо­ло­тая мас­ка» в но­ми­на­ции «Экс­пе­ри­мент». Па­ра­док­саль­но, но факт: то, что в спек­так­ле Пав­ло­ви­ча при­ни­ма­ют уча­стие лю­ди с мен­таль­ны­ми осо­бен­но­стя­ми, вы­зы­ва­ет недо­уме­ние да­же у про­дви­ну­тых те­ат­ра­лов. Во вре­мя по­ка­за «Языка птиц» на фе­сти­ва­ле «Тер­ри­то­рия» я лич­но слы­ша­ла недо­умен­ное: «Смот­ри-ка, они ненор­маль­ные, что ли?» Со­в­ру, ес­ли ска­жу, что са­ма со­вер­шен­но спо­кой­но, без на­пря­же­ния, как с луч­ши­ми дру­зья­ми, об­ща­юсь с людь­ми с аутиз­мом или на ин­ва­лид­ной ко­ляс­ке. Есте­ствен­но, в пер­вый мо­мент те­ря­ешь­ся, ис­пы­ты­ва­ешь и чув­ство нелов­ко­сти, и страх. И ко­гда ви­дишь на сцене ко­го-то столь силь­но на те­бя непо­хо­же­го, ко­го-то, кто обыч­но ту­да и зай­ти не сме­ет, ощу­ща­ешь глу­бо­кую рас­те­рян­ность: не­уже­ли та­кое воз­мож­но? Но по­том все вста­ет на свои ме­ста. Ты не за­бы­ва­ешь о том, что пе­ред то­бой дру­гие (во мно­гих смыс­лах) лю­ди, а на­чи­на­ешь ви­деть их от­ли­чия, по­ни­мать, что в чем-то они го­раз­до ор­га­нич­нее, есте­ствен­нее, в ка­ком-то смыс­ле да­же чест­нее са­мых луч­ших ак­те­ров. Они сво­бод­нее дви­га­ют­ся, их те­ла на­мно­го ме­нее за­жа­ты (воз­мож­но, по­это­му в «Язы­ке птиц» так мно­го пла­сти­че­ских, ви­зу­аль­ных ре­ше­ний), но за­то им го­раз­до слож­нее го­во­рить и «иг­рать» (в смыс­ле «изоб­ра­жать»). Имен­но про это спек­такль Пав­ло­ви­ча – про раз­ни­цу на­ших язы­ков, на­ше­го по­ня­тий­но­го ап­па­ра­та, на­ших лиц, в кон­це кон­цов. И про то, что, толь­ко осо­знав эту раз­ность, мы пе­ре­ста­нем ис­кать несу­ще­ству­ю­щие точ­ки ин­тел­лек­ту­аль­но­го пе­ре­се­че­ния, а вме­сто это­го рас­кре­по­стим­ся, вер­нем­ся в соб­ствен­ные те­ла и на­учим­ся сво­бод­но об­щать­ся друг с дру­гом: без­молв­но, ко­гда не нуж­но, или сло­ва­ми, ко­гда это дей­стви­тель­но необ­хо­ди­мо. Как и все, что ста­вит Пав­ло­вич, «Язык птиц», ко­неч­но, про по­ис­ки смыс­ла и то един­ствен­ное в сво­ем ро­де, чу­дес­ное мгно­ве­ние, ко­гда ка­жет­ся, буд­то ты его на­шел.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.