До­ка­за­тель­ная по­ли­ти­ка

Vedomosti - - Комментарии - Мак­сим Бу­ев

Сто­рон­ни­ки и про­тив­ни­ки раз­лич­ных по­ло­же­ний эко­но­ми­че­ской про­грам­мы Алек­сея На­валь­но­го про­дол­жа­ют ин­те­рес­ный спор, в част­но­сти, о ре­а­ли­стич­но­сти про­грамм­но­го утро­е­ния ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты в Рос­сии. Про­тив­ни­ки счи­та­ют пред­ло­же­ние по­пу­лиз­мом; сто­рон­ни­ки пы­та­ют­ся при­во­дить раз­лич­ные рас­че­ты, де­мон­стри­руя с раз­ной сте­пе­нью убе­ди­тель­но­сти по­ло­жи­тель­ность ко­неч­но­го эко­но­ми­че­ско­го ис­хо­да. Один ка­че­ствен­ный мо­мент, од­на­ко, оста­ет­ся за рам­ка­ми этой дис­кус­сии.

В эко­но­ми­че­ской тео­рии вве­де­ние огра­ни­че­ний на рын­ке тру­да в ви­де ми­ни­маль­ной зар­пла­ты – один из са­мых спор­ных во­про­сов, по поводу ко­то­ро­го сло­ма­но бес­чис­лен­ное ко­ли­че­ство ко­пий. Эф­фект да­же незна­чи­тель­но­го по­вы­ше­ния ми­ни­маль­ной зар­пла­ты не только неод­но­зна­чен a priori, но и post factum его труд­но оце­нить в каж­дом кон­крет­ном слу­чае. Од­на­ко, иг­но­ри­руя эту неод­но­знач­ность, сто­рон­ни­ки по­вы­ше­ния ра­ту­ют не про­сто о ра­ди­каль­ном ро­сте уров­ня ми­ни­маль­ных зар­плат до 25 000 руб., но о го­раз­до боль­шем, пред­ла­гая ре­фор­му, ко­то­рая кар­ди­наль­но пе­ре­стро­ит рос­сий­ский ры­нок тру­да.

В све­те транс­фор­ма­ции пост­ком­му­ни­сти­че­ских эко­но­мик в по­след­нюю чет­верть ве­ка мож­но го­во­рить о двух мо­де­лях адап­та­ции рын­ков тру­да к мак­ро­эко­но­ми­че­ским шо­кам. С од­ной сто­ро­ны, «ев­ро­пей­ская мо­дель», ко­то­рая пред­по­ла­га­ет под­дер­жа­ние вы­со­ко­го уров­ня зар­плат и про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да. Из нее следует, что го­су­дар­ство долж­но за­щи­щать не ра­бо­чие ме­ста, а лю­дей, те­ря­ю­щих ра­бо­ту. С этой точ­ки зре­ния го­су­дар­ство долж­но ос­нов­ные уси­лия со­сре­до­то­чить на про­ве­де­нии адек­ват­ной ак­тив­ной (про­грам­мы пе­ре­обу­че­ния и тру­до­устрой­ства) и пас­сив­ной (уро­вень по­со­бий по без­ра­бо­ти­це) по­ли­ти­ки на рын­ке тру­да.

С дру­гой сто­ро­ны, «рос­сий­ская мо­дель» де­ла­ет ак­цент на адап­та­цию к шо­кам че­рез уро­вень ре­аль­ных зар­плат. Та­кой под­ход за­клю­ча­ет­ся в со­хра­не­нии за­ня­то­сти неза­ви­си­мо от про­из­во­ди­тель­но­сти ра­бо­чих мест. Низ­кая зар­пла­та – це­на за из­бе­жа­ние боль­шой от­кры­той без­ра­бо­ти­цы. Этот ме­ха­низм адап­та­ции ра­бо­тал и в кри­зис­ные 1990-е, и по­сле 2014 г. Имен­но гиб­кость зар­плат поз­во­ля­ла го­су­дар­ству не осо­бо за­бо­тить­ся о без­ра­бот­ных. В кри­зис со­ци­аль­ный про­тест на­прав­лял­ся не на­пря­мую про­тив пра­ви­тель­ства, не обес­пе­чи­ва­ю­ще­го без­ра­бот­ных адек­ват­ны­ми по­со­би­я­ми, а про­тив ра­бо­то­да­те­лей, за­дер­жи­ва­ю­щих или сни­жа­ю­щих зар­пла­ту.

Ра­ди­каль­ное по­вы­ше­ние ми­ни­маль­ной зар­пла­ты в Рос­сии ка­че­ствен­но бу­дет рав­но­силь­но пе­ре­клю­че­нию эко­но­ми­ки в ре­жим адап­та­ции к шо­кам за счет за­ня­то­сти. Клю­че­вой ста­нет не столь­ко ре­фор­ма уров­ня ми­ни­маль­ных зар­плат, но то, как го­су­дар­ство по­ве­дет се­бя по от­но­ше­нию к без­ра­бот­ным, в том чис­ле к наи­бо­лее уяз­ви­мым груп­пам на рын­ке тру­да (мо­ло­де­жи, жен­щи­нам) и груп­пам ра­бот­ни­ков со сла­бы­ми пе­ре­го­вор­ны­ми по­зи­ци­я­ми (на­при­мер, жи­те­лям мо­но­го­ро­дов). Этот клю­че­вой мо­мент нель­зя упус­кать из вни­ма­ния в лю­бой дис­кус­сии о по­вы­ше­нии ми­ни­маль­ных зар­плат. Он не ме­нее ва­жен, чем об­суж­де­ние кон­крет­ной сте­пе­ни по­вы­ше­ния, по­ис­ка ис­точ­ни­ков фи­нан­си­ро­ва­ния по­доб­но­го ро­ста зар­плат в гос­сек­то­ре, вли­я­ния на уро­вень пен­сий, тем­па ин­фля­ции и т. д.-

Ра­ди­каль­ное по­вы­ше­ние ми­ни­маль­ной зар­пла­ты в Рос­сии ка­че­ствен­но бу­дет рав­но­силь­но пе­ре­клю­че­нию эко­но­ми­ки в ре­жим адап­та­ции к шо­кам за счет за­ня­то­сти

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.