Ме­сто ли­ри­че­ско­го аб­сур­да

«Арх­сто­я­ние» – един­ствен­ный ста­биль­ный фе­сти­валь рус­ско­го ленд-ар­та. На этот раз он про­шел под де­ви­зом «Как жить?». Участ­ни­ки се­рьез­но­го от­ве­та не да­ли

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Оль­га Ка­ба­но­ва

Фе­сти­валь «Арх­сто­я­ние» в де­ревне Ни­ко­ла-ле­ни­вец про­шел в эти вы­ход­ные в две­на­дца­тый раз, до­ба­вив к раз­бро­сан­ным по по­лям и ле­соч­кам арт-объ­ек­там семь но­вых. Все­го за­ме­ча­тель­ных, ни­ка­ких и со­вер­шен­но лиш­них со­ору­же­ний ско­пи­лось в окру­ге за две­на­дцать лет су­ще­ство­ва­ния фе­сти­ва­ля до­ста­точ­но, что­бы ощу­тить угро­зу пре­вра­ще­ния ме­ста си­лы рус­ской при­ро­ды в парк ху­до­же­ствен­ных ат­трак­ци­о­нов. Так что во­про­си­тель­ный де­виз ны­неш­не­го го­да «Как жить?» ка­жет­ся вполне се­рьез­ным и тре­бу­ю­щим от­ве­та. Про­дю­сер «Арх­сто­я­ния» Юлия Быч­ко­ва счи­та­ет его еще и прак­ти­че­ским. Су­ще­ству­ю­щий без ре­гу­ляр­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния и необ­хо­ди­мой спон­сор­ской под­держ­ки, пре­иму­ще­ствен­но на день­ги, вы­ру­чен­ные раз в год за би­ле­ты на фе­сти­валь, «Про­ект Ни­ко­ла-ле­ни­вец» дол­жен на ка­кие-то сред­ства су­ще­ство­вать и как-то лю­дей по­се­лять.

На по­став­лен­ный не только аб­стракт­но-фи­ло­соф­ски во­прос несколь­ко участ­ни­ков да­ли вполне кон­крет­ные и в меру ост­ро­ум­ные, но не слиш­ком кра­си­вые от­ве­ты. По­стро­и­ли, на­при­мер, «Ки­бит­ку» – дом на ко­ле­сах для бро­дя­чей труп­пы со стек­лян­ной «чет­вер­той» те­ат­раль­ной сте­ной, сто­я­щей на плат­фор­ме ста­ро­го ав­то­бу­са (Юрий Му­ра­виц­кий и Рустам Ка­ри­мов). Дом-сце­на хо­рош, ко­неч­но, только для ак­те­ров. Вик­то­рия Чу­па­хи­на сва­ля­ла се­бе ша­ро­об­раз­ную «Ко­ну­ру» из шер­сти, со­стри­жен­ной с ее со­ба­ки (клич­ка Бойс), – там, го­во­рит, мож­но и в дождь не про­мок­нуть. Ар­хи­тек­тур­ное бю­ро «Хвоя» по­ста­ви­ло на бе­ре­гу пру­да де­ре­вян­ный до­мик раз­ме­ром с ку­паль­ню,

но с люст­рой в стек­лян­ном фо­на­ре. На фоне си­не­го неба она си­я­ет все­ми сво­и­ми бле­стя­щи­ми со­став­ля­ю­щи­ми. Арт-груп­па скейт­бор­ди­стов «Алы­ча» со­ору­ди­ла жи­ли­ще из двух объ­е­мов: верх­ний – жи­лой, ниж­ний – не удив­ляй­тесь – скейтс­пот. Ав­то­ры счи­та­ют, что сде­ла­ли кон­струк­ти­вист­ское со­ору­же­ние, хо­тя оно ско­рее об­ра­зец чи­сто­го функ­ци­о­на­лиз­ма, от­ве­ча­ет по­чти всем пя­ти при­зна­кам Ле Кор­бю­зье. Ар­хи­тек­тур­ное бю­ро «Рож­де­ствен­ка» пред­ло­жи­ло эле­гант­ное ре­ше­ние – по­са­дить де­ре­вья, ко­то­рых еще нет на окрест­ных про­сто­рах. Все эти со­чи­не­ния ми­лы и сим­па­тич­ны, но не обя­за­тель­ны и мо­гут слу­чить­ся в лю­бом дру­гом ме­сте. Нет в них ни­че­го прон­зи­тель­но­го, как окру­жа­ю­щий пей­заж.

Как из­вест­но, глав­ный ар­хи­тек­тор Ни­ко­ла-ле­нив­ца и со­зда­тель глав­ных его объ­ек­тов Ни­ко­лай По­лис­ский (официальная долж­ность – ху­до­же­ствен­ный ру­ко­во­ди­тель арт­пар­ка) на этот раз ни­че­го не со­здал. По­это­му ос­нов­ная на­деж­да уви­деть про­из­ве­де­ние, иде­аль­но впи­сав­ше­е­ся в род­ную при­ро­ду и со­от­вет­ству­ю­щее на­ци­о­наль­но­му ха­рак­те­ру ме­ста и его оби­та­те­лей, воз­ла­га­лась на ар­хи­тек­то­ра Алек­сандра Брод­ско­го. Два уже су­ще­ству­ю­щих его объ­ек­та – сверх­по­пу­ляр­ная у пуб­ли­ки «Ро­тон­да» и скры­тая от празд­но­го вни­ма­ния ле­жан­ка за де­ре­вян­ной огра­дой близ де­ре­вен­ско­го клад­би­ща – ра­бо­ты без­упреч­но ни­ко­ла-ле­ни­вец­кие, не ни­же уров­ня, за­дан­но­го По­лис­ским.

Но неожи­дан­но в тан­дем клас­си­ков впи­сал­ся но­вый участ­ник «Арх­сто­я­ния» Алексей Мар­тинс со сво­и­ми «мен­таль­ны­ми дро­ва­ми». Его раз­бро­сан­ные по по­лю неболь­шие скульп­ту­ры из ста­рых до­сок чис­лом око­ло ста, сто­я­щие на ящи­ках-по­ста­мен­тах, долж­ны стать ко­стра­ми, огонь ко­то­рых со­гре­ет и со­еди­нит со­брав­ших­ся во­круг лю­дей. Ра­бо­та «Быть вме­сте» на­по­ми­на­ет и де­ре­вян­ные скульп­ту­ры По­лис­ско­го в том же Ни­ко­ла-ле­нив­це, и ин­стал­ля­цию Брод­ско­го «Ночь пе­ред на­ступ­ле­ни­ем», по­ка­зан­ную несколь­ко лет на­зад на «Вин­за­во­де». Она то­же бы­ла об оди­но­ких ко­страх и бро­шен­но­сти в про­стран­ство, только без пре­крас­но­душ­но­го при­зы­ва к еди­не­нию и на­деж­ды на спа­си­тель­ный теп­ло­об­мен.

Сам же Брод­ский на этот раз не без пе­ча­ли со­об­щил, что его объ­ект «Вил­ла ПО-2» только про­ект бу­ду­ще­го до­ма из бе­тон­ных за­бор­ных плит со­от­вет­ству­ю­щей се­рии. За­бор­ный этот дом, по сло­вам ар­хи­тек­то­ра, дол­жен быть «на­сто­я­щим па­лац­цо», но по­стро­ить его ока­за­лось слож­нее, чем по­ла­гал ав­тор. В ре­зуль­та­те бе­тон­ны­ми пли­та­ми об­нес­ли сто­я­щее на лу­жай­ке де­ре­во. И о чу­до – воз­ник­ло от­лич­ное, вполне под­хо­дя­щее к ме­сту и на­ци­о­наль­но­му со­зна­нию го­го­лев­ское ка­кое-то аб­сур­дист­ское про­из­ве­де­ние.-

/ ЕКА­ТЕ­РИ­НА ШИРИНКИНА / ДЛЯ ВЕ­ДО­МО­СТЕЙ

Это только эс­киз к его «Вил­ле ПО-2», счи­та­ет Алек­сандр Брод­ский

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.