Изоб­ре­те­ние на­ци­о­на­ли­стов

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ан­тон Олей­ник

... Дис­кус­сия Алек­сея На­валь­но­го и Иго­ря Гир­ки­на по­ка­за­ла, что на­ци­о­наль­ное го­су­дар­ство в Рос­сии стро­ить неко­му

Дис­кус­сия Алек­сея На­валь­но­го и Иго­ря Гир­ки­на-стрел­ко­ва, по­зи­ци­о­ни­ру­ю­щих се­бя как на­ци­о­на­ли­стов в про­шлом и в на­сто­я­щем со­от­вет­ствен­но, по­ка­за­ла, что соб­ствен­но на­ци­о­на­лиз­ма в Рос­сии нет. А по­то­му на­ци­о­наль­ное го­су­дар­ство стро­ить неко­му. Им­пе­рию воз­рож­дать – есть оче­редь же­ла­ю­щих, а вот де­мо­кра­ти­че­ское на­ци­о­наль­ное го­су­дар­ство – ни­ко­го.

ФИЗИКИ И ЛИРИКИ

Кон­тент-ана­лиз рас­шиф­ров­ки транс­ли­ро­вав­ших­ся в ин­тер­не­те де­ба­тов с по­мо­щью спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных про­грамм QDA Miner и Wordstat по­ка­зы­ва­ет мно­го лю­бо­пыт­ных ве­щей. На­при­мер, сло­ва, ис­поль­зо­ва­ние ко­то­рых ха­рак­тер­но для каж­до­го дис­ку­тан­та (с уче­том то­го, ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мы ли раз­ли­чия в ча­сто­те ис­поль­зо­ва­ния этих слов). Наи­бо­лее ха­рак­тер­ны­ми для На­валь­но­го сло­ва­ми ока­за­лись «вы­год­но» и про­из­вод­ные от него, «де­лать» и про­из­вод­ные от него, «долж­ны» (см. таб­ли­цу). Речь Гир­ки­на от­ли­ча­ет иной на­бор клю­че­вых слов: «ду­маю», «мо­гу» и Крым.

Лек­си­кон На­валь­но­го сви­де­тель­ству­ет о его праг­ма­тиз­ме: для него ха­рак­тер­ны от­сыл­ки к вы­го­де и поль­зе, при­зна­ние ре­а­лий («долж­ны») и при­о­ри­тет, от­да­ва­е­мый дей­стви­ям (де­ла, борь­ба). Гир­кин де­ла­ет ос­нов­ной ак­цент на спо­соб­но­сти («мо­гу»), что неяв­но (ибо яв­но дан­ный дис­ку­тант от­ка­зал­ся при­знать в се­бе по­ли­ти­ка, а тем бо­лее пре­тен­ден­та на го­су­дар­ствен­ные по­сты) сви­де­тель­ству­ет о его пре­тен­зи­ях на об­ла­да­ние вла­стью. В по­ли­ти­че­ской фи­ло­со­фии од­но из опре­де­ле­ний вла­сти как раз и сво­дит­ся к по­тен­ции, к спо­соб­но­сти про­из­ве­сти же­ла­е­мый эф­фект.

Оба дис­ку­тан­та ста­вят во гла­ву уг­ла во­про­сы че­ло­ве­че­ско­го до­сто­ин­ства. На­валь­ный вы­сту­па­ет «за то, что­бы граж­да­нам Рос­сии дать воз­мож­ность нор­маль­но по­жить, что­бы они бо­га­те­ли, что­бы они раз­ви­ва­лись, что­бы в Рос­сии не бы­ло это­го ужа­са и кош­ма­ра, ко­гда в боль­ни­цу при­хо­дишь в Мос­ков­ской об­ла­сти бли­жай­шей и про­ва­ли­ва­ют­ся по­тол­ки». Гир­кин де­кла­ри­ру­ет за­бо­ту не столь­ко о граж­да­нах Рос­сии, но обо всем «рус­ском на­ро­де» – где бы его пред­ста­ви­те­ли ни про­жи­ва­ли (что объ­яс­ня­ет ча­стое упо­ми­на­ние им гра­ниц как че­го-то несу­ще­ствен­но­го).

Недав­нее ис­сле­до­ва­ние поз­во­ли­ло вы­явить ос­нов­ные ас­со­ци­а­ции, ко­то­рые воз­ни­ка­ют в со­зна­нии рос­си­ян и укра­ин­цев (ко­то­рых Гир­кин то­же по­че­му­то от­нес к «рус­ско­му на­ро­ду») при упо­ми­на­нии че­ло­ве­че­ско­го до­сто­ин­ства. Две из них, «де­мо­кра­тия» и «честь», яв­ля­ют­ся спе­ци­фич­ны­ми для дис­ку­тан­тов. «Де­мо­кра­тия» и про­из­вод­ные встре­ча­ют­ся в ре­чи На­валь­но­го ча­ще (раз­ли­чие ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мо), чем в ре­пли­ках Гир­ки­на. На­обо­рот, упо­ми­на­ния «че­сти» от­ли­ча­ют речь Гир­ки­на. «Я мо­гу дать сло­во че­сти», по­вто­ря­ет он, умуд­ря­ясь и здесь под­черк­нуть свой по­тен­ци­ал вла­сти (мо­гу дать, а мо­гу и не дать).

Честь как кор­ре­лят че­ло­ве­че­ско­го до­сто­ин­ства весь­ма спе­ци­фич­на – ею по опре­де­ле­нию об­ла­да­ют не все, а толь­ко «из­бран­ные»: столь лю­би­мая Гир­ки­ным са­краль­ная фи­гу­ра ца­ря, на ху­дой ко­нец «на­сто­я­щие» офи­це­ры. От­сю­да че­стью нуж­но по­сто­ян­но «ме­рить­ся», вы­яс­няя, у ко­го ее боль­ше. В том чис­ле и с ору­жи­ем в ру­ках, как под­ска­зы­ва­ет прак­ти­ка ду­элей да и са­мо­го Гир­ки­на со «сво­ей трех­ли­не­еч­кой».

На пер­вый взгляд кар­ти­на по­лу­чи­лась ожи­да­е­мая – вполне «вме­ня­е­мый» и праг­ма­тич­ный На­валь­ный с од­ной сто­ро­ны и пре­тен­ци­оз­ный Гир­кин – с дру­гой. Глав­ный и наи­бо­лее неожи­дан­ный ре­зуль­тат про­ве­ден­но­го кон­тент-ана­ли­за де­ба­тов, од­на­ко, в дру­гом. В дис­кус­сии двух на­ци­о­на­ли­стов в те­че­ние 1 ча­са 21 ми­ну­ты на­ци­о­наль­ное го­су­дар­ство (nation-state) не бы­ло упо­мя­ну­то ни ра­зу. Это умол­ча­ние го­во­рит о мно­гом.

Де­ба­ты На­валь­но­го и Гир­ки­на по­ка­за­ли, что на­ци­о­на­ли­стов как та­ко­вых в Рос­сии по-преж­не­му нет. Есть им­пер­цы

УМОЛ­ЧА­НИЕ НЕ ПО ФРЕЙДУ

В ли­бе­раль­ной сре­де при­ня­то от­но­сить­ся к на­ци­о­на­лиз­му во­об­ще и на­ци­о­на­ли­стам в част­но­сти свы­со­ка, точ­нее, с вы­сот уни­вер­са­лиз­ма. По­пыт­ки взгля­нуть на на­ци­о­на­лизм непред­взя­то и без на­ве­ши­ва­ния яр­лы­ков ред­ки. Эн­то­ни Смит по­лу­чил из­вест­ность как раз бла­го­да­ря сво­им по­пыт­кам го­во­рить о на­ци­о­на­лиз­ме не в нор­ма­тив-

ном, а в по­зи­тив­ном клю­че – та­ком, ка­кой он есть со сво­и­ми силь­ны­ми и сла­бы­ми сто­ро­на­ми. Смит опре­де­ля­ет на­ци­о­на­лизм как «идео­ло­ги­че­ское дви­же­ние, ори­ен­ти­ро­ван­ное на по­лу­че­ние и под­дер­жа­ние ав­то­ном­но­сти, един­ства и иден­тич­но­сти су­ще­ству­ю­щей или по­тен­ци­аль­ной на­ци­ей». Без на­ци­о­на­лиз­ма в той или иной фор­ме невоз­мож­но, та­ким об­ра­зом, ни воз­ник­но­ве­ние на­ции, ни по­стро­е­ние на­ци­о­наль­но­го го­су­дар­ства.

Де­ба­ты двух на­ци­о­на­ли­стов мог­ли про­лить свет на во­прос о том, ка­кой имен­но на­ци­ей мо­жет стать рос­сий­ская и ка­ким имен­но мо­жет стать рос­сий­ское на­ци­о­наль­ное го­су­дар­ство. Ого­вор­ки здесь нет – имен­но «мо­жет», а не «есть». На се­го­дняш­ний день рус­ская на­ция не при­ня­ла окон­ча­тель­ную фор­му – граж­дан­скую или эт­ни­че­скую, ес­ли про­дол­жать ци­ти­ро­вать Сми­та, а рос­сий­ское на­ци­о­наль­ное го­су­дар­ство еще не сфор­ми­ро­ва­лось. Во­прос о по­ли­ти­че­ском устрой­стве это­го на­ци­о­наль­но­го го­су­дар­ства от­крыт – мо­нар­хия (о чем меч­та­ет Гир­кин), де­мо­кра­тия (при усло­вии пре­вра­ще­ния на­ции в субъ­ек­та де­мо­кра­ти­че­ско­го про­цес­са и ос­нов­но­го поль­зо­ва­те­ля ин­сти­ту­тов де­мо­кра­тии) или что-то иное. У той го­су­дар­ствен­но­сти, ко­то­рая су­ще­ству­ет, зна­чи­тель­но боль­ше черт им­пе­рии, как внут­рен­ней, так и име­ю­щей тен­ден­цию к экс­пан­сии вовне.

Од­на­ко вме­сто сколь­ко-ни­будь осмыс­лен­но­го раз­го­во­ра о на­ции и на­ци­о­наль­ном го­су­дар­стве оба участ­ни­ка де­ба­тов лишь под­твер­ди­ли свою неспо­соб­ность мыс­лить в ка­те­го­ри­ях на­ции и на­ци­о­наль­но­го го­су­дар­ства. Для Гир­ки­на рус­ская на­ция – это пан­сла­вян­ская общ­ность, ко­то­рая, на его взгляд, «со­сто­ит из трех ос­нов­ных ча­стей – ве­ли­ко­рос­сов, ма­ло­рос­сов (или укра­ин­цев, все рав­но) и бе­ло­ру­сов». На­валь­ный фак­ти­че­ски со­гла­ша­ет­ся с та­ким сме­ше­ни­ем рус­ской на­ции и «рус­ско­го ми­ра»: «У рус­ско­го на­ро­да есть, дей­стви­тель­но, гран­ди­оз­ная ра­на, гран­ди­оз­ная про­бле­ма. Рус­ские – это круп­ней­ший раз­де­лен­ный на­род Ев­ро­пы».

Те­зис о «раз­де­лен­ном на­ро­де», сыг­рав­ший роль свое­об­раз­но­го об­ще­го зна­ме­на­те­ля меж­ду праг­ма­ти­ком На­валь­ным и «ро­ман­ти­ком» Гир­ки­ным, зву­чит осо­бен­но стран­но в кон­тек­сте «укра­ин­ско­го во­про­са», ко­то­ро­му в де­ба­тах бы­ло уде­ле­но цен­траль­ное место. Дис­ку­тан­ты со­вер­шен­но упу­сти­ли тот факт, что про­цесс рож­де­ния на­ции и ста­нов­ле­ния на­ци­о­наль­но­го го­су­дар­ства на Укра­ине как раз по­шел в том чис­ле и бла­го­да­ря ста­ра­ни­ям г-на Гир­ки­на. Ес­ли в 1989 г. укра­ин­ца­ми се­бя счи­та­ли 73% жи­те­лей Укра­и­ны, в 2001 г. – 78% жи­те­лей Укра­и­ны, то се­го­дня эта циф­ра пре­вы­си­ла 90%. Нет, рус­ско­языч­ное на­се­ле­ние не бы­ло на­силь­но об­ра­ще­но в укра­ин­цев или из­гна­но. Про­сто про­дол­жа­ю­щий­ся кон­фликт во­круг Кры­ма и Дон­бас­са за­ста­вил мно­гих на Укра­ине пе­ре­осмыс­лить во­прос о сво­ей на­ци­о­наль­но­сти, несмот­ря на со­хра­ня­ю­щу­ю­ся общ­ность с Рос­си­ей язы­ка и ре­ли­гии.

За­да­ча рус­ских на­ци­о­на­ли­стов – дей­стви­тель­ных, а не мни­мых – за­клю­ча­ет­ся в по­ста­нов­ке и по­ис­ке от­ве­та на ана­ло­гич­ные во­про­сы. Ка­ко­вы ос­но­ва­ния рус­ской на­ции (как эт­ни­че­ские, так и граж­дан­ские)? Ка­кое на­ци­о­наль­ное го­су­дар­ство воз­мож­но и же­ла­тель­но в Рос­сии?

Без от­ве­та на эти во­про­сы им­пе­рия бу­дет и даль­ше за­да­вать ко­ор­ди­на­ты са­мо­вос­при­я­тия рус­ских. Ведь, как ни па­ра­док­саль­но это зву­чит, аль­тер­на­ти­ву им­пер­ской мо­де­ли по­ка не смог­ли пред­ло­жить ни ли­бе­ра­лы (мно­гие из ко­то­рых по-преж­не­му меч­та­ют об им­пе­рии, но толь­ко ли­бе­раль­ной), ни на­ци­о­на­ли­сты.

Де­ба­ты На­валь­но­го и Гир­ки­на по­ка­за­ли, что на­ци­о­на­ли­стов как та­ко­вых в Рос­сии по-преж­не­му нет. Есть им­пер­цы. Ведь не слу­чай­но во вре­мя про­те­стов 2011–2012 гг., в ко­то­рых ак­тив­но участ­во­ва­ли как ли­бе­раль­ные, так и на­ци­о­на­ли­сти­че­ские си­лы, рос­сий­ских на­ци­о­наль­ных фла­гов бы­ло прак­ти­че­ски не вид­но. За­то над «на­ци­о­на­ли­сти­че­ски­ми» ря­да­ми про­те­сту­ю­щих ре­я­ли в боль­шом ко­ли­че­стве до­ре­во­лю­ци­он­ные фла­ги Рос­сий­ской им­пе­рии.

Глав­ный по­зи­тив­ный итог про­шед­ших де­ба­тов за­клю­ча­ет­ся в том, что они рас­кры­ли сек­рет По­ли­ши­не­ля – рус­ско­го на­ци­о­на­лиз­ма по­про­сту нет – и на­толк­ну­ли на мысль, что за­ня­тие этой ни­ши мо­жет со­от­вет­ство­вать ин­те­ре­сам как ли­бе­ра­лов (ес­ли они все­рьез за­ин­те­ре­со­ва­ны в раз­ви­тии де­мо­кра­тии в Рос­сии), так и тех, кто ра­де­ет о рус­ской на­ции. В об­щем, Рос­сии ну­жен «про­све­щен­ный на­ци­о­на­лизм» как воз­мож­ный ключ к ре­ше­нию ее внут­рен­них и гео­по­ли­ти­че­ских про­блем.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.