За­вы­шен­ные це­ли пор­тят со­труд­ни­ков

В кор­по­ра­тив­ных скан­да­лах по­след­них лет од­ной из при­чин под­ло­гов и об­ма­на был непра­виль­ный спо­соб по­ста­нов­ки за­дач пе­ред со­труд­ни­ка­ми. В чем оши­ба­лись Enron, Volkswagen и др.?

Vedomosti - - КАРЬЕРА & МЕНЕДЖМЕНТ - Колм Хи­ли Ка­рен Ни­вен

Ко­гда в 2001 г. обанк­ро­ти­лась Enron, од­на из са­мых боль­ших энер­ге­ти­че­ских ком­па­ний ми­ра, удар­ная вол­на от это­го со­бы­тия про­шла по все­му кор­по­ра­тив­но­му ми­ру. От­кро­ве­ния о си­сте­ма­ти­че­ских под­ло­гах, об­мане и кор­руп­ции по всей ор­га­ни­за­ции вскры­ли раз­ру­ши­тель­ные по­след­ствия амо­раль­но­го по­ве­де­ния в биз­не­се. Скан­дал во­круг Enron по­ро­дил ос­но­во­по­ла­га­ю­щий во­прос о при­чи­нах воз­ник­но­ве­ния (и да­же уко­ре­не­ния) по­доб­но­го по­ве­де­ния. Од­на из при­чин, ко­то­рую на­зва­ли как неза­ви­си­мые экс­пер­ты, так и долж­ност­ные ли­ца са­мой ор­га­ни­за­ции, – спо­соб по­ста­нов­ки за­дач в Enron. В ком­па­нии бы­ло при­ня­то ста­вить со­труд­ни­кам очень труд­ные и кон­крет­ные це­ли, что и ста­ло клю­че­вой при­чи­ной непра­виль­но­го по­ве­де­ния.

По­ста­нов­ка це­лей – один из оправ­дав­ших се­бя ин­стру­мен­тов, ко­то­рый управ­лен­цы ис­поль­зу­ют для по­вы­ше­ния мо­ти­ва­ции и эф­фек­тив­но­сти со­труд­ни­ков. Це­ли – неотъ­ем­ле­мая часть боль­шин­ства про­цес­сов оцен­ки эф­фек­тив­но­сти со­труд­ни­ков, их вы­пол­не­ние обыч­но свя­за­но с зар­пла­та­ми, пре­ми­я­ми и воз­на­граж­де­ни­я­ми. И в то же вре­мя ам­би­ци­оз­ные це­ли свя­за­ны с без­нрав­ствен­ным по­ве­де­ни­ем – не толь­ко в слу­чае с Enron и дру­ги­ми кор­по­ра­тив­ны­ми скан­да­ла­ми, но и во все боль­шем ко­ли­че­стве ака­де­ми­че­ских ис­сле­до­ва­ний. Они по­ка­зы­ва­ют: ко­гда лю­ди по­лу­ча­ют кон­крет­ные и слож­ные за­да­чи, это ча­сто по­буж­да­ет их к об­ма­ну или по­пыт­кам лож­но пред­ста­вить ре­зуль­та­ты сво­ей ра­бо­ты. Это вдох­но­ви­ло нас на бо­лее тща­тель­ное ис­сле­до­ва­ние свя­зи меж­ду по­ста­нов­кой це­лей и амо­раль­ным по­ве­де­ни­ем. В част­но­сти, мы хо­те­ли раз­ре­шить оче­вид­ный во­прос: ес­ли за­вы­шен­ные це­ли за­став­ля­ют лю­дей ве­сти се­бя неэтич­но, по­че­му же эта управ­лен­че­ская прак­ти­ка все еще по­пу­ляр­на в биз­не­се? И ес­ли по­ста­нов­ка осо­бых и слож­ных це­лей на­столь­ко рас­про­стра­не­на, то по­че­му амо­раль­ное по­ве­де­ние не встре­ча­ет­ся еще ча­ще?

Мы пред­по­ла­га­ем, что от­вет кро­ет­ся в лич­ност­ных раз­ли­чи­ях. Хо­тя неко­то­рые лю­ди, пе­ред ко­то­ры­ми ста­вят­ся за­вы­шен­ные це­ли, воз­мож­но, бу­дут дей­ство­вать нечест­но, есть и дру­гие, ко­то­рые усто­ят пе­ред ис­ку­ше­ни­ем.

СКЛОННЫ К САМООПРАВДАНИЮ

Что­бы про­ве­рить на­шу ги­по­те­зу, мы про­ве­ли экс­пе­ри­мент. Чер­та ха­рак­те­ра, на ко­то­рой мы со­сре­до­то­чи­лись, – склон­ность к оправ­да­нию амо­раль­но­го по­ве­де­ния, т. е. спо­соб­ность пред­став­лять неэтич­ный по­сту­пок так, буд­то он со­вер­ша­ет­ся ра­ди че­го-то цен­но­го или с уче­том мо­раль­ной сто­ро­ны де­ла. Мы

пред­по­ло­жи­ли, что лю­ди с вы­со­кой склон­но­стью к оправ­да­нию амо­раль­ных по­ступ­ков мо­гут ис­поль­зо­вать ра­бо­чие це­ли как пред­лог для без­нрав­ствен­но­го по­ве­де­ния, а те, у ко­го та­кая склон­ность ни­же, не бу­дут рас­смат­ри­вать ам­би­ци­оз­ные це­ли как при­чи­ну для об­ма­на.

Для на­ше­го он­лайн-ис­сле­до­ва­ния мы при­влек­ли 106 со­труд­ни­ков, ра­бо­та­ю­щих пол­ный день на раз­ных долж­но­стях и в раз­ных от­рас­лях. Все участ­ни­ки про­шли тест на склон­ность к самооправданию, в ко­то­ром они долж­ны бы­ли оце­нить уро­вень сво­е­го со­гла­сия с утвер­жде­ни­я­ми вро­де «Мож­но при­укра­сить прав­ду, что­бы ком­па­ния

не по­па­ла в слож­ное по­ло­же­ние» по шка­ле от од­но­го («Со­вер­шен­но не со­гла­сен») до пя­ти («Пол­но­стью со­гла­сен»). Бо­лее вы­со­кая оцен­ка в те­сте по­ка­зы­ва­ла бо­лее вы­со­кий уро­вень оправ­да­ния амо­раль­но­го по­ве­де­ния. За­тем участ­ни­ки про­шли два те­ста на неэтич­ное по­ве­де­ние. По­ло­вине из них мы да­ли ам­би­ци­оз­ные и кон­крет­ные це­ли, к ко­то­рым они долж­ны бы­ли стре­мить­ся во вре­мя те­ста, а осталь­ным про­сто ска­за­ли ра­бо­тать как мож­но луч­ше. Это ис­сле­до­ва­ние бы­ло недав­но опуб­ли­ко­ва­но в Journal of Business Ethics.

В од­ном из те­стов мы по­про­си­ли участ­ни­ков прой­ти трех­этап­ное за­да­ние из ана­грамм, в ко­то­ром они долж­ны бы­ли со­ста­вить раз­ные сло­ва из це­поч­ки букв. Мы лож­но ин­фор­ми­ро­ва­ли их, что не смо­жем по­смот­реть их от­ве­ты и до­ве­ря­ем их све­де­ни­ям о том, сколь­ко слов они смог­ли со­ста­вить. Это да­ло лю­дям воз­мож­ность об­ма­нуть, пре­уве­ли­чи­вая ко­ли­че­ство со­став­лен­ных ими слов.

Мы об­на­ру­жи­ли, что те участ­ни­ки, ко­то­рым да­ли кон­крет­ную цель – со­ста­вить де­вять слов из каж­дой це­поч­ки букв (уро­вень слож­но­сти, с ко­то­рым, по на­шим под­сче­там, мог­ло спра­вить­ся 10% луч­ших), бы­ли бо­лее склонны пре­уве­ли­чи­вать свой ре­зуль­тат, чем те, ко­му про­сто ска­за­ли «ра­бо­тать как мож­но луч­ше». Но это про­изо­шло толь­ко с те­ми, у ко­го был вы­со­кий ре­зуль­тат в те­сте об оправ­да­нии амо­раль­ных по­ступ­ков. Участ­ни­ки, склон­ные оправ­ды­вать непра­виль­ные по­ступ­ки и по­лу­чив­шие кон­крет­ные за­да­чи, пре­уве­ли­чи­ли свои ре­зуль­та­ты в сред­нем по­чти на пять слов в те­че­ние трех эта­пов за­да­ния. Лю­ди с неболь­шой склон­но­стью оправ­ды­вать об­ман не лга­ли о сво­их ре­зуль­та­тах, да­же по­лу­чив кон­крет­ные це­ли. Дру­ги­ми сло­ва­ми, толь­ко лю­ди, оправ­ды­ва­ю­щие неэтич­ное по­ве­де­ние, ис­поль­зо­ва­ли за­вы­шен­ные це­ли в ка­че­стве пред­ло­га к об­ма­ну. Ре­зуль­та­ты сви­де­тель­ству­ют, что, хо­тя по­ста­нов­ка це­лей дей­стви­тель­но мо­жет иметь от­ри­ца­тель­ное вли­я­ние на эти­ку в ор­га­ни­за­ции, это­му эф­фек­ту под­вер­же­ны лишь наи­бо­лее нрав­ствен­но неустой­чи­вые лич­но­сти.

КОНКРЕТНОСТЬ ЦЕ­ЛЕЙ

Од­на­ко в на­шем вто­ром экс­пе­ри­мен­те мы об­на­ру­жи­ли, что кон­крет­ные це­ли спо­соб­ны уве­ли­чить го­тов­ность субъ­ек­та дей­ство­вать неэтич­но неза­ви­си­мо от уров­ня оправ­да­ния амо­раль­но­го по­ве­де­ния. Мы по­про­си­ли участ­ни­ков объ­яс­нить, как бы они от­ре­а­ги­ро­ва­ли на до­ста­точ­но ре­а­ли­стич­ный биз­нес-сце­на­рий. Каж­дый че­ло­век вы­сту­пал в ро­ли ме­не­дже­ра по про­да­жам и от­ве­чал на се­рию во­про­сов о биз­не­се, в ко­то­ром он «ра­бо­та­ет». В каж­дом во­про­се участ­ни­ки долж­ны бы­ли вы­би­рать меж­ду без­нрав­ствен­ным по­ступ­ком, ко­то­рый при­но­сил фи­нан­со­вые вы­го­ды или по­мо­гал из­бе­жать по­терь (со­кры­ти­ем от по­ку­па­те­лей ин­фор­ма­ции об умень­ше­нии дол­го­веч­но­сти про­да­ва­е­мой про­дук­ции), и этич­ным по­ве­де­ни­ем, ко­то­рое ока­зы­ва­лось ме­нее при­быль­ным (но кли­ен­ты при этом по­лу­ча­ли прав­ди­вую ин­фор­ма­цию).

Мы об­на­ру­жи­ли, что участ­ни­ки, пе­ред ко­то­ры­ми бы­ла по­став­ле­на кон­крет­ная за­да­ча по объ­е­му вы­руч­ки, в 2 ра­за ча­ще скло­ня­лись к неэтич­ным ме­то­дам ее до­сти­же­ния, чем те, у ко­го цель бы­ла некон­крет­ной, неза­ви­си­мо от их уров­ня оправ­да­ния без­нрав­ствен­но­сти. Это озна­ча­ет, что да­же лю­ди, ко­то­рым не свой­ствен­но оправ­ды­вать об­ман, бы­ли бо­лее пред­рас­по­ло­же­ны к ка­ко­му-ли­бо ти­пу амо­раль­но­го по­ве­де­ния, ко­гда встре­ча­лись с кон­крет­ны­ми и за­вы­шен­ны­ми це­ля­ми.

По­че­му уро­вень оправ­да­ния неэтич­ных по­ступ­ков имел зна­че­ние толь­ко в од­ном из на­ших опы­тов? Од­ним из ва­ри­ан­тов от­ве­та мо­жет быть та­кой: без­нрав­ствен­ные по­ступ­ки, пред­ла­га­е­мые на­ми в раз­ных экс­пе­ри­мен­тах, раз­ли­ча­лись по уров­ню тя­же­сти. В за­да­нии с ана­грам­ма­ми участ­ни­ки долж­ны бы­ли об­ма­ны­вать по-на­сто­я­ще­му, в то вре­мя как в биз­нес-сце­на­рии они лишь обо­зна­чи­ли на­ме­ре­ние дей­ство­вать амо­раль­но, что мож­но рас­смат­ри­вать как ме­нее се­рьез­ный про­сту­пок, чем ре­аль­ный об­ман. Ам­би­ци­оз­ные це­ли мог­ли стать до­ста­точ­ным сти­му­лом,

что­бы участ­ни­ки ска­за­ли, что схит­рят в за­да­нии со сце­на­ри­ем, но толь­ко те из них, у ко­го бы­ла склон­ность на­хо­дить оправ­да­ние сво­е­му неэтич­но­му по­ступ­ку, смог­ли по-на­сто­я­ще­му об­ма­нуть в за­да­нии с ана­грам­ма­ми.

ЧТО ДЕ­ЛАТЬ

При­ни­мая во вни­ма­ние рас­про­стра­не­ние и се­рьез­ность по­след­ствий без­нрав­ствен­но­го по­ве­де­ния на ра­бо­чем ме­сте, на­ше ис­сле­до­ва­ние име­ет важ­ный под­текст для ор­га­ни­за­ций. Ра­зу­ме­ет­ся, со­всем от­ка­зать­ся от прак­ти­ки по­ста­нов­ки це­лей нет смыс­ла. Од­на­ко важ­но уде­лять вни­ма­ние по­боч­ным эф­фек­там этих за­дач и на­хо­дить спо­со­бы ми­ни­ми­зи­ро­вать рис­ки. Ор­га­ни­за­ции мо­гут снять воз­мож­ность для оправ­да­ний об­ма­на, де­лая ак­цент на том, что вы­пол­не­ние за­дач вто­рич­но по от­но­ше­нию к со­блю­де­нию пра­вил. Для это­го этич­ное по­ве­де­ние долж­но стать неотъ­ем­ле­мой ча­стью ор­га­ни­за­ци­он­ной куль­ту­ры, ко­то­рая при­зва­на да­вать сиг­на­лы со­труд­ни­кам о том, ка­кое по­ве­де­ние цен­но и при­ем­ле­мо. На­ши ре­зуль­та­ты так­же по­ка­зы­ва­ют, что бу­дет ра­зум­ным сле­дить за ме­то­да­ми, ко­то­рые ис­поль­зу­ют со­труд­ни­ки, ко­гда они стре­мят­ся до­стичь по­став­лен­ных це­лей.

Но важ­но пом­нить об огра­ни­че­ни­ях на­ше­го ис­сле­до­ва­ния. В част­но­сти, что­бы сде­лать его до­ста­точ­но прак­ти­че­ским, мы ис­поль­зо­ва­ли экс­пе­ри­мен­ты, ко­то­рые не в пол­ной ме­ре от­ра­жа­ют на­сто­я­щий ра­бо­чий кон­текст. Ес­ли кто-ли­бо за­ду­мы­ва­ет­ся о том, сто­ит ли по­сту­пать неэтич­но в ре­аль­но­сти, где по­след­ствия бо­лее зна­чи­тель­ны, пси­хо­ло­ги­че­ские ба­рье­ры, пре­пят­ству­ю­щие та­ко­му по­ве­де­нию, ско­рее все­го, бу­дут зна­чи­тель­но се­рьез­нее, чем в кон­тек­сте экс­пе­ри­мен­та. Так­же нель­зя утвер­ждать, что склон­ность к оправ­да­нию неэтич­но­го по­ве­де­ния за­став­ля­ет лю­дей дей­ство­вать амо­раль­но. Воз­мож­но, что лю­ди, у ко­то­рых эта чер­та ха­рак­те­ра яр­ко вы­ра­же­на, ре­ши­ли по­сту­пить без­нрав­ствен­но и лишь по­том на­шли оправ­да­ние сво­е­му по­ве­де­нию. Так­же воз­мож­но, что есть дру­гие чер­ты ха­рак­те­ра, кро­ме склон­но­сти оправ­ды­вать амо­раль­ное по­ве­де­ние, ко­то­рые де­ла­ют лю­дей бо­лее (или ме­нее) под­вер­жен­ны­ми ис­ку­ше­нию об­ма­ны­вать для до­сти­же­ния це­лей. И, на­ко­нец, от­но­си­тель­но ма­лая вы­бор­ка в на­шем ис­сле­до­ва­нии озна­ча­ет, что его по­вто­ре­ние с бо́ль­шим ко­ли­че­ством лю­дей мо­жет при­дать на­шим вы­во­дам боль­ше зна­чи­мо­сти.

Сред­ства мас­со­вой ин­фор­ма­ции про­дол­жа­ют рас­ска­зы­вать ис­то­рии о зло­упо­треб­ле­ни­ях в кор­по­ра­ци­ях, по­хо­жих на недав­ний скан­дал с ис­ка­же­ни­ем ин­фор­ма­ции об уровне вы­бро­сов Volkswagen. На­ше ис­сле­до­ва­ние сви­де­тель­ству­ет о том, что та­кое амо­раль­ное по­ве­де­ние обу­слов­ле­но со­че­та­ни­ем по­ряд­ков в ор­га­ни­за­ции и лич­ных ка­честв ра­бот­ни­ков. Жиз­нен­но необ­хо­ди­мо, что­бы уче­ные про­дол­жа­ли вы­яс­нять, ка­кие прак­ти­ки и чер­ты ха­рак­те­ра по­вы­ша­ют риск зло­упо­треб­ле­ний, и раз­ра­ба­ты­вать со­от­вет­ству­ю­щие про­це­дур­ные, ор­га­ни­за­ци­он­ные и кад­ро­вые га­ран­тии, спо­соб­ные предот­вра­тить оче­ред­ные кор­по­ра­тив­ные скан­да­лы.-

АЛЕК­СЕЙ ТАРАНИН

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.