Крест­ная мать

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Ве­ро­ни­ка Хлеб­ни­ко­ва

В «Ро­ко­вом ис­ку­ше­нии» Со­фии Коп­по­лы (The Beguiled) аме­ри­кан­ская исто­рия рас­смот­ре­на из скла­док кри­но­ли­на

Где-то в Лу­и­зи­ане вре­мен Граж­дан­ской вой­ны ис­те­ка­ю­щий кро­вью ян­ки Джон Мак­бер­ни по­па­да­ет в плен к кон­фе­де­рат­кам из част­но­го пан­си­о­на для де­виц – на ужин, тан­цы и ген­дер­ную пыт­ку при све­чах.

Пре­ми­ро­ван­ный на Канн­ском фе­сти­ва­ле фильм Со­фии Коп­по­лы The Beguiled рос­сий­ские дис­три­бу­то­ры на­зва­ли «Ро­ко­вым ис­ку­ше­ни­ем». Ред­кий слу­чай, ко­гда пе­ре­име­но­ва­ние мож­но при­знать адек­ват­ным по це­ло­му ря­ду при­чин.

Во-пер­вых, во из­бе­жа­ние пу­та­ни­цы с недо­оце­нен­ным ше­дев­ром До­на Си­ге­ла «Об­ма­ну­тый», сня­тым ре­жис­се­ром «Гряз­но­го Гар­ри» и «Втор­же­ния по­хи­ти­те­лей тел» в 1971 г. по ро­ма­ну ма­ло­из­вест­но­го То­ма­са Кал­ли­на­на. Фор­маль­но «Ро­ко­вое ис­ку­ше­ние» – его ре­мейк, по­чти до­слов­но по­вто­ря­ю­щий боль­шин­ство ми­зан­сцен.

Во-вто­рых, в си­лу точ­но­сти фор­му­ли­ро­вок: ис­ку­ше­ние пе­ре­кро­ить на свой лад нечто по-на­сто­я­ще­му пре­крас­ное в са­мом де­ле ока­зы­ва­ет­ся ро­ко­вым для боль­шин­ства под­дав­ших­ся ему.

В-тре­тьих, кар­ти­на Коп­по­лы, как ко­гда-то ее же гла­зи­ро­ван­ная «Ма­рия-ан­ту­а­нет­та», дей­стви­тель­но при­над­ле­жит де­ко­ра­тив­но­му ми­ру «ро­ко­вых ис­ку­ше­ний» и «при­зрач­ных чар» – не в смыс­ле об­ло­жек де­ше­во­го дам­ско­го чти­ва, а в смыс­ле де­кла­ра­тив­но­го от­ры­ва от ре­аль­но­сти. Ка­стинг у Коп­по­лы, за ис­клю­че­ни­ем Ко­ли­на Фар­ре­ла в ро­ли ка­пра­ла Мак­бер­ни, фи­зио­гно­ми­че­ски по­чти сли­ва­ет­ся с си­ге­лов­ским ан­сам­блем: Ни­коль Кид­ман в ро­ли ди­рек­три­сы Фарн­су­орт, неиз­мен­ные Кир­стен Данст и Эль Фэн­нинг (впер­вые сыг­рав­шая в 11 лет у Коп­по­лы в скром­ном тра­ги­ко­мич­ном «Где-то») в ро­ли «ан­ге­ла» и «ис­ку­си­тель­ни­цы». Из этой ко­ло­ды пер­со­на­жей Си­ге­ла, по­чти не пе­ре­та­со­ван­ной Коп­по­лой, она тем не

ме­нее снес­ла слу­жан­ку-негри­тян­ку, чей раб­ский труд не при­го­дил­ся ав­то­ру ре­мей­ка, по­сколь­ку со­дер­жал со­мни­тель­ный на­мек на ис­то­ри­че­ские усло­вия, со­ци­аль­ную сре­ду и некое жиз­не­по­до­бие. Все это лиш­нее в веч­ном цар­стве зер­кал, кри­но­ли­нов, ру­са­ло­чьих ло­ко­нов, кру­жев и под­вя­зок – аль­тер­на­тив­ном ми­ре, где не пах­нет но­га­ми, а зна­че­ние име­ют толь­ко усколь­за­ю­щая кра­со­та, мед и взби­тые слив­ки, ко­лен­ки и те­ни. Ки­но Со­фии Коп­по­лы да­ет от­вет, ку­да по­де­ва­лись де­ви­цы, рас­тво­рив­ши­е­ся в по­лу­ден­ном зное «Пик­ни­ка у ви­ся­чей ска­лы» Пи­те­ра Уи­ра, – их разо­бра­ли на зап­ча­сти для ви­нье­ток.

В ори­ги­на­ле До­на Си­ге­ла ген­дер­ная гра­ни­ца ока­зы­ва­лась та­кой же при­зрач­ной, как сти­ра­е­мая где-то за кад­ром гра­ни­ца Се­ве­ра и Юга. Раз­но­воз­раст­ные ведь­мы аме­ри­кан­ско­го юга не усту­па­ли в под­ло­сти офи­це­ру-се­ве­ря­ни­ну, сыг­ран­но­му Иству­дом. Этот преж­де­вре­мен­но трез­вый вз­гляд не де­лал раз­ли­чий меж­ду муж­чи­на­ми и жен­щи­на­ми в их лжи, рас­пу­щен­но­сти, зло­бе и ме­сти, но не упус­кал и ки­но­ге­нии: об­жи­тые не вче­ра и да­же не по­за­вче­ра ин­те­рье­ры усадь­бы сре­ди зе­ле­ни юга, чер­ный во­рон на нит­ке – знак злой нево­ли и эм­бле­ма пе­ча­ли, си­ний лос­кут мун­ди­ра ян­ки на во­ро­тах, бо­сые ступ­ни вос­пи­тан­ниц из небо­га­тых се­мейств. Си­ге­ла труд­но пре­взой­ти в кра­со­те и дра­ма­ти­че­ском ре­а­лиз­ме де­та­лей. Коп­по­ле нечем ме­рить­ся с ним, она по­ла­га­ет­ся толь­ко на стиль и сни­ма­ет ска­зоч­ное пу­те­ше­ствие к серд­цу «юж­ной го­ти­ки», где душ­ные пси­хо­ло­ги­че­ские и ген­дер­ные сте­рео­ти­пы пред­ста­ют смеш­ны­ми и жал­ки­ми, что со­зда­ет до­воль­но при­ят­ный ко­ми­че­ский эф­фект, во­об­ще свой­ствен­ный ее ки­не­ма­то­гра­фу, изо­ли­ро­ван­но­му от бур­ных эмо­ций, по­гло­ща­ю­ще­му, как шум, все па­те­ти­че­ское.

Столь же непри­нуж­ден­но эти са­мые сте­рео­ти­пы рас­се­и­ва­лись за пол­ной бес­смыс­ли­цей в «Труд­но­стях пе­ре­во­да», филь­ме о чу­дес­ной че­ло­ве­че­ской бли­зо­сти, ко­то­рой нет хо­да из-за мни­мой ак­си­о­мы, что нет меж­ду людь­ми ре­зо­нан­са и уни­со­на, кро­ме стра­сти, а бли­зость – это ли­бо кров­ное, ли­бо по­ло­вое, ли­бо флирт и секс, ли­бо во­все ни­как. Ни­что, кро­ме кра­со­ты, не ин­те­ре­со­ва­ло и ве­се­лую бан­ду охот­ниц за ла­бу­те­на­ми в ее «Элит­ном об­ще­стве», по­ка­зан­ном в 2013 г. в «Осо­бом взгля­де» Канн­ско­го фе­сти­ва­ля.

Фр­эн­сис Форд Коп­по­ла ко­гда­то снял «Крест­но­го от­ца», один из глав­ных аме­ри­кан­ских эпо­сов, не ухо­дя вглубь ис­то­рии даль­ше ХХ в. Его дочь со­зда­ет что-то вро­де «Крест­ной ма­те­ри», раз­жа­ло­вав эпос до ми­ни­а­тю­ры, све­дя мун­дир к од­ной, но по­ли­ро­ван­ной до блес­ка пу­го­ви­це, вы­шив кре­сти­ком по кан­ве важ­ней­ше­го жан­ро­во­го и ис­то­ри­че­ско­го ми­фа, го­ти­че­ско­го трил­ле­ра в де­ко­ра­ци­ях Граж­дан­ской вой­ны. Слов­но Билл Мюр­рей юной Йо­ханс­сон в «Труд­но­стях пе­ре­во­да», она с каж­дым филь­мом со­об­ща­ет нам на ухо од­ну се­рьез­ную вещь: как важ­но лю­бо­вать­ся.-

В ПРОКАТЕ С 27 ИЮЛЯ

/ UNIVERSAL PICTURES INTERNATIONAL SWITZERLAND

В ре­тро-ми­ре «Ро­ко­во­го ис­ку­ше­ния» нет ни­че­го некра­си­во­го

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.