Воз­вра­ще­ние выс­ших цен­но­стей

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Пол­ная вер­сия ста­тьи: www.vedomosti.ru Дмит­рий Тра­вин

... Ока­за­лось, что мо­раль вос­тре­бо­ва­на, по­сколь­ку пред­став­ля­ет со­бой про­стой и по­нят­ный ме­ха­низм дви­же­ния впе­ред

УРос­сии в по­ре­фор­мен­ный пе­ри­од сло­жи­лись слож­ные от­но­ше­ния с мо­ра­лью. Ко­неч­но, фор­маль­но ни­кто ее ни­ко­гда у нас не от­ри­цал. Не го­во­рил, что на­до быть жад­ным, ци­нич­ным и бес­прин­цип­ным. Все точ­но зна­ли: на­до быть «прав­ди­вым, бла­го­род­ным, спра­вед­ли­вым, ум­ным, чест­ным, силь­ным, доб­рым – толь­ко и все­го», как шут­ли­во го­во­рил по­эт Юлий Ким в со­вет­ское вре­мя. Иро­нич­ное от­но­ше­ние к на­вя­зы­ва­е­мым со­вет­ской шко­лой прин­ци­пам сде­ла­ло рас­суж­де­ния о мо­ра­ли немод­ны­ми и непрак­тич­ны­ми.

Мо­раль не от­ри­ца­ли, но «вы­ве­ли за скоб­ки» уже в гор­ба­чев­скую пе­ре­строй­ку. С те­ле­экра­на зву­ча­ли на­до­ев­шие всем рас­суж­де­ния об об­нов­ле­нии со­ци­а­лиз­ма и гос­под­стве об­ще­че­ло­ве­че­ских цен­но­стей. А в это вре­мя в клу­бах, га­зе­тах, жур­на­лах и на мно­го­люд­ных ми­тин­гах шли прак­ти­че­ские дис­кус­сии о ре­фор­мах, де­мо­кра­ти­за­ции и на­ци­о­наль­ном стро­и­тель­стве. Ес­ли кто-то вдруг вы­ле­зал с мо­ра­лью и аб­стракт­ны­ми уве­ще­ва­ни­я­ми, на него смот­ре­ли ко­со, как на дем­ши­зу.

Про­ра­бы пе­ре­строй­ки и идео­ло­ги ре­форм ве­ри­ли в выс­шие цен­но­сти, но по­ла­га­ли, что до­бить­ся луч­ше­го бу­ду­ще­го мож­но не че­рез фор­ми­ро­ва­ние мо­раль­но­го ко­дек­са стро­и­те­ля де­мо­кра­тии, а по­сред­ством фор­ми­ро­ва­ния хо­ро­ших ин­сти­ту­тов, т. е. пра­вил иг­ры, при ко­то­рых всем бу­дет вы­год­но тру­дить­ся, за­ра­ба­ты­вать и стро­ить ци­ви­ли­зо­ван­ное го­су­дар­ство.

По­доб­ное по­ло­же­ние дел со­хра­ня­лось при­мер­но до кон­ца 1990-х, ко­гда вы­яс­ни­лось, что для мно­гих рос­си­ян те­перь цель – ни­что, а сред­ства – все. С хо­ро­ши­ми ин­сти­ту­та­ми, удо­вле­тво­ря­ю­щи­ми об­ще­ство в це­лом, де­ло не за­ла­ди­лось, а вот день­ги, удо­вле­тво­ря­ю­щие лю­бые по­треб­но­сти кон­крет­но­го че­ло­ве­ка, ста­ли очень со­блаз­ни­тель­ны и до­ступ­ны. По­сте­пен­но по­чти вся стра­на – от про­ра­бов мо­дер­ни­за­ции до про­стых обы­ва­те­лей – пе­ре­ста­ла ду­мать о том, что­бы ко­гда-ни­будь со­здать ры­нок и де­мо­кра­тию, как в раз­ви­тых стра­нах, и на­ча­ла бо­роть­ся за лич­ное сча­стье здесь и сей­час.

За скоб­ки ста­ли вы­во­дить не толь­ко раз­мыш­ле­ния о мо­ра­ли, но и раз­мыш­ле­ния о про­грес­се, раз­ви­тии стра­ны, со­вер­шен­ство­ва­нии ин­сти­ту­тов. Ко­гда я на лек­ци­ях го­во­рил сту­ден­там о важ­но­сти де­мо­кра­тии, то слы­шал по­рой сдер­жан­ные смеш­ки и чув­ство­вал, что при углуб­ле­нии в те­му ста­ну для мо­ло­де­жи дем­ши­зой – непрак­тич­ным, ото­рван­ным от ре­а­лий че­ло­ве­ком ти­па тех бе­до­лаг, над ко­то­ры­ми я сам иро­ни­зи­ро­вал в кон­це 1980-х.

И де­ло здесь не в пло­хой мо­ло­де­жи, о ко­то­рой по­го­ва­ри­ва­ют ста­ри­ки во все вре­ме­на. Молодежь бы­ла нор­маль­ной, прак­тич­ной, ра­ци­о­наль­ной. Она стре­ми­лась к до­сти­же­нию ре­аль­ных ре­зуль­та­тов там, где они бы­ли воз­мож­ны, – в лич­ной жиз­ни, не свя­зан­ной с раз­ви­ти­ем об­ще­ства.

В по­след­ние го­ды си­ту­а­ция вновь на­ча­ла ме­нять­ся. На­ме­ти­лось воз­вра­ще­ние мо­ра­ли. Не по­то­му, что под­рос­ла чест­ная молодежь. А по­то­му, что пе­ре­ста­ли ра­бо­тать ста­рые ме­ха­низ­мы до­сти­же­ния лич­но­го пре­успе­ва­ния при иг­но­ри­ро­ва­нии об­ще­ствен­ных про­блем. Рен­та кон­ча­ет­ся, кор­му­шек все мень­ше. Вли­я­тель­ные груп­пы все ча­ще стал­ки­ва­ют­ся меж­ду со­бой в от­ча­ян­ной схват­ке за ре­сур­сы, и сла­бые от­прав­ля­ют­ся на на­ры из сво­их зо­ло­тых двор­цов. При этом простые лю­ди по­ни­ма­ют, что им во­об­ще ни­че­го не све­тит на этом зло­ве­щем пи­ре хищ­ни­ков. Им на­до при­ду­мы­вать иные ме­ха­низ­мы вы­жи­ва­ния. Ра­бо­то­спо­соб­ные в иных усло­ви­ях.

Ны­неш­ние усло­вия все ча­ще на­во­дят на мысль о необ­хо­ди­мо­сти со­здать пра­ви­ла иг­ры, ко­то­рые гарантируют нор­маль­ную жизнь че­ло­ве­ку, не но­ся­ще­му по­го­ны, не вла­де­ю­ще­му пи­сто­ле­том и не вхо­дя­ще­му в кли­ен­те­лу все­силь­ных об­ла­да­те­лей по­гон и пи­сто­ле­тов. А со­зда­ние по­доб­ных пра­вил невоз­мож­но без куль­ти­ви­ро­ва­ния мо­раль­ных цен­но­стей, ко­то­рые спо­соб­ны объ­еди­нить ши­ро­кие мас­сы. Красть греш­но. Кор­руп­ция амо­раль­на. Ци­нич­ная де­мон­стра­ция рос­ко­ши без­нрав­ствен­на. Диф­фе­рен­ци­а­ция до­хо­дов воз­мож­на, но не долж­на пре­вра­щать­ся в про­пасть.

Ка­за­лось бы, воз­гла­вить по­ход за мо­ра­лью долж­на бы­ла цер­ковь. Но у нее сей­час иные за­бо­ты – ма­те­ри­аль­ные.

Мо­раль ока­за­лась вбро­ше­на в мас­сы че­рез ин­тер­нет – уме­лым по­ли­ти­че­ским пред­при­ни­ма­те­лем, ко­то­рый рань­ше вбра­сы­вал на­ци­о­на­лизм. И вдруг ока­за­лось, что мо­раль вос­тре­бо­ва­на, что она вы­зы­ва­ет уже не смеш­ки, а же­ла­ние кон­со­ли­ди­ро­вать­ся для кон­крет­ных дей­ствий. По­сколь­ку имен­но она пред­став­ля­ет со­бой наи­бо­лее про­стой и по­нят­ный ме­ха­низм дви­же­ния впе­ред. К сча­стью. К пре­успе­ва­нию. К спо­кой­но­му и обес­пе­чен­но­му бу­ду­ще­му.

На­ша ис­то­рия вполне от­ра­жа­ет ми­ро­вой опыт мо­дер­ни­за­ции. Эпо­ха амо­ра­лиз­ма бы­ла в Ан­глии во вре­ме­на пер­во­на­чаль­но­го на­коп­ле­ния ка­пи­та­ла, но сме­ни­лась вик­то­ри­ан­ской эпо­хой куль­ти­ви­ро­ва­ния мо­ра­ли и де­мо­кра­тии. Во Фран­ции уси­лен­но и ци­нич­но кра­ли при Ди­рек­то­рии, при Июль­ской мо­нар­хии и при Вто­рой им­пе­рии. А по­сле оду­ма­лись и дви­ну­лись к де­мо­кра­тии.

Так что рос­сий­ские пе­ре­ме­ны не уди­ви­тель­ны. Дру­гое де­ло – мы на­хо­дим­ся лишь в са­мой на­чаль­ной ста­дии пе­ре­мен. Лю­ди, на­чи­на­ю­щие мыс­лить и чув­ство­вать по-но­во­му, по­ка еще мо­ло­ды и вряд ли тол­ком осо­зна­ют, ка­кую мис­сию им пред­сто­ит вы­пол­нить. Им на­до по­чув­ство­вать, что они – боль­шин­ство. Им на­до об­на­ру­жить, что лю­ди, ис­по­ве­ду­ю­щие цен­но­сти про­шло­го, пред­став­ля­ют со­бой лишь куч­ку бес­силь­ных озлоб­лен­ных ци­ни­ков, цеп­ля­ю­щих­ся за власть, нефть и рен­ту, но не спо­соб­ных оста­но­вить пе­ре­ме­ны.

Лишь то­гда Рос­сия из­ме­нит­ся. Лишь то­гда нач­нет­ся раз­ви­тие. И лишь то­гда мо­раль вернется в на­шу жизнь по-на­сто­я­ще­му.-

Вдруг ока­за­лось, что мо­раль вос­тре­бо­ва­на, по­сколь­ку имен­но она пред­став­ля­ет со­бой наи­бо­лее про­стой и по­нят­ный ме­ха­низм дви­же­ния впе­ред

/ BAERBEL SCHMIDT / GETTYI MAGES

Ли­хие де­вя­но­стые вы­нес­ли за скоб­ки буд­нич­ной жиз­ни раз­го­во­ры о цен­но­стях

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.