Про­дол­жим празд­но­вать

Вы­став­ка «Москва. Ил­лю­ми­на­ции. 1896–2003» мог­ла быть эф­фект­ней, ес­ли бы Мос­ков­ский дом фо­то­гра­фии ре­шил­ся по­ка­зать со­вре­мен­ные сним­ки

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Оль­га Ка­ба­но­ва

Москва. Ил­лю­ми­на­ции. 1896–2003» – лет­няя вы­став­ка Мос­ков­ско­го до­ма фо­то­гра­фии, т. е. не очень важ­ная, про­ход­ная. На­бор сним­ков празд­нич­но­го оформ­ле­ния сто­ли­цы до­воль­но од­но­об­ра­зен и ни­ка­ких чувств не вы­зы­ва­ет. На­чи­на­ет­ся он с ар­хив­ных сним­ков го­ро­да во вре­мя ко­ро­на­ции Ни­ко­лая II, а кон­ча­ет­ся по­че­му-то 2003 го­дом. Ра­но кон­ча­ет­ся.

Ко­ро­на­ци­он­ные фо­то­гра­фии по­ка­зы­ва­ют нам незна­ко­мый го­род, где сто­ят Крас­ные во­ро­та, окру­жен­ные флаг­што­ка­ми, а в цен­тре неузна­ва­е­мой Лу­бян­ской пло­ща­ди на­хо­дит­ся пыш­ная бе­сед­ка с бал­да­хи­ном. По­том идут кар­ти­ны укра­шен­ной лам­поч­ка­ми Моск­вы в День По­бе­ды, в празд­но­ва­ние 800-ле­тия и ре­во­лю­ци­он­ных го­дов­щин: Крас­ная пло­щадь, рас­чер­чен­ная про­жек­то­ра­ми, Кремль в гир­лян­дах, порт­ре­ты во­ждей на те­ле­гра­фе, аб­бре­ви­а­ту­ра пра­вя­щей пар­тии и циф­ры ее съез­дов.

На­до признать, что ра­дост­ное вол­шеб­ство си­я­ю­щих в тем­но­те огонь­ков пло­хо пе­ре­да­ва­лось ка­ме­ра­ми пер­вой по­ло­ви­ны про­шло­го ве­ка и толь­ко с на­ча­ла ше­сти­де­ся­тых по­яви­лись эф­фект­ные ноч­ные сним­ки за­ли­то­го ис­кус­ствен­ным све­том го­ро­да. Да­же опыт Александра Род­чен­ко 1932 г. со свер­ка­ю­щей схе­мой мет­ро­по­ли­те­на не ка­жет­ся удач­ным. Ли­ри­че­ски­ми же сре­ди ме­мо­ри­аль­ных сним­ков мож­но по­счи­тать толь­ко се­рию Вла­ди­ми­ра Ма­шу­ко­ва «Огонь­ки» как раз 2003 го­да.

Нет со­мне­ния, что вы­став­ка о Москве празд­нич­ной бы­ла бы во мно­го раз ин­те­рес­ней, ес­ли бы му­зей до­вел те­му до на­ших дней. Со­вре­мен­ное де­ко­ри­ро­ва­ние сто­ли­цы ни в ка­кое срав­не­ние не идет ни с недав­ним, ни с то­та­ли­тар­ным про­шлым. То­гда празд­ни­ки слу­ча­лись в из­вест­ные дни и меж­ду ни­ми тек­ли буд­ни. При ны­неш­нем мэ­ре Москва в веч­ном празднике: но­во­год­нее убран­ство плав­но пе­ре­хо­дит в мас­ле­нич­ное, а за­тем в пас­халь­ное с ко­рот­ким ве­ли­ко­пост­ным пе­ре­ры­вом. А ко­гда раз­рыв меж­ду пра­во­слав­ны­ми празд­ни­ка­ми ве­лик, то он за­бот­ли­во за­пол­ня­ет­ся дня­ми дже­ма или мо­ро­же­но­го, и ка­жет­ся, что вла­сти го­ро­да стре­мят­ся не оста­вить моск­ви­чам и при­ез­жим ни од­но­го сво­бод­но­го от укра­ше­ний ме­ста, ни еди­но­го ис­то­ри­че­ско­го фа­са­да. По­всю­ду огонь­ки, цве­точ­ки, ло­точ­ки и пля­шу­щие у Боль­шо­го те­ат­ра пух­лые ро­зо­вые цып­ля­та.

Фо­то­гра­фии этой веч­ной офор­ми­лов­ки мог­ли бы со­ста­вить вы­став­ку боль­шой си­лы. На­де­юсь, что у му­зея хва­тит сме­ло­сти до­ве­сти те­му до апо­фе­о­за аб­сур­да.-

/ МАММ

Ев­ге­ний Ум­нов. Ве­сен­ний ба­зар, Москва. Ко­нец 1940-х. Та­кая же кон­струк­ция сто­ит сей­час на­про­тив мэ­рии на Твер­ской

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.