Вос­пи­та­ние крош­ки

В фан­та­сти­че­ской ме­ло­дра­ме «Мат­ри­ца вре­ме­ни» (Before I Fall) стар­ше­класс­ни­це не да­ют спо­кой­но уме­реть, по­ка она не за­ра­бо­та­ет твер­дую пя­тер­ку по по­ве­де­нию

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Де­нис Кор­са­ков

Пят­ни­ца, 12 фев­ра­ля, 6.30 утра. Сем­на­дца­ти­лет­няя Са­ман­та Кинг­стон про­сы­па­ет­ся от бу­диль­ни­ка на ай­фоне, на­ско­ро при­во­дит се­бя в по­ря­док, быст­ро ру­га­ет­ся с ма­те­рью и сест­рой и бе­жит на ули­цу: там в ма­шине ее ждет луч­шая по­дру­га, что­бы под­бро­сить до шко­лы. По до­ро­ге они под­би­ра­ют еще двух де­во­чек из сво­ей ком­па­нии, хи­хи­ка­ют, слу­ша­ют му­зы­ку, бол­та­ют, гор­до на­зы­вая се­бя «суч­ка­ми». В шко­ле от­ме­ча­ют на­сту­па­ю­щий День св. Ва­лен­ти­на, всем де­воч­кам да­рят ро­зы, у ко­го боль­ше роз, у то­го вы­ше рей­тинг, и, ко­неч­но, у «су­чек» он на долж­ной вы­со­те. Кра­ем уха они слу­ша­ют учи­те­ля, ко­то­рый пы­та­ет­ся рас­ска­зать им о Си­зи­фе («не пу­тай­те с си­фи­ли­сом!»).

Ве­че­ром долж­на со­сто­ять­ся ве­че­рин­ка с пивом, на ко­то­рой Са­ман­та пла­ни­ру­ет по­те­рять дев­ствен­ность; ко­неч­но, пред­сто­я­щее со­бы­тие она об­су­ди­ла с по­дру­га­ми во всех де­та­лях. Обе­ден­ные бе­се­ды о де­фло­ра­ции мож­но пре­рвать ра­ди то­го, что­бы лиш­ний раз про­кри­чать га­дость про­хо­дя­щей ми­мо де­воч­ке – са­мой непо­пу­ляр­ной, оде­той в ка­кую-то хла­ми­ду и по­хо­жей то ли на бом­жа, то ли на го­род­скую су­ма­сшед­шую.

Ве­чер­нее ме­ро­при­я­тие не за­да­ет­ся: сна­ча­ла бой­френд Са­ман­ты некста­ти на­пи­ва­ет­ся в стель­ку, а по­том на су­а­ре вла­мы­ва­ет­ся де­воч­ка­бомж, ре­шив­шая сло­ва­ми и ку­ла­ка­ми от­ве­тить за все уни­же­ния. В рас­стро­ен­ных чув­ствах де­вуш­ки по­ки­да­ют ве­че­рин­ку. Пе­ред ма­ши­ной на тем­ной до­ро­ге что-то мель­ка­ет. Во­пль, скре­жет, ма­ши­на пе­ре­во­ра­чи­ва­ет­ся, зво­нит ай­фон, Са­ман­та про­сы­па­ет­ся в сво­ей по­сте­ли: 12 фев­ра­ля, пят­ни­ца, 6.30 утра, луч­шая по­дру­га уже ждет у до­ма, что­бы от­вез­ти в шко­лу.

Рус­ские про­кат­чи­ки за­чем-то при­пле­ли к это­му сю­же­ту «Мат­ри­цу», хо­тя лю­бой че­ло­век стар­ше 30 немед­лен­но вспом­нит «День сур­ка»: ге­ро­и­ня так и бу­дет день за днем уми­рать (или про­сто за­сы­пать), что­бы вновь оч­нуть­ся 12 фев­ра­ля утром и еще раз про­жить не са­мый счаст­ли­вый день в сво­ей жиз­ни, а по­том еще раз, и еще раз, и еще раз. Она опро­бу­ет все немно­гие ва­ри­ан­ты. Не пой­дет на ве­че­рин­ку, оста­нет­ся с по­дру­га­ми до­ма. Бу­дет ве­сти се­бя как на­сто­я­щая стер­ва (в ее по­ни­ма­нии) – на­де­нет пла­тье с вы­ре­зом на го­лое те­ло, сде­ла­ет smoky eyes и всем нач­нет от­кро­вен­но, злоб­но ха­мить. Не по­мо­жет. Мед­лен­но-мед­лен­но де­вуш­ка нач­нет со­об­ра­жать, что ключ к вы­хо­ду – в хо­ро­шем по­ве­де­нии. То есть ха­мить как раз не на­до, а на­до всех об­ни­мать и го­во­рить, как ты их лю­бишь. И над влюб­лен­ны­ми в те­бя некра­си­вы­ми маль­чи­ка­ми не сте­бать­ся, а, на­обо­рот, вни­ма­тель­но вы­слу­ши­вать их и по­гру­жать­ся в кра­си­вые глу­би­ны их ду­ши. И уж, ко­неч­но, не глу­мить­ся над аут­сай­де­ра­ми, а по­мо­гать им. Вот то­гда, мо­жет быть, те­бя от­пу­стят.

С дру­гой сто­ро­ны, по­че­му бы и не «Мат­ри­ца»? При­чи­ны про­изо­шед­ше­го с Са­ман­той ав­то­ры все рав­но не объ­яс­ня­ют (про­ка­ти­ло в «Дне сур­ка», про­ка­тит и у нас), так что ни­что не ме­ша­ет счи­тать Са­ман­ту, на­при­мер, за­сбо­ив­шей из-за ви­ру­са ком­пью­тер­ной про­грам­мой. Ко­неч­но, ре­жис­сер Ри Рус­со-янг ста­ра­ет­ся пред­ста­вить ее и ее дру­зей мак­си­маль­но жи­вы­ми под­рост­ка­ми, но чем силь­нее ста­ра­ет­ся, тем уве­рен­ней вы­ру­ли­ва­ет на нра­во­учи­тель­ный днев­ной те­ле­се­ри­ал для ти­ней­дже­ров, ко­то­рый взрос­лый по­мя­тый сце­на­рист, не при­хо­дя в со­зна­ние, на­пи­сал на ко­лен­ке. (На са­мом де­ле «Мат­ри­ца вре­ме­ни» – или, как в ори­ги­на­ле, «По­ка я не упа­ду» – экранизация ро­ма­на Ло­рен Оли­вьер, рас­счи­тан­но­го на «мо­ло­дых взрос­лых», т. е. как раз где-то на вы­пуск­ной класс.) Это тре­тий фильм Рус­со-янг, и его от­но­сят к аме­ри­кан­ско­му неза­ви­си­мо­му ки­не­ма­то­гра­фу, ви­ди­мо, на ос­но­ва­нии то­го, что гол­ли­вуд­ские сту­дии не участ­во­ва­ли в его про­из­вод­стве, а пре­мье­ра про­шла на «Сан­ден­се»; од­на­ко чи­сто гол­ли­вуд­ско­го си­ро­па в «Мат­ри­це вре­ме­ни» столь­ко, что в нем мог­ла бы по­то­нуть це­лая сту­дия Warner Bros. Рус­со-янг, ви­ди­мо, пы­та­лась ска­зать что-то важ­ное о school bullying – о том, как в шко­лах чмо­рят «неудач­ни­ков» и «непо­пу­ляр­ных», – но ино­гда воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние, что дей­ствие у нее раз­во­ра­чи­ва­ет­ся в во­лье­ре со слег­ка по­вздо­рив­ши­ми кро­ли­ка­ми, та­ки­ми ла­поч­ка­ми и пу­сеч­ка­ми в ито­ге все ока­зы­ва­ют­ся (раз­ве что кро­ме то­го са­мо­го пья­но­го бой­френ­да Са­ман­ты, но как в жен­ском филь­ме без ско­ти­ны-му­жи­ка?) В фи­на­ле ге­ро­и­ню, осо­знав­шую свои ошиб­ки, на­кры­ва­ет та­кая бла­гость, что она на­чи­на­ет чуть ли не за­жи­во ми­ро­то­чить, и ста­но­вит­ся немно­го жаль, что ее неволь­ная ро­ле­вая мо­дель Си­зиф не до­пер до та­ко­го про­свет­ле­ния – вот ес­ли бы до­пер, его на­вер­ня­ка от­пу­сти­ли бы из Аи­да, ну или, по край­ней ме­ре, пе­ре­ста­ли бы по­да­вать ка­мень.-

/ KINOPOISK

Ге­ро­и­ням-школь­ни­цам пред­сто­ит по­нять, что та­кое хо­ро­шо и что та­кое пло­хо

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.