Власть не уме­ет га­сить про­те­сты

Власть не уме­ет ре­а­ги­ро­вать на ло­каль­ные про­те­сты, ей нуж­на еди­ная стра­те­гия для предот­вра­ще­ния круп­ных кон­флик­тов, счи­та­ют экс­пер­ты

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Оль­га Чу­ра­ко­ва

... Она ре­а­ги­ру­ет на про­те­сты по­раз­но­му, ей не хва­та­ет еди­ной стра­те­гии предот­вра­ще­ния кон­флик­тов

Про­гно­зы неиз­беж­но­го ро­ста чис­ла про­те­стов из-за эко­но­ми­че­ских труд­но­стей не оправ­да­лись, счи­та­ют экс­пер­ты фон­да «Пе­тер­бург­ская по­ли­ти­ка», про­ана­ли­зи­ро­вав­шие об­ще­ствен­ные вол­не­ния в ре­ги­о­нах в 2016 – пер­вой по­ло­вине 2017 г. Боль­шин­ство вы­ступ­ле­ний бы­ло свя­за­но с мест­ны­ми про­бле­ма­ми, они не со­про­вож­да­лись се­рьез­ным ро­стом са­мо­ор­га­ни­за­ции и ча­ще все­го не по­па­да­ли в СМИ, го­во­рит­ся в до­кла­де. Ак­ции по фе­де­раль­ным те­мам (вы­ступ­ле­ния даль­но­бой­щи­ков про­тив си­сте­мы «Пла­тон», ан­ти­кор­руп­ци­он­ные ак­ции Алек­сея На­валь­но­го 26 мар­та и 12 июня) но­си­ли по боль­шей ча­сти ра­зо­вый ха­рак­тер и не впи­сы­ва­лись в мест­ную по­вест­ку. «Пробле­ма фе­де­раль­ных тем в том, что их быст­ро при­ва­ти­зи­ру­ют фе­де­раль­ные иг­ро­ки, ра­бо­та­ю­щие на се­бя. Они не очень уме­ют ин­те­гри­ро­вать мест­ные те­мы без ущер­ба для них, не со­зда­вать у лю­дей ощу­ще­ние ис­поль­зо­ва­ния», – по­яс­ня­ет ав­тор до­кла­да Ми­ха­ил Ви­но­гра­дов.

Вла­сти неред­ко от­ве­ча­ли на вол­не­ния уже­сто­че­ни­ем за­ко­но­да­тель­ства, но эти ме­ры при­ни­ма­лись вы­бо­роч­но и ча­ще в слу­чае ре­зо­нанс­ных по­ли­ти­че­ских про­те­стов, от­ме­ча­ют экс­пер­ты. В це­лом же от­но­ше­ние вла­стей к ак­ци­ям бы­ло двой­ствен­ным: про­тест­ная са­мо­ор­га­ни­за­ция не при­вет­ство­ва­лась, но вре­мя от вре­ме­ни эта ак­тив­ность «ле­ги­ти­ми­зи­ро­ва­лась», хо­тя чет­ких кри­те­ри­ев раз­де­ле­ния вы­ступ­ле­ний на «на­род­ные» и «ан­ти­го­су­дар­ствен­ные» у вла­сти не бы­ло, го­во­рит­ся в до­кла­де. Еще боль­шую двой­ствен­ность де­мон­стри­ро­ва­ли пра­во­охра­ни­те­ли: в од­них си­ту­а­ци­ях они огра­ни­чи­ва­ли ак­тив­ность, в дру­гих – ре­а­ги­ро­ва­ли на тре­бо­ва­ния ак­ти­ви­стов и воз­буж­да­ли уго­лов­ные де­ла за на­ру­ше­ние прав граж­дан. Стал­ки­ва­ясь с про­бле­мой, боль­шин­ство чи­нов­ни­ков ори­ен­ти­ру­ют­ся на свою по­ли­ти­че­скую ин­ту­и­цию, а не на обоб­щен­ный опыт ре­ги­о­нов, де­ла­ют вы­вод ав­то­ры до­кла­да: из-за это­го про­те­сты неред­ко вы­зы­ва­ют у вла­стей се­рьез­ный стресс, а их раз­мах и зна­чи­мость за­вы­ша­ют­ся или за­ни­жа­ют­ся.

«Мно­го все­го про­ис­хо­дит са­мо по се­бе, не то что­бы все го­рит – но и не уми­ра­ет. Тра­ди­ции го­во­рить об этом нет, по­это­му вол­ну­ю­щи­е­ся дей­ству­ют са­ми по се­бе, бу­дучи не в кур­се опы­та друг дру­га, хо­тя тре­бу­ют ино­гда од­но­го и то­го же», – под­чер­ки­ва­ет Ви­но­гра­дов. Власть ре­а­ги­ру­ет на вол­не­ния по-раз­но­му – от же­ла­ния их не за­ме­чать до по­пы­ток «пе­ре­хва­тить по­вест­ку». Но у вла­сти то­же по­чти нет об­ме­на опы­том дей­ствий в та­ких си­ту­а­ци­ях, от­ме­ча­ет Ви­но­гра­дов: «Важ­но чув­ство­вать эмо­цию про­те­ста, по­ни­мать, на­сколь­ко он се­рье­зен, и в слу­чае по­тен­ци­аль­но рис­ко­ван­ных пре­об­ра­зо­ва­ний, чре­ва­тых про­те­ста­ми, ду­мать над тем, как сде­лать их ме­нее трав­ма­тич­ны­ми».

Го­су­дар­ство на­блю­да­ет за ло­каль­ны­ми кон­флик­та­ми и пы­та­ет­ся с ни­ми ра­бо­тать, опе­ра­тив­но ре­а­ги­руя на вол­не­ния, го­во­рил ра­нее «Ве­до­мо­стям» со­бе­сед­ник в ад­ми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та: «Мы при­зы­ва­ем ру­ко­во­ди­те­лей ре­ги­о­нов ре­а­ги­ро­вать и со­би­рать ин­фор­ма­цию о про­блем­ных те­мах, лю­ди долж­ны ви­деть об­рат­ную связь, ре­ак­ция на лю­бые об­ра­ще­ния граж­дан долж­на быть очень быст­рой».

«По­след­ние несколь­ко ме­ся­цев у лю­дей рас­тет оп­ти­мизм: по их ощу­ще­ни­ям, за­кон­чи­лось па­де­ние уров­ня жиз­ни и об­щая си­ту­а­ция вы­ров­ня­лась», – го­во­рит со­цио­лог «Ле­ва­да-цен­тра» Де­нис Вол­ков. По­это­му ждать про­те­стов по об­раз­цу 2011–2012 гг. не сто­ит – недо­воль­ство есть, но мас­со­во­го же­ла­ния ви­нить власть нет, тем бо­лее что в ка­ких-то слу­ча­ях, ко­гда власть счи­та­ет про­те­сты обос­но­ван­ны­ми, она пы­та­ет­ся до­го­во­рить­ся и идет на уступ­ки, до­бав­ля­ет он.

За по­след­нее вре­мя мож­но вы­де­лить три бло­ка за­мет­ных про­блем: крас­но­дар­ские фер­ме­ры, «Пла­тон» и ис­то­рии с На­валь­ным – это бы­ли наи­бо­лее ор­га­ни­зо­ван­ные ак­ции, го­во­рит ру­ко­во­ди­тель ре­ги­о­наль­ных про­грамм близ­ко­го к Крем­лю ЭИСИ Ан­дрей Ко­ля­дин. Но боль­шин­ство осталь­ных ак­ций но­си­ли эко­но­ми­че­ский ха­рак­тер, лю­ди вы­хо­ди­ли с по­нят­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми, как, на­при­мер, об­ма­ну­тые доль­щи­ки. Ре­ги­о­ны же от­но­си­лись к ним как к сию­ми­нут­ной про­бле­ме, ко­то­рую на­до сроч­но ре­шить, и не зна­ли, что де­лать, от­ме­ча­ет экс­перт. Ак­ции ред­ко де­ла­ют­ся спон­тан­но, до­ста­точ­но узнать мо­ти­вы ор­га­ни­за­то­ров и по­пы­тать­ся с ни­ми до­го­во­рить­ся, счи­та­ет Ко­ля­дин: «Ра­бо­тать с про­тестной по­вест­кой мож­но, по­ка в ней нет од­но­знач­но­го по­ли­ти­че­ско­го зву­ча­ния и при­зы­ва к смене вла­сти. Нуж­но про­гно­зи­ро­вать, бу­дет ли уси­ле­ние та­ких про­те­стов, и вы­ра­ба­ты­вать об­щую стра­те­гию го­су­дар­ства, об­ме­ни­вать­ся опы­том, что­бы уни­фи­ци­ро­вать дей­ствия».-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.