3,9%

Vedomosti - - ДЕНЬГИ & ВЛАСТЬ - Фи­липп Стер­кин

Про­бив тар­гет Цен­траль­но­го бан­ка в 4%, го­до­вая ин­фля­ция пре­под­нес­ла по ито­гам июля сюр­приз не толь­ко ана­ли­ти­кам, но и са­мо­му Цен­тро­бан­ку. Го­во­рить о до­сти­же­нии це­ли по­ка ра­но: ре­гу­ля­тор неод­но­крат­но ука­зы­вал, что для это­го ин­фля­ция долж­на за­кре­пить­ся, а не один раз от­ме­тить­ся на этом уровне. Ана­ли­ти­ки же ждут ее уско­ре­ния осе­нью, ко­гда бу­дет ис­чер­пан эф­фект от укреп­ле­ния руб­ля и на це­ны нач­нет да­вить эф­фект его ослаб­ле­ния.

Рез­ко­го за­мед­ле­ния го­до­во­го по­ка­за­те­ля до 3,9% с 4,4% в июне Цен­тро­банк не ожи­дал – недель­ные дан­ные это­го не пред­ве­ща­ли. Ба­зо­вая же ин­фля­ция (она не учи­ты­ва­ет наи­бо­лее во­ла­тиль­ные це­ны) и во­все упа­ла до ис­то­ри­че­ско­го ми­ни­му­ма в 3,3%.

Ра­дость на­столь­ко неждан­ная, что мо­жет да­же на­сто­ро­жить ре­гу­ля­то­ра, как лю­бое непред­ска­зу­е­мое по­ве­де­ние че­ло­ве­ка. Все­го ме­сяц на­зад ди­рек­тор де­пар­та­мен­та де­неж­но-кре­дит­ной по­ли­ти­ки Цен­тро­бан­ка Игорь Дмит­ри­ев на­зы­вал уско­ре­ние ин­фля­ции в июне до 4,4% «эко­но­ми­че­ским шо­ком». Та­кая «непо­сле­до­ва­тель­ность» ин­фля­ции мо­жет удер­жать ре­гу­ля­то­ра от сни­же­ния клю­че­вой став­ки в сен­тяб­ре боль­ше чем на 0,25 про­цент­но­го пунк­та (тем бо­лее что еще не про­яви­лись санк­ци­он­ные рис­ки).

Для ре­ши­тель­но­го смяг­че­ния по­ли­ти­ки Цен­тро­бан­ку нуж­на по­душ­ка без­опас­но­сти в ви­де опре­де­лен­но­сти и эко­но­ми­че­ско­го ро­ста. Ина­че ре­гу­ля­тор бу­дет вы­нуж­ден и даль­ше ку­пи­ро­вать рис­ки, воз­ник­шие в ре­зуль­та­те чу­жо­го дей­ствия или без­дей­ствия. «В 2014 г. мы по­ня­ли, что воз­мож­но все, аб­со­лют­но все», – кон­ста­ти­ру­ет фе­де­раль­ный чи­нов­ник.

По­ка же опре­де­лен­ным мож­но на­звать толь­ко од­но – со­сто­я­ние эко­но­ми­ки ста­биль­ное, но не бод­рое, рис­ки ве­ли­ки и ро­ста вы­ше 2% не ожи­да­ет­ся. Низ­кая ин­фля­ция са­ма по се­бе не под­ни­мет этот по­то­лок, как и со­зда­ние оче­ред­ных «то­чек ро­ста», рас­пре­де­ле­ние остав­ших­ся бюд­жет­ных ре­сур­сов или со­вер­шен­ство­ва­ние ме­ха­низ­мов ин­ве­сти­ций, ре­гу­ли­ро­ва­ния и пра­вил (что, без­услов­но, необ­хо­ди­мо). «Сроч­но нуж­ны струк­тур­ные пре­об­ра­зо­ва­ния, ко­то­рые поз­во­лят под­нять план­ку по­тен­ци­аль­но­го ро­ста вы­ше 1,5–2% и сде­лать его устой­чи­вым», – при­зы­ва­ла в июле на Меж­ду­на­род­ном фи­нан­со­вом кон­грес­се (МФК) пред­се­да­тель Цен­тро­бан­ка Эль­ви­ра На­би­ул­ли­на.

И де­ло не в этих про­цен­тах ро­ста, а в его ка­че­стве. Поль­ша, на­при­мер, не зна­ла ре­цес­сии уже бо­лее 20 лет. Но этот рост эко­но­ми­ки нель­зя на­звать ка­че­ствен­ным, при­зна­ет Ма­рек Бель­ка, ра­нее за­ни­мав­ший долж­но­сти ми­ни­стра фи­нан­сов, пре­мьер-ми­ни­стра и пре­зи­ден­та На­ци­о­наль­но­го бан­ка Поль­ши. «Низ­кая зар­пла­та, де­ше­вая ра­бо­чая си­ла, у ком­па­ний нет сти­му­ла про­из­во­дить инновации. Мож­но ска­зать, что это ве­ли­кая стра­на? Нет, ко­неч­но», – го­во­рил он на МФК.

Так­ти­че­ски­ми ме­ра­ми уже не ожи­вить эко­но­ми­ку, рас­суж­да­ет фе­де­раль­ный чи­нов­ник: про­стран­ства для ма­нев­ра по­чти не оста­лось, даль­ней­шие из­ме­не­ния уже бу­дут ка­сать­ся си­сте­мы, ее «соб­ствен­ной тка­ни». И дей­стви­тель­но, «ни­ка­кой ре­фор­мой ка­лен­да­ря не со­кра­тить срок бе­ре­мен­но­сти» (Ежи Лец).-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.