Се­ти для тва­рей

Кни­гой «Ин­тер­нет жи­вот­ных» Алек­сандр Пше­ра убеж­да­ет чи­та­те­ля: вско­ре тех­но­ло­гии бу­дут не уби­вать фа­у­ну, а спа­сать ее – и за­од­но че­ло­ве­че­ство

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Лев Обо­рин

Тен­ден­ция в гу­ма­ни­тар­ной мыс­ли по­след­них лет – обострен­ное вни­ма­ние к жи­вот­ным. В Рос­сии тренд по­чув­ство­ва­ли. Про­во­ди­лись кон­фе­рен­ции «Ри­то­ри­ка бес­ти­ар­но­сти» и (с нелег­кой ру­ки ми­ни­стра Ме­дин­ско­го) «Фи­ло­со­фия зай­ца». Жур­нал «Но­со­рог» вы­пу­стил те­ма­ти­че­ский но­мер, где был опуб­ли­ко­ван пе­ре­вод клас­си­че­ско­го эс­се Джо­на Бер­дже­ра «За­чем смот­реть на жи­вот­ных?». Из­да­на по­рус­ски пре­крас­ная кни­га Ду­га­ла Дик­со­на «По­сле че­ло­ве­ка», стро­го на­уч­ны­ми ме­то­да­ми кон­стру­и­ру­ю­щая фа­у­ну, ко­то­рая бу­дет на­се­лять Зем­лю че­рез 50 млн лет, ко­гда че­ло­ве­че­ства не бу­дет и в по­мине.

У всплес­ка вни­ма­ния к жи­вот­ным несколь­ко при­чин. Про­ще все­го за­явить, что, го­во­ря о жи­вот­ных, ин­тел­лек­ту­ал как бы рас­слаб­ля­ет­ся, воз­вра­ща­ет­ся в об­ласть дет­ских, а то и пра­че­ло­ве­че­ских ин­те­ре­сов. Дру­гой ва­ри­ант – по­пыт­ка хоть как-то из­жить ес­ли не ви­ну, то ком­плекс ви­ны пе­ред жи­вой при­ро­дой, ко­то­рой че­ло­век на­нес ка­та­стро­фи­че­ский урон. На­ко­нец, здесь есть и ви­до­вой эго­изм: у жи­вот­ных мы по-преж­не­му мо­жем мно­го­му на­учить­ся, мы мо­жем ис­поль­зо­вать их – гу­ман­нее и в то же вре­мя эф­фек­тив­нее. В кни­ге немец­ко­го пи­са­те­ля и фи­ло­со­фа Александра Пше­ры, вы­шед­шей в Ad Marginem в от­лич­ном пе­ре­во­де Ма­рии Зоркой, со­че­та­ют­ся все три при­чи­ны.

Сло­во­со­че­та­ние «ин­тер­нет жи­вот­ных» на­по­ми­на­ет уже при­выч­ное «ин­тер­нет ве­щей» – так на­зы­ва­ют си­сте­му, в ко­то­рой элек­тро­ни­ка об­ме­ни­ва­ет­ся дан­ны­ми, вы­стра­и­вая некую тех­но­сфе­ру вро­де ум­но­го до­ма. Жи­вот­ные, по мыс­ли Пше­ры и про­фес­со­ра Мар­ти­на Ви­кель­ски, чьи идеи лег­ли в ос­но­ву кни­ги, – го­то­вая сен­сор­ная си­сте­ма, из ко­то­рой на­до на­учить­ся по­лу­чать дан­ные. Син­тез с ней уже воз­мо­жен тех­но­ло­ги­че­ски: ес­ли рань­ше ми­гра­ции птиц от­сле­жи­ва­ли коль­це­ва­ни­ем, то те­перь су­ще­ству­ют дат­чи­ки-тре­ке­ры, а ви­део­ка­ме­ры уста­нав­ли­ва­ют пря­мо в гнез­да; мы уже уме­ем внед­рять­ся в жи­вот­ные со­об­ще­ства и вы­ве­ды­вать их се­кре­ты с по­мо­щью ре­а­ли­стич­ных ро­бо­тов, ко­то­рых ка­ка­я­ни­будь вы­д­ра не от­ли­чит от сво­их со­бра­тьев.

Ши­ро­ко из­вест­ны при­ме­ты, ко­то­рые не раз вы­ру­ча­ли лю­дей: низ­кий по­лет птиц пред­ве­ща­ет непо­го­ду, бес­по­кой­ное по­ве­де­ние или да­же бег­ство мно­гих жи­вот­ных – зем­ле­тря­се­ние. Рас­про­стра­не­ние опас­ных бо­лез­ней, на­па­де­ние акул, а так­же, на­при­мер, вы­ми­ра­ние ви­дов, че­рез аре­ал оби­та­ния ко­то­рых хо­дят тан­ке­ры, – все это по­мо­жет предот­вра­тить ин­тер­нет жи­вот­ных, но мас­шта­бы та­ко­го про­ек­та долж­ны быть ги­гант­ски­ми: то­таль­ная чи­пи­за­ция (от круп­ных мле­ко­пи­та­ю­щих до на­се­ко­мых), от­сле­жи­ва­ние с МКС. Ре­во­лю­ция, ка­жет­ся, уже у нас в ру­ках, но в том, что она осу­ще­стви­ма, есть боль­шие со­мне­ния. Кни­га Пше­ры во­об­ще про­пи­та­на иде­а­лиз­мом – и со­вре­мен­но­му скеп­ти­ку сто­ит тру­да к нему при­но­ро­вить­ся.

Впро­чем, тех­ни­че­ские со­об­ра­же­ния не са­мое ин­те­рес­ное в кни­ге: ку­да увле­ка­тель­нее фи­ло­соф­ские и эти­че­ские раз­мыш­ле­ния о том, что бу­дет, ес­ли ми­ро­вая фа­у­на пре­вра­тит­ся в од­ну ди­на­мич­ную ба­зу дан­ных. На­блю­де­ние за кон­крет­ным жи­вот­ным снаб­жа­ет его лич­но­стью, «оче­ло­ве­чи­ва­ет» – у нас бы­ли тигр Амур и ко­зел Ти­мур, в Гер­ма­нии во­дит­ся волк Фер­ди­нанд. Боль­шое со­об­ще­ство та­ких жи­вот­ных-ин­ди­ви­дов пре­вра­ща­ет­ся в со­ци­аль­ную сеть, тех­но­ло­ги­че­ский разрыв пре­одо­ле­ва­ет­ся си­ла­ми тех­но­ло­гии, и в ито­ге дев­ствен­ная при­ро­да, прин­ци­пи­аль­но про­ти­во­по­став­лен­ная че­ло­ве­ку, про­сто ис­че­за­ет. Это ста­вит во­про­сы о бли­зо­сти кон­так­та, о при­ват­но­сти (ко­то­рые мо­гут по­ка­зать­ся за­бав­ны­ми – для жи­вот­но­го нет че­ло­ве­че­ской ка­те­го­рии при­ват­но­сти, его мо­жет вол­но­вать толь­ко по­тен­ци­аль­ная угро­за со сто­ро­ны на­блю­да­те­ля), но, как лю­бят го­во­рить на­ру­ши­те­ли при­ват­но­сти, «это толь­ко для ва­шей без­опас­но­сти».

Ка­жет­ся, что но­вая друж­ба с жи­вот­ны­ми до­ступ­на лишь тем, ко­му до­ступ­ны и тех­но­ло­гии, но там, ку­да тех­но­ло­гии еще не при­шли, лю­ди и так на­хо­дят­ся с жи­вот­ны­ми в тес­ном так­тиль­ном кон­так­те. Тех­но­са­пи­ен­сам при­кос­но­ве­ние к ди­ко­му жи­вот­но­му недо­ступ­но, по­се­ще­ние зоо­пар­ков и берд­вот­чинг лишь жал­кая ком­пен­са­ция. Ко­гда че­ло­век от­го­ро­жен от при­ро­ды за­бо­ром за­по­вед­ни­ка, ко­гда на уро­ках био­ло­гии ему го­во­рят не о сне­ги­рях и ко­су­лях, а ис­клю­чи­тель­но о мей­о­зе и ци­то­плаз­ме, в кон­це кон­цов на при­ро­ду ему ста­но­вит­ся на­пле­вать. В кни­ге Пше­ры к бер­дже­ров­ско­му во­про­су «За­чем смот­реть на жи­вот­ных?» до­бав­ля­ют­ся во­про­сы о том, за­чем их тро­гать и френ­дить в зоо­фейс­бу­ке. В пре­де­ле все это при­во­дит к по­яв­ле­нию ре­аль­но­го язы­ка для ком­му­ни­ка­ции с жи­вот­ны­ми – и ко вклю­че­нию всей при­ро­ды, как ска­зал бы Вер­над­ский, в но­осфе­ру.

На­сколь­ко хруп­ка ри­су­е­мая Пше­рой уто­пия, лег­ко по­нять, чи­тая па­рал­лель­но с «Ин­тер­не­том жи­вот­ных» кни­гу Ду­га­ла Дик­со­на, где вы­ми­ра­ние че­ло­ве­че­ства по­да­ет­ся как непре­лож­ный факт, или «Мя­со» Джо­на­та­на Са­фра­на Фо­е­ра, где нам на­по­ми­на­ют, что па­рал­лель­но с об­ме­ном фотографиями птиц в фейс­бу­ке су­ще­ству­ют брой­лер­ные пти­це­фаб­ри­ки и ско­то­бой­ни. Об этом вре­мен­ном со­сед­стве на­по­ми­на­ет и сам Пше­ра, но ес­ли его уто­пия воз­мож­на, од­на­ж­ды мы бу­дем смот­реть на соб­ствен­ное про­шлое как на страш­ную сказ­ку.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.