Со­вре­мен­ное и ак­ту­аль­ное

В ху­до­же­ствен­ной сре­де об­суж­да­ет­ся пред­пи­са­ние Ми­ни­стер­ства куль­ту­ры об упо­треб­ле­нии тер­ми­на «со­вре­мен­ное ис­кус­ство». Вик­тор Ми­зи­а­но объ­яс­нил, по­че­му это не ака­де­ми­че­ская про­бле­ма

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Оль­га Ка­ба­но­ва

Ми­ни­стер­ство куль­ту­ры Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции вы­пу­сти­ло до­ку­мент, где об­ра­ща­ет вни­ма­ние, что со­глас­но пра­ви­лам рус­ско­го язы­ка на­до гра­мот­но упо­треб­лять тер­ми­ны: «со­вре­мен­ное ис­кус­ство» – ис­кус­ство, со­зда­ва­е­мое на­ши­ми со­вре­мен­ни­ка­ми вне за­ви­си­мо­сти от то­го или ино­го ху­до­же­ствен­но­го на­прав­ле­ния или фор­мы вы­ра­же­ния», а «ак­ту­аль­ное ис­кус­ство» – ис­кус­ство, со­дер­жа­щее в се­бе смыс­лы, в ко­то­рых нуж­да­ет­ся со­вре­мен­ное об­ще­ство, име­ю­щее су­ще­ствен­ное зна­че­ние в со­вре­мен­ную эпо­ху, вне за­ви­си­мо­сти от вре­ме­ни со­зда­ния». К до­ку­мен­ту при­ло­же­ны два экс­перт­ных за­клю­че­ния. «Ведомости» по­про­си­ли Вик­то­ра Ми­зи­а­но объ­яс­нить, по­че­му это пред­пи­са­ние вы­зва­ло недо­уме­ние и непри­я­тие в ху­до­же­ствен­ной сре­де. Он один из са­мых ав­то­ри­тет­ных ис­то­ри­ков и тео­ре­ти­ков со­вре­мен­но­го ис­кус­ства, ку­ра­тор с меж­ду­на­род­ным опытом, глав­ный ре­дак­тор тео­ре­ти­че­ско­го «Ху­до­же­ствен­но­го жур­на­ла».

– Не всем, ду­маю, по­нят­но, по­че­му «со­вре­мен­ное ис­кус­ство» нель­зя за­ме­нять на «ак­ту­аль­ное», как под­ска­зы­ва­ет здра­вый смысл. – Смот­ри­те, тер­ми­ны «со­вре­мен­ный» и «ак­ту­аль­ный» воз­ник­ли в 90-е гг., в до­ку­мен­тах, ко­то­рые при­ла­га­ют­ся к ре­ше­нию ми­ни­стер­ства (в экс­перт­ном за­клю­че­нии Рос­сий­ско­го на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ско­го ин­сти­ту­та куль­тур­но­го и при­род­но­го на­сле­дия им. Д. С. Ли­ха­че­ва. – «Ведомости»), со­вер­шен­но спра­вед­ли­вая ссыл­ка на эту эпо­ху. По­яви­лись они в си­ту­а­ции ис­то­ри­че­ско­го сло­ма, встре­чи двух ху­до­же­ствен­ных па­ра­дигм. Од­на су­ще­ство­ва­ла в ан­де­гра­ун­де, под­по­лье и в меж­ду­на­род­ном кон­тек­сте, но в те­че­ние все­го позд­не­го со­вет­ско­го пе­ри­о­да мы про­жи­ли в си­ту­а­ции гос­под­ства со­вет­ской куль­ту­ры, так на­зы­ва­е­мо­го со­ци­а­ли­сти­че­ско­го ре­а­лиз­ма, ко­то­рый по­сту­ли­ро­вал опре­де­лен­ную эс­те­ти­ку, преж­де все­го фи­гу­ра­тив­ную, где со­хра­ня­лись ака­де­ми­че­ские жан­ры – жи­во­пись, гра­фи­ка, скульп­ту­ра, был опре­де­лен­ный тип по­ка­за ис­кус­ства – вы­став­ки. Ис­кус­ство ан­де­гра­ун­да бы­ло ори­ен­ти­ро­ва­но на ин­тер­на­ци­о­наль­ный мейн­стрим и на рус­ский аван­гард. В 90-е гг. ле­га­ли­зу­ет­ся это ис­кус­ство – неофи­ци­аль­ное, нео­аван­гар­да, по­ста­ван­гар­да, как хо­ти­те его на­зо­ви­те. И ви­зу­аль­но два ис­кус­ства пред­ста­ли пе­ред на­ми и яв­ля­ли со­бой, как то­гда ка­за­лось, не очень со­еди­ни­мые эс­те­ти­че­ские ка­но­ны. И то­гда жур­на­ли­сты, в первую оче­редь жур­на­ли­сты, а не кри­ти­ки... – Но в 90-е кри­ти­ки ста­ли и жур­на­ли­ста­ми, Ека­те­ри­на Де­готь и Ан­дрей Ко­ва­лев ра­бо­та­ли в га­зе­тах. – Да, но здесь важ­но, что тер­мин был об­ра­щен к ши­ро­кой пуб­ли­ке, не к спе­ци­а­ли­стам. Де­готь и Ко­ва­лев пи­са­ли в «Ху­до­же­ствен­ном жур­на­ле» дру­гим язы­ком, там чи­та­те­лям не нуж­но бы­ло объ­яс­нять, что та­кое со­вре­мен­ное ис­кус­ство. Им бы­ло по­нят­но, что это ли­ния ис­кус­ства, иду­щая от кон­ца XIX – на­ча­ла XX в., про­дол­жа­ю­щая тра­ди­ции аван­гар­да, в том чис­ле и со­вет­ско­го. Но ши­ро­кая пуб­ли­ка, вос­пи­тан­ная на об­раз­цах ху­до­же­ствен­но­го про­из­вод­ства, ко­то­рое она ви­де­ла в вы­ста­воч­ных за­лах, ока­за­лась в си­ту­а­ции раз­дво­е­ния, она не по­ни­ма­ла, как это но­вое вос­при­ни­мать. То­гда и бы­ла вве­де­на услов­ная тер­ми­но­ло­гия, ко­то­рая мар­ки­ро­ва­ла ак­ту­аль­ным ис­кус­ство экс­пе­ри­мен­таль­ное, для ко­то­ро­го по­иск но­во­го язы­ка, ост­ро­со­вре­мен­ных симп­то­мов се­го­дняш­не­го дня яв­ля­ет­ся при­о­ри­тет­ным ин­те­ре­сом. Это был услов­ный тер­мин, апри­ор­но вре­мен­ный, в ин­тер­на­ци­о­наль­ном кон­тек­сте он был не ну­жен. Там ли­ния, взыс­ку­ю­щая к аван­гар­ду, и бы­ла мейн­стри­мом. В Ев­ро­пе и Аме­ри­ке пре­крас­но су­ще­ству­ет и тра­ди­ци­он­ное ис­кус­ство, ко­то­рое име­ет свою прес­су, пуб­ли­ку и кол­лек­ци­о­не­ров, но оно не яв­ля­ет­ся пред­ме­том при­о­ри­тет­но­го вни­ма­ния об­ще­ствен­но­сти. По­это­му там раз­ве­де­ние тер­ми­нов «ак­ту­аль­ное» и «со­вре­мен­ное» не яв­ля­лось необ­хо­ди­мо­стью. – В 90-е гг. в га­зе­тах еще и пи­са­ли по-ан­глий­ски contemporary art, по­том необ­хо­ди­мость в этом от­па­ла. – Имен­но, я хо­тел под­черк­нуть, что тер­мин «ак­ту­аль­ный» был пе­ре­ход­ным. Что ме­ня оза­да­чи­ва­ет в до­ку­мен­те, хо­тя ка­жет­ся, что раз­де­ле­ние там на «ак­ту­аль­ное» и «со­вре­мен­ное» се­ман­ти­че­ски ло­гич­но. Я про­сто не по­ни­маю, за­чем это раз­де­ле­ние нуж­но. Уже пол­то­ра де­ся­ти­ле­тия как раз­рыв меж­ду на­шим и ми­ро­вым ху­до­же­ствен­ным про­цес­сом пре­одо­лен. Мы ез­дим на би­ен­на­ле, ре­а­ги­ру­ем на меж­ду­на­род­ные ху­до­же­ствен­ные со­бы­тия, у нас есть «Га­раж», есть Мос­ков­ский му­зей со­вре­мен­но­го ис­кус­ства и Го­су­дар­ствен­ный центр со­вре­мен­но­го ис­кус­ства с фи­ли­а­ла­ми, вы­став­ки со­вре­мен­но­го ис­кус­ства де­ла­ют на­ши круп­ней­шие му­зеи – все го­су­дар­ствен­ные ин­сти­ту­ции от­ра­жа­ют го­су­дар­ствен­ную по­ли­ти­ку, ис­хо­дят из усто­яв­ших­ся пред­став­ле­ний, что та­кое со­вре­мен­ное ис­кус­ство. То есть весь ху­до­же­ствен­ный про­цесс и под­дер­жи­ва­ю­щая его ин­фра­струк­ту­ра уже дав­но сле­ду­ют ин­тер­на­ци­о­наль­ным нор­ма­ти­вам. За­чем се­го­дня воз­рож­дать тер­мин «ак­ту­аль­ный»? Это ли­ше­но смыс­ла. – И за­чем рас­ши­рять по­ня­тие «со­вре­мен­ное ис­кус­ство», ведь ми­ни­стер­ство пред­ла­га­ет на­зы­вать так лю­бое ис­кус­ство, воз­ник­шее в на­ше вре­мя? – Но это и есть вос­ста­нов­ле­ние ло­ги­ки 90-х, а она дав­но пре­одо­ле­на. Для всех, кто во­вле­чен в про­цесс, со­вре­мен­ное ис­кус­ство и есть ак­ту­аль­ное. В се­ми­о­ти­ке, в тео­рии язы­ка есть

та­кой важ­ный уро­вень, как праг­ма­ти­ка, ко­то­рая го­во­рит о том, как те или иные зна­че­ния сло­ва за­да­ют­ся кон­тек­стом. Так вот, праг­ма­ти­ка се­го­дняш­не­го дня не ле­ги­ти­ми­зи­ру­ет воз­рож­де­ние тер­ми­на «ак­ту­аль­ное ис­кус­ство». Я по­ни­маю, что вы­зва­ло тре­во­гу мо­их кол­лег – ку­ра­то­ров, кри­ти­ков, ре­дак­то­ров, при­няв­ших уча­стие в об­суж­де­нии в «Арт­ги­де» (се­те­вое из­да­ние по ис­кус­ству. – «Ведомости»). Это же­ла­ние воз­ро­дить се­ман­ти­че­ский рас­кол мо­жет озна­чать су­ще­ствен­ный рас­кол го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки, воз­рож­де­ние до­ста­точ­но из­жи­то­го со­вет­ско­го эс­те­ти­че­ско­го ка­но­на. В той ме­ре, в ко­то­рой со­вре­мен­ное ис­кус­ство стре­мит­ся быть ак­ту­аль­ным, оно все­гда опе­ре­жа­ет некое усред­нен­ное пред­став­ле­ние об ис­кус­стве, для него прин­ци­пи­аль­но – ло­мать усто­яв­ши­е­ся пред­став­ле­ния, ис­кать но­вые смыс­лы и зна­че­ния. Это не озна­ча­ет по­иск но­во­го во имя но­во­го. – Или про­во­ка­тив­но­го. – Кста­ти, по­во­рот ис­кус­ства к про­во­ка­тив­но­сти, к вы­зо­ву, эпа­та­жу – это эпи­зод. Он был и в ин­тер­на­ци­о­наль­ном ис­кус­стве, но в пост­со­вет­ском дей­стви­тель­но эти фак­то­ры ре­а­ли­зо­ва­лись очень яр­ко, ост­ро. Од­на­ко за два го­да – 1993–1994, по­том по боль­шо­му сче­ту мос­ков­ский ак­ци­о­низм с ку­са­ю­щим­ся Ку­ли­ком, эс­ка­па­да­ми Алек­сандра Бре­не­ра, по­ли­ти­че­ским ра­ди­ка­лиз­мом Ана­то­лия Осмо­лов­ско­го, ко­то­рый и есть ро­до­на­чаль­ник тен­ден­ции, этот ра­ди­ка­лизм се­бя ис­чер­пал. – Те­перь на вы­став­ках и би­ен­на­ле боль­ше ли­ри­ки и соп­лей. – Имен­но сей­час эпа­таж­но­го ис­кус­ства ма­ло, к со­жа­ле­нию. Сле­дя за со­вре­мен­ным ху­до­же­ствен­ным про­цес­сом, ви­дя вы­став­ки и би­ен­на­ле, ощу­ща­ешь де­фи­цит во­ли, ре­ши­мо­сти, упер­той убеж­ден­но­сти. Очень мно­го ру­ти­ны, так­ти­че­ских ма­нев­ров внут­ри усто­яв­ше­го­ся по­ло­же­ния ве­щей, под­час но­сталь­гия име­ет место. Хо­тя есть и очень вдум­чи­вые про­из­ве­де­ния со­вре­мен­но­го ис­кус­ства, пол­ные ме­лан­хо­лии. Так что опре­де­ле­ние «ак­ту­аль­ное» не ак­ту­аль­но.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.