Меж­ду че­ло­ве­ком, жи­вот­ным и ро­бо­том

На рус­ском язы­ке впер­вые вы­шел «Ма­ни­фест ки­бор­гов» Дон­ны Ха­рау­эй. Он мо­жет на­учить усколь­зать от власт­ных от­но­ше­ний в об­ще­стве

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Сер­гей Сдоб­нов ДОННА ХА­РАУ­ЭЙ. МА­НИ­ФЕСТ КИ­БОР­ГОВ: НАУКА, ТЕХНОЛОГИЯ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ФЕМИНИЗМ 1980-Х. – М.: АД МАРГИНЕМ ПРЕСС, 2017

Рус­ско­му чи­та­те­лю пред­ла­га­ет­ся про­честь про­ти­во­ре­чи­вый ма­ни­фест, вы­звав­ший спо­ры у пред­ста­ви­тель­ниц всех на­прав­ле­ний фе­ми­низ­ма. Его автор, фи­ло­соф Донна Ха­рау­эй, в 1960-е го­ды од­но­вре­мен­но изу­ча­ла зоо­ло­гию, фи­ло­со­фию и ли­те­ра­ту­ру в Ко­ло­рад­ском кол­ле­дже, а дис­сер­та­цию по био­ло­гии за­щи­ти­ла в Йель­ском уни­вер­си­те­те.

В 1985 г. «Ма­ни­фест ки­бор­гов» вы­шел в Аме­ри­ке как один из от­ве­тов на сек­сист­ский под­текст в ли­те­ра­ту­ре ки­бер­пан­ка 1980-х го­дов. Ос­но­вой ма­ни­фе­ста стал до­клад Ха­рау­эй «Но­вые ма­ши­ны, но­вые те­ла, но­вые общ­но­сти: по­ли­ти­че­ские ди­лем­мы ки­бор­га­ни­че­ской фе­ми­ни­сти­ки».

Ки­борг – ме­та­фо­ра но­во­го че­ло­ве­ка, сфор­ми­ро­ван­но­го не власт­ны­ми иерар­хи­я­ми, на ко­то­рых стро­ит­ся ци­ви­ли­за­ция, а се­те­вым прин­ци­пом, рас­ши­ря­ю­щим на­ши пра­ва на ин­фор­ма­цию и ком­му­ни­ка­цию. С по­яв­ле­ни­ем ки­бер­про­стран­ства, ин­тер­не­та, по мне­нию Ха­рау­эй, лик­ви­ди­ру­ет­ся преж­нее де­ле­ние че­ло­ве­че­ско­го ро­да на муж­чин и жен­щин и воз­ни­ка­ет фи­гу­ра ки­бор­га, ли­шен­ная по­ла и ген­де­ра. Фи­ло­соф опи­сы­ва­ет мир ки­бор­гов как про­стран­ство без стра­ха за про­ти­во­ре­чи­вые мне­ния и соб­ствен­ную неопре­де­лен­ность, ри­су­ет кар­ти­ну об­ще­ства, в ко­то­ром во­прос о нор­маль­но­сти все­гда бу­дет иметь несколь­ко от­ве­тов и за лю­бым из них не по­сле­ду­ет на­ка­за­ние со сто­ро­ны вла­сти. В каж­дой ча­сти ма­ни­фе­ста Ха­рау­эй пи­шет о том, что че­ло­век в об­ще­стве позд­не­го ка­пи­та­лиз­ма мо­жет на­хо­дить­ся сра­зу в несколь­ких пси­хо­ло­ги­че­ских/со­ци­аль­ных со­сто­я­ни­ях и быть неза­ви­си­мым от при­ну­ди­тель­но­го са­мо­опре­де­ле­ния. Пре­иму­ще­ство ки­бор­га в том, что у него нет па­мя­ти об утра­чен­ной це­лост­но­сти с бо­же­ствен­ным ми­ром, раз­рыв с ко­то­рым пе­ре­жи­ва­ет ев­ро­пей­ский че­ло­век. В от­ли­чие от него ки­борг «при­вер­жен част­но­сти, иро­нии, ин­тим­но­сти, пер­вер­сии. Он оп­по­зи­ци­о­нен, уто­пи­чен и со­вер­шен­но ли­шен невин­но­сти».

Как и боль­шин­ство ма­ни­фе­стов, текст Ха­рау­эй труд­но на­звать ло­гич­ным и непро­ти­во­ре­чи­вым. За­слу­га Ха­рау­эй – пе­ре­сказ не слиш­ком из­вест­ных в Рос­сии тео­рий фе­ми­низ­ма, опи­са­ние на­уч­ной фан­та­сти­ки, в ко­то­рой под­ни­ма­ют­ся по­ст­ген­дер­ные про­бле­мы. В при­ме­ча­ни­ях и спис­ке ли­те­ра­ту­ры (они за­ни­ма­ют треть кни­ги) при­во­дят­ся ра­бо­ты о вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях ле­вых и тех­но­ло­гий, ука­за­ния на ки­бор­га­ни­че­скую по­э­зию. Сле­дуя за ле­вы­ми тео­ре­ти­ка­ми, а по­пут­но кри­ти­куя их по­зи­ции, Ха­рау­эй от­ме­ча­ет, что зна­ние о ми­ре и о нас са­мих «за­гряз­не­но» преж­де все­го спо­со­ба­ми, ко­то­ры­ми мы его по­лу­ча­ем: «Мои те­ло и ра­зум на­столь­ко же скон­стру­и­ро­ва­ны гон­кой во­ору­же­ний по­сле Вто­рой ми­ро­вой вой­ны и хо­лод­ной вой­ной, как и жен­ски­ми дви­же­ни­я­ми».

Ма­ни­фест Ха­рау­эй – ин­струк­ция, пусть и уто­пи­че­ская, для усколь­за­ния от власт­ных от­но­ше­ний. Се­го­дня фи­гу­ра ки­бор­га все еще ка­жет­ся ско­рее го­ри­зон­том, вре­мен­ным со­сто­я­ни­ем жи­те­лей ме­га­по­ли­са, ко­то­рые ча­сто те­ря­ют вме­сте с фай­ла­ми по­ни­ма­ние о том, кто они се­го­дня – лю­ди, ма­ши­ны или жи­вот­ные.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.