Аун Сан Су Чжи, ли­дер Мьян­мы

«Мы толь­ко на­чи­на­ем учить мир бир­ман­ской де­мо­кра­тии»

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ан­тон Оси­пов

Аун Сан Су Чжи – хрупкая жен­щи­на, по­бе­див­шая ге­не­ра­лов. Что­бы прий­ти к вла­сти в Мьян­ме, ей по­тре­бо­ва­лось 25 лет, из них 15 она про­ве­ла под до­маш­ним арестом. Прес­са срав­ни­ва­ла ее с Нель­со­ном Ман­де­лой и Ма­хат­мой Ган­ди. Те­перь она по­па­лась в соб­ствен­ную ло­вуш­ку.

Запад ожи­да­ет, что в кон­флик­те в шта­те Рак­хайн она по­ве­дет се­бя как без­за­вет­ный бо­рец за пра­ва че­ло­ве­ка. А ее на­род недо­во­лен слиш­ком мяг­ким от­но­ше­ни­ем к ро­хин­джа (см. врез). «Она ока­за­лась меж двух ог­ней», – ска­зал FT за­пад­ный ди­пло­мат в Мьян­ме.

Су Чжи пред­сто­ит ре­шить, как ба­лан­си­ро­вать меж­ду тре­бо­ва­ни­я­ми, раз­да­ю­щи­ми­ся внут­ри стра­ны и за ее пре­де­ла­ми, и сто­ит ли бо­роть­ся за свой имидж в гла­зах За­па­да. А по­ка она ре­ши­ла не по­яв­лять­ся на от­крыв­шей­ся 12 сен­тяб­ря в Ньюйор­ке 72-й сес­сии Ге­не­раль­ной Ас­сам­блеи ООН.

ДОЧЬ ГЕ­РОЯ

Су Чжи бы­ла об­ре­че­на стать вид­ной фи­гу­рой в жиз­ни стра­ны. Ее отец ге­не­рал Аун Сан – на­ци­о­наль­ный ге­рой, до­бив­ший­ся неза­ви­си­мо­сти Бир­мы от ан­глий­ско­го вла­ды­че­ства. Ра­ди это­го он да­же пы­тал­ся за­клю­чить со­юз с япон­ца­ми, но, ко­гда вы­яс­ни­лось, что вме­сто свободы те несут с со­бой ок­ку­па­цию, бо­рол­ся и про­тив Япо­нии. В ян­ва­ре 1947 г. его меч­та ис­пол­ни­лась: Бир­ма по­лу­чи­ла неза­ви­си­мость. Но за пол­го­да до это­го Аун Сан был убит.

«Ко­гда мне бы­ло 10 или 11 лет, я хо­те­ла пой­ти в ар­мию. Все на­зы­ва­ли мо­е­го от­ца «ге­не­рал», так что я то­же хо­те­ла стать ге­не­ра­лом – ду­ма­ла, что это луч­ший спо­соб по­слу­жить сво­ей стране», – рас­ска­зы­ва­ла Су Чжи The New Yorker. По иро­нии судь­бы, бо́ль­шую часть жиз­ни ей пред­сто­я­ло про­ти­во­сто­ять ге­не­ра­лам.

Су Чжи, по­явив­ша­я­ся на свет 19 июня 1945 г. в Ран­гуне, от­ца не пом­нит – к мо­мен­ту его ги­бе­ли ей ед­ва ис­пол­ни­лось два го­да. В Бир­ме нет фа­ми­лий. Аун Сан де­воч­ку на­зва­ли в честь от­ца, Су – ба­буш­ки со сто­ро­ны от­ца, а Чжи ей до­ста­лось от ма­те­ри. Ча­сто к ее име­ни при­бав­ля­ют До – это ува­жи­тель­ная фор­ма, бук­валь­но – «те­туш­ка». За ру­бе­жом ее зо­вут Су Чжи, в Мьян­ме – До Су, или «Ле­ди». Имен­но так на­зы­вал­ся фильм Лю­ка Бес­со­на о ее судь­бе.

Ко­гда Су Чжи бы­ло 15, ее мать, иг­рав­шая вид­ную роль в по­ли­ти­че­ской жиз­ни стра­ны, на­зна­чи­ли по­слом в Индии. Че­ты­ре го­да Су Чжи про­ве­ла в Нью-де­ли. The New Yorker пи­шет, что там де­вуш­ка при­об­ре­ла ак­цент ин­дий­ской эли­ты и при­выч­ку все­гда дер­жать спи­ну пря­мой. В 1964 г. она уеха­ла изу­чать фи­ло­со­фию, по­ли­ти­ку и эко­но­ми­ку в Окс­форд. Там они по­встре­ча­лись с бу­ду­щим му­жем, Май­к­лом Ари­сом. Поз­же он стал про­фес­со­ром ти­бе­то­ло­гии в Окс­фор­де, са­ма Су Чжи на­пи­са­ла нема­ло ста­тей о Бу­тане и Не­па­ле.

Но по­же­ни­лись они толь­ко в 1971 г. По­лу­чив ди­плом, в 1969 г. Су Чжи уеха­ла в Нью-йорк к по­дру­ге се­мьи. Око­ло двух лет она ра­бо­та­ла в ООН по­мощ­ни­ком сек­ре­та­ря кон­суль­та­тив­но­го со­ве­та по ад­ми­ни­стра­тив­ным и бюд­жет­ным во­про­сам. Ре­бек­ка Фрейн, по сце­на­рию ко­то­рой Бес­сон снял фильм, на­шла 187 пи­сем Су Чжи к же­ни­ху. «Я не ожи­да­ла об­на­ру­жить та­кую ве­ли­кую ис­то­рию люб­ви в на­ши вре­ме­на», – рас­ска­зы­ва­ла Фрейн The Telegraph.

В 1973 г. у па­ры ро­дил­ся сын Ким (в честь ге­роя од­но­имен­но­го ро­ма­на Ре­дь­яр­да Ки­п­лин­га), в 1977 г. – Алек­сандр. Су­пру­ги мно­го пу­те­ше­ство­ва­ли – Су Чжи слу­жи­ла ре­фе­рен­том МИД Бу­та­на, бы­ла ас­пи­ран­том ин­сти­ту­та IIAS в Шим­ле (Ин­дия). Од­ной из са­мых за­по­ми­на­ю­щих­ся ста­ла ра­бо­та в 1985– 1986 гг. при­гла­шен­ным пре­по­да­ва­те­лем в цен­тре ис­сле­до­ва­ний Юго-восточной Азии Ки­от­ско­го уни­вер­си­те­та. Япон­ская га­зе­та The Mainichi Shimbun пи­шет, что вы­ход­ные Су Чжи по­свя­ща­ла по­ис­кам ин­фор­ма­ции о жиз­ни от­ца, в том чис­ле встре­ча­лась со знав­ши­ми его быв­ши­ми во­ен­ны­ми. На стра­ни­цах The New Yorker Су Чжи вспо­ми­на­ла, как быв­ший ин­струк­тор от­ца рас­ска­зы­вал ей, чем тот от­ли­чал­ся от дру­гих сол­дат. Во-пер­вых, ста­рал­ся как мож­но боль­ше чи­тать (осталь­ные к кон­цу дня ва­ли­лись с ног от уста­ло­сти и ду­ма­ли, как бы по­спать). Во-вто­рых, ста­рал­ся дос­ко­наль­но разо­брать­ся в каж­дом во­про­се и вы­ра­бо­тать свое мне­ние, а не за­учи­вать ме­ха­ни­че­ски утвер­жде­ния на­став­ни­ков.

ПОЕЗДКА НА ЧЕТ­ВЕРТЬ ВЕ­КА

По сло­вам Ари­са, Су Чжи в на­ча­ле их ро­ма­на пре­ду­пре­ди­ла, что в один пре­крас­ный день мо­жет уехать на ро­ди­ну. Но The New Yorker ци­ти­ру­ет вос­по­ми­на­ния зна­ко­мо­го Су Чжи, на­ве­щав­ше­го ее в 1986 г. в Окс­фор­де. Она бы­ла непло­хо осве­дом­ле­на о си­ту­а­ции в Бир­ме (Су Чжи со­труд­ни­ча­ла с пра­ви­тель­ством Бир­мы в из­гна­нии – на­ци­о­наль­ным ко­а­ли­ци­он­ным пра­ви­тель­ством Бир­ман­ско­го со­ю­за, за­се­дав­шим в аме­ри­кан­ском го­ро­де Ро­квил­ле), но не вы­ка­зы­ва­ла ни­ка­ко­го стрем­ле­ния вер­нуть­ся до­мой: «Она бы­ла до­мо­хо­зяй­кой, ве­ла ис­то­ри­че­ские ис­сле­до­ва­ния, до­би­ва­лась на­уч­ной сти­пен­дии».

Но в 1988 г. в окс­форд­ской квар­ти­ре раз­дал­ся зво­нок: мать Су Чжи пе­ре­нес­ла ин­сульт и гос­пи­та­ли­зи­ро­ва­на. «Су Чжи по­ло­жи­ла труб­ку и немед­лен­но на­ча­ла со­би­рать вещи, – ци­ти­ру­ет Ари­са FT. – У ме­ня воз­ник­ло пред­чув­ствие, что на­ша жизнь на­все­гда из­ме­нит­ся». Че­рез два дня Су Чжи уже бы­ла в цен­траль­ной боль­ни­це Ран­гу­на. Сю­да же сво­зи­ли мно­гих про­те­сту­ю­щих про­тив вла­сти.

В сен­тяб­ре 1987 г. пре­зи­дент Не Вин объ­явил, что из об­ра­ще­ния вы­во­дят­ся банк­но­ты но­ми­на­лом 100, 75, 35 и 25 кья­тов. Как по­клон­ник ну­ме­ро­ло­гии, он оста­вил толь­ко 45 и 90 кья­тов – они де­ли­лись на счаст­ли­вую де­вят­ку. Под­ня­лась вол­на про­те­стов, дви­жу­щей си­лой ко­то­рой бы­ли сту­ден­ты. Не­смот­ря на жест­кие ме­ры по­дав­ле­ния, бес­по­ряд­ки про­дол­жа­лись. Оче­ред­ная вспыш­ка слу­чи­лась 8 ав­гу­ста 1988 г. – со­бы­тия по­лу­чи­ли на­зва­ние «вос­ста­ние 8888». Их-то и за­ста­ла Су Чжи. Ав­гу­стов­ским утром она про­из­нес­ла свою первую длин­ную речь пе­ред тол­пой, со­брав­шей­ся у па­го­ды Шве­да­гон – 98-мет­ро­вой по­зо­ло­чен­ной сту­пы в Ян­гоне.

Хо­тя на пло­ща­ди бы­ло, по раз­ным оцен­кам, от 300 000 до 1 млн че­ло­век, Су Чжи от­нюдь не вы­гля­де­ла оро­бев­шей, пи­шет FT. За ней ви­сел по­трет ее от­ца. Речь она на­ча­ла с прось­бы о ми­ну­те ти­ши­ны в па­мять о за­стре­лен­ных и за­му­чен­ных 3000 про­те­сту­ю­щих. «Как дочь сво­е­го от­ца, я не мо­гу оста­вать­ся рав­но­душ­ной к про­ис­хо­дя­ще­му», – на­ча­ла она вы­ступ­ле­ние и на­зва­ла со­бы­тия «вто­рой схват­кой за на­ци­о­наль­ную неза­ви­си­мость». Так на­ча­лась ис­то­рия ос­но­ва­ния Су Чжи пар­тии На­ци­о­наль­ная лига за де­мо­кра­тию (НЛД).

В сен­тяб­ре 1988 г. на смену ге­не­ра­лу Не Ви­ну к ру­ко­вод­ству стра­ны при­шел Го­су­дар­ствен­ный со­вет по вос­ста­нов­ле­нию за­кон­но­сти и пра­во­по­ряд­ка (SLORC) под на­ча­лом ге­не­ра­ла Со Ма­ун­га. Хун­та по­пы­та­лась вы­пу­стить пар, по­са­див Су Чжи под до­маш­ний арест (она объ­яви­ла го­ло­дов­ку, что­бы ее, как со­рат­ни­ков, от­пра­ви­ли в тюрь­му, но без­ре­зуль­тат­но, пи­шет FT: ви­ди­мо, вла­сти не ре­ши­лись на жест­кие ме­ры по от­но­ше­нию к до­че­ри на­ци­о­наль­но­го ге­роя) и про­ве­дя пар­ла­мент­ские вы­бо­ры. Но на них НЛД неожи­дан­но по­лу­чи­ла око­ло 80% кре­сел. Во­ен­ные вы­бо­ры не при­зна­ли.

Су Чжи си­де­ла до­ма под арестом до 1995 г. Ее вдох­нов­ля­ли мир­ные протесты Мар­ти­на Лю­те­ра Кин­га и Ма­хат­мы Ган­ди, пи­шет ВВС. По­это­му, осво­бо­див­шись, она ста­ла аги­ти­ро­вать за нево­ору­жен­ное со­про­тив­ле­ние, го­во­ря о необ­хо­ди­мо­сти мир­ных де­мо­кра­ти­че­ских реформ и сво­бод­ных вы­бо­ров. Нель­зя ска­зать, что ей от­ве­ча­ли тем же. Так, 10 но­яб­ря 1996 г. ав­то­ко­лон­ну, в ко­то­рой еха­ли чле­ны НЛД, ата­ко­ва­ло око­ло 200 че­ло­век. Все обо­шлось ущер­бом для тех­ни­ки, ни один че­ло­век не по­стра­дал, пи­шет The New York Times. Су Чжи за­яви­ла, что это бы­ли лю­ди, ко­то­рым за­пла­ти­ла хун­та. Офи­ци­аль­ное рас­сле­до­ва­ние не при­ве­ло к ре­зуль­та­там.

Вла­сти пы­та­лись воз­дей­ство­вать на Су Чжи и дру­ги­ми ме­то­да­ми. Ко­гда она по­па­ла под до­маш­ний арест, муж пе­ри­о­ди­че­ские ее на­ве­щал, но сы­но­вьям, ко­то­рым на мо­мент ее отъ­ез­да из Окс­фор­да бы­ло 11 и 15 лет, ви­зы не да­ва­ли. На Рож­де­ство 1995 г. они ви­де­лись в по­след­ний раз. Че­рез год у му­жа на­шли рак про­ста­ты – и вла­сти Бир­мы тут же от­ка­за­ли в ви­зе и ему. Од­на­ко да­ли по­нять, что Су Чжи в лю­бой мо­мент воль­на по­ки­нуть стра­ну, но вряд ли ей удаст­ся въе­хать об­рат­но. Су Чжи от­ка­за­лась. Арис скон­чал­ся в Ве­ли­ко­бри­та­нии в 1999 г., так и не уви­дев­шись с же­ной.

«Все на­зы­ва­ли мо­е­го от­ца «ге­не­рал», так что я то­же хо­те­ла стать ге­не­ра­лом – ду­ма­ла, что это луч­ший спо­соб по­слу­жить сво­ей стране»

ВТО­РОЙ АРЕСТ

В 2000 г. по­сле­до­вал вто­рой до­маш­ний арест Су Чжи – в на­ка­за­ние за по­пыт­ку по­ехать во вто­рой по ве­ли­чине го­род стра­ны Ман­да­лай. Че­рез два го­да она по­лу­чи­ла огра­ни­чен­ную сво­бо­ду пе­ре­дви­же­ния, но нена­дол­го. В мае 2003 г. на ав­то­ко­лон­ну, где еха­ла Су Чжи, сно­ва на­па­ли. На этот раз де­ре­вян­ные ду­бин­ки, же­лез­ные це­пи и бам­бу­ко­вые пал­ки об­ру­ши­лись не толь­ко на мо­то­цик­лы и ма­ши­ны, но и на лю­дей, пи­шет The Guardian. Ко­ли­че­ство по­гиб­ших, по раз­ным оцен­кам, – от че­ты­рех до несколь­ких де­сят­ков че­ло­век. Но во­ди­тель смог увез­ти Су Чжи от разъ­ярен­ной тол­пы. Прав­да, че­рез несколь­ко ки­ло­мет­ров их за­дер­жа­ли пред­ста­ви­те­ли вла­сти, Су Чжи аре­сто­ва­ли и от­пра­ви­ли в тюрь­му. Там она бо­ле­ла, а ко­гда ста­ло со­всем пло­хо, при­ш­лось пе­ре­не­сти опе­ра­цию, по­сле че­го ей и за­ме­ни­ли в сен­тяб­ре тю­рем­ную ка­ме­ру на до­маш­ний арест. За­кон поз­во­лял огра­ни­чить сво­бо­ду на пять лет, но сро­ки про­дле­ва­ли под раз­ны­ми пред­ло­га­ми. На­при­мер, в 2009 г. сто­рон­ник Су Чжи аме­ри­ка­нец Джон Йет­то во­шел к ней до­мой и, не­смот­ря на прось­бы уй­ти, оста­вал­ся там несколь­ко дней, что­бы при­влечь вни­ма­ние об­ще­ствен­но­сти к ее за­клю­че­нию. В ито­ге Су Чжи об­ви­ни­ли в на­ру­ше­нии усло­вий до­маш­не­го аре­ста и при­го­во­ри­ли еще к 18 ме­ся­цам пре­бы­ва­ния до­ма. Ко­гда в 2005 г. хун­та пред­ло­жи­ла Су Чжи поездку на мо­ги­лу от­ца (у се­мьи бы­ла тра­ди­ция – в день его убий­ства воз­ла­гать цве­ты на мо­ги­лу), она от­ка­за­лась са­ма.

Но за­тем Су Чжи поз­во­ли­ли при­ни­мать го­стей, и она вос­поль­зо­ва­лась этим пра­вом. К ней за­ез­жа­ли ино­стран­ные жур­на­ли­сты и мест­ные вы­со­ко­по­став­лен­ные чи­нов­ни­ки, по­рой да­же ру­ко­во­ди­те­ли НЛД. Су Чжи рас­ска­зы­ва­ла ВВС, что до­ма она учи­лась иг­рать на пи­а­ни­но, изу­ча­ла япон­ский, ме­ди­ти­ро­ва­ла, чи­та­ла. От­кры­ла для се­бя твор­че­ство бри­тан­ско­го по­эта

Аль­фре­да Тен­ни­со­на (1809– 1892): «Мо­жет быть, ви­ной то­му возраст, но я ста­ла ку­да бо­лее пад­кой до поэзии, неже­ли до про­зы». По 5–6 ча­сов в день она слу­ша­ла ра­дио, пы­та­ясь по­нять, что про­ис­хо­дит в стране, пи­шет Time.

ЛИБЕРАЛЬНЫЕ РЕ­ФОР­МЫ И ПУТЬ НАВЕРХ

В 2008 г. режим в Мьян­ме на­чал смяг­чать­ся. Хун­та пред­ло­жи­ла но­вую кон­сти­ту­цию – по ней военным от­хо­ди­ло чет­верть мест в пар­ла­мен­те, осталь­ные долж­ны бы­ли за­пол­нять­ся че­рез вы­бо­ры, пи­шет The Independent. На сле­ду­ю­щий год ге­не­раль­ный се­кре­тарь ООН Пан Ги Мун был с ви­зи­том в Мьян­ме, об­суж­дал де­мо­кра­ти­че­ские ре­фор­мы и осво­бож­де­ние оп­по­зи­ци­о­не­ров. Уез­жая, он во все­услы­ша­ние по­жа­лел, что ему не поз­во­ли­ли на­ве­стить Су Чжи.

В но­яб­ре 2010 г. та бы­ла от­пу­ще­на из-под аре­ста – че­рез неде­лю по­сле то­го, как в стране про­шли пар­ла­мент­ские вы­бо­ры, в ко­то­рых НЛД в знак про­те­ста от­ка­за­лась при­ни­мать уча­стие, от­ме­ча­ет FT.

«В стране про­ис­хо­дит мно­же­ство со­бы­тий, ко­то­рые лю­ди из внеш­не­го ми­ра, ви­ди­мо, не замечают, – го­во­ри­ла га­зе­те FT Су Чжи. – На сле­ду­ю­щий день по­сле осво­бож­де­ния я ска­за­ла, что на­ме­ре­на со­здать со­ци­аль­ную сеть лю­дей, бо­рю­щих­ся за де­мо­кра­ти­за­цию, и де­ло пошло. Я об­на­ру­жи­ла су­ще­ство­ва­ние мно­же­ства мел­ких групп по­всю­ду, каж­дая дей­ство­ва­ла по-сво­е­му. А те­перь они на­чи­на­ют объ­еди­нять­ся в еди­ное це­лое». У хун­ты бы­ло боль­шин­ство в пар­ла­мен­те, но Су Чжи за­яв­ля­ла: «Нам нуж­но ра­бо­тать вне пар­ла­мен­та, как раз этим и по­пы­та­ет­ся за­нять­ся на­ша сеть».

В мар­те 2011 г. пре­зи­ден­том Мьян­мы стал ге­не­рал Тейн Сейн. Он уди­вил всех ли­бе­раль­ной по­вест­кой – по­ли­ти­ческие за­клю­чен­ные бы­ли осво­бож­де­ны, цен­зу­ра сня­та, а вы­бо­ры ста­ли сво­бод­ны­ми. Су Чжи на­ча­ла мно­го пу­те­ше­ство­вать не толь­ко по род­ной стране, но и за ру­бе­жом. По­бы­ва­ла в Ос­ло, где по­лу­чи­ла при­суж­ден­ную ей еще в 1991 г. Но­бе­лев­скую пре­мию ми­ра, в Ва­шинг­тоне, где конгресс в 2008 г. на­гра­дил ее выс­шим зна­ком от­ли­чия – зо­ло­той ме­да­лью, в Ри­ме, чьим по­чет­ным граж­да­ни­ном бы­ла на­зва­на еще в 1994 г. В Ве­ли­ко­бри­та­нии ее при­ни­ма­ли как буд­то она гла­ва го­су­дар­ства, от­ме­ча­ет FT.

В 2015 г. ее пар­тия по­бе­ди­ла на пар­ла­мент­ских вы­бо­рах – но Су Чжи не ста­ла пре­зи­ден­том: у двух ее сы­но­вей ино­стран­ное граж­дан­ство. Пер­вый пост за­нял ее со­рат­ник Тхин Чжо. Но Су Чжи за­ме­ти­ла, что са­ма она бу­дет «над пре­зи­ден­том» и «при­ни­мать пра­виль­ные и важ­ные ре­ше­ния», пи­шет FT. Спе­ци­аль­но для нее был со­здан пост го­су­дар­ствен­но­го со­вет­ни­ка, де-фа­кто она яв­ля­ет­ся глав­ным ли­цом стра­ны. У нее нет ни со­пер­ни­ков в пар­тии, ни пре­ем­ни­ков, утвер­жда­ет FT.

ПОДПОРЧЕННЫЙ ИМИДЖ

«Мы толь­ко на­чи­на­ем учить мир бир­ман­ской де­мо­кра­тии», – го­во­ри­ла Су Чжи FT два го­да на­зад. А еще рань­ше от­ме­ча­ла: «Лю­ди все ча­ще хо­тят при­нять уча­стие [в по­ли­ти­ке]. По­мо­га­ют на­ла­жен­ные свя­зи. Вы чув­ству­е­те се­бя крайне оди­но­ким, ес­ли кто-то вас из­би­ва­ет и ни­кто об этом не зна­ет. Но ес­ли по­ли­ция из­би­ла вас и вы немед­лен­но мо­же­те вый­ти в СМИ и лю­ди нач­нут ши­ро­ко об­суж­дать про­ис­хо­дя­щее с ва­ми и го­во­рить о вас, это под­дер­жи­ва­ет».

Это сей­час и про­ис­хо­дит с ро­хин­джа. Кон­фликт тле­ет, пе­ри­о­ди­че­ски раз­го­ра­ясь, уже 70 лет. Но чем даль­ше, тем боль­ше бла­го­да­ря со­вре­мен­ным сред­ствам свя­зи по­яв­ля­ет­ся о нем ин­фор­ма­ции и тем вни­ма­тель­нее за про­ис­хо­дя­щим сле­дит весь мир.

Не успе­ла Су Чжи об­ре­сти сво­бо­ду, как на За­па­де ее уже на­ча­ли кри­ти­ко­вать за то, что она от­ка­зы­ва­ет­ся под­дер­жи­вать ро­хин­джа, пи­шет FT. Га­зе­та де­ла­ет вы­вод, что Су Чжи не в си­лах сдер­жи­вать во­ен­ных, все еще име­ю­щих боль­шую власть в стране. Но глав­ная пре­тен­зия к ней: она да­же не де­ла­ет за­яв­ле­ний, ко­то­рых ждут пра­во­за­щит­ни­ки. «Ее мо­раль­ный долг вы­ска­зать свое от­но­ше­ние, – на­ста­и­ва­ет в раз­го­во­ре с FT У Чжо Вин из Human Rights Network Бир­мы. – К сожалению, она не толь­ко вста­ла на сто­ро­ну во­ен­ных, она под­дер­жи­ва­ет про­па­ган­ду».

Су Чжи по­вто­ря­ет офи­ци­аль­ную по­зи­цию, со­глас­но ко­то­рой ро­хин­джа – «бен­галь­ские на­ци­о­на­ли­сты», ко­то­рых под­би­ва­ют бун­то­вать тер­ро­ри­сты. Она об­ви­ня­ет СМИ в со­зда­нии «айс­бер­га дез­ин­фор­ма­ции» и пуб­ли­ка­ции «под­дель­ных фо­то­гра­фий, сде­лан­ных за пре­де­ла­ми Бир­мы», ра­ди то­го, что­бы со­здать

на­пря­жен­ность в об­ще­стве и со­дей­ство­вать ин­те­ре­сам тер­ро­ри­стов.

Ее ми­ро­лю­би­вые за­яв­ле­ния до­воль­но раз­мы­тые: «Мы долж­ны за­бо­тить­ся о на­ших граж­да­нах, мы долж­ны за­бо­тить­ся обо всех, кто на­хо­дит­ся в на­шей стране, неза­ви­си­мо от то­го, яв­ля­ют­ся ли они на­ши­ми граж­да­на­ми». Но у мно­гих ро­хин­джа нет граж­дан­ства. В про­шлый чет­верг Су Чжи за­яви­ла: «немно­го необос­но­ван­но» ожи­дать, что ее пра­ви­тель­ство ре­шит пробле­мы Рак­хай­на все­го че­рез 18 ме­ся­цев по­сле при­хо­да к вла­сти.

Пе­ти­ция с при­зы­вом ли­шить Су Чжи Но­бе­лев­ской пре­мии ми­ра на­бра­ла на change.org бо­лее 400 000 го­ло­сов. Прав­да, се­кре­тарь нор­веж­ско­го Но­бе­лев­ско­го ко­ми­те­та Улав Ньёль­стад за­явил АР, что та­кой шаг не преду­смот­рен ре­гла­мен­том.-

Пол­ная вер­сия ста­тьи:

www.vedomosti.ru

SOE ZEYA TUN / REUTERS

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.