Счаст­ли­вый ко­нец де­тек­ти­ва

Ар­хив рус­ско­го аван­гар­да, со­бран­ный Ни­ко­ла­ем Хар­джи­е­вым, ра­нее раз­роз­нен­ный, ныне объ­еди­нен. Про­из­ве­де­ния ис­кус­ства и до­ку­мен­ты по­ка­зы­ва­ют в фон­де In Artibus

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Оль­га Ка­ба­но­ва

Вы­став­ка «Ар­хив Хар­джи­е­ва» дол­го­ждан­ная и впе­чат­ля­ю­щая. Со­бра­ние ис­сле­до­ва­те­ля рус­ско­го аван­гар­да из­вест­но как цен­ней­шее, ни с чем не срав­ни­мое по объ­е­му до­ку­мен­таль­но­го ма­те­ри­а­ла. Но да­же ожи­да­ю­ще­го уви­деть уни­каль­ные ма­те­ри­а­лы вы­став­ка по­ра­жа­ет, и имен­но до­ку­мен­та­ми, а не по­до­бран­ны­ми к ним жи­во­пи­сью и гра­фи­кой ху­дож­ни­ков, при­чис­лен­ных к аван­гар­ду. Хо­тя ве­щи эти из част­ных кол­лек­ций и ред­ко вы­став­ля­ют­ся. Но ря­дом с на­пи­сан­ным ру­кой Ма­ле­ви­ча «Ма­ни­фе­стом су­пре­ма­тиз­ма», ав­то­гра­фа­ми сти­хо­тво­ре­ний Хлеб­ни­ко­ва со смеш­ны­ми ри­сун­ка­ми, днев­ни­ка­ми Ма­тю­ши­на, ру­ко­пи­сью «Пре­одо­ле­ния ис­кус­ства» Ли­сиц­ко­го, кон­вер­том с ад­ре­сом Михаила Ла­ри­о­но­ва кар­ти­ны и ри­сун­ки от­хо­дят на вто­рой план. Они при­над­ле­жат ис­то­рии ис­кус­ства, а лист­ки с по­ли­няв­ши­ми чер­ни­ла­ми и пло­хо про­би­ты­ми на пи­шу­щих ма­шин­ках бук­ва­ми – чу­дом со­хра­нив­ши­е­ся сле­ды жи­во­го че­ло­ве­че­ско­го мыш­ле­ния и по­все­днев­но­го об­ще­ния тех, ко­го мы се­го­дня счи­та­ем ге­ни­я­ми или клас­си­ка­ми. Для ис­сле­до­ва­те­лей эти ма­те­ри­а­лы – важ­ные ис­точ­ни­ки но­вых зна­ний, для зри­те­лей – опыт близ­ко­го, очень лич­но­го, об­ще­ния с ку­ми­ра­ми.

От­лич­ная по со­ста­ву и оформ­ле­нию вы­став­ка на­чи­на­ет но­вый, бу­дем на­де­ять­ся счаст­ли­вый, этап су­ще­ство­ва­ния ар­хи­ва Хар­джи­е­ва. Пред­ше­ству­ю­щая его исто­рия бы­ла дол­гой, тя­же­лой, а в 90-е го­ды шум­но-скан­даль­ной. В ней, как в де­ше­вом де­тек­тив­ном се­ри­а­ле, глав­ный ге­рой – ста­рый уче­ный кол­лек­ци­о­нер, а боль­шин­ство дей­ству­ю­щих лиц – дву­лич­ные аван­тю­ри­сты, втер­ши­е­ся к нему в до­ве­рие и же­сто­ко его об­ма­нув­шие. Есть да­же бди­тель­ный та­мо­жен­ник, за­дер­жав­ший часть кол­лек­ции Хар­джи­е­ва при по­пыт­ке вы­вез­ти за гра­ни­цу. Так­же в ис­то­рии при­сут­ству­ет по­хо­жая на убий­ство смерть в Ам­стер­да­ме же­ны уче­но­го.

В крат­ком из­ло­же­нии сю­жет та­кой. В на­ча­ле 30-х го­дов ли­те­ра­тор Ни­ко­лай Хар­джи­ев при­ез­жа­ет в Моск­ву и вхо­дит в круг ху­дож­ни­ков и по­этов рус­ско­го аван­гар­да. Дру­жит с Ка­зи­ми­ром Ма­ле­ви­чем и его уче­ни­ка­ми, Оси­пом Ман­дель­шта­мом и еще мно­ги­ми важ­ны­ми для рус­ской куль­ту­ры ХХ в. людь­ми. На­чи­на­ет со­би­рать ма­те­ри­а­лы о Вла­ди­ми­ре Ма­я­ков­ском и фу­ту­ри­стах. Пре­бы­ва­ю­щие в го­су­дар­ствен­ной опа­ле ху­дож­ни­ки да­рят ему кар­ти­ны и ри­сун­ки, всту­па­ют с ним в пе­ре­пис­ку, а Ма­ле­вич по его прось­бе пи­шет вос­по­ми­на­ния и тео­ре­ти­че­ские ста­тьи. Ис­сле­до­ва­ни­я­ми о рус­ском аван­гар­де Хар­джи­ев за­ни­ма­ет­ся всю жизнь, в 1960 г. устра­и­ва­ет в Му­зее Ма­я­ков­ско­го первую по­сле дол­го­го пе­ре­ры­ва вы­став­ку аван­гар­ди­стов. Уни­каль­ную кол­лек­цию он со­би­ра­ет, поль­зу­ясь не са­мы­ми бла­го­род­ны­ми ме­то­да­ми. Он по­до­зри­те­лен, свои со­кро­ви­ща ни­ко­му не по­ка­зы­ва­ет и меч­та­ет вы­вез­ти их за гра­ни­цу, не де­лясь с го­су­дар­ством (дру­го­му кол­лек­ци­о­не­ру аван­гар­да, Геор­гию Ко­ста­ки, вла­сти раз­ре­ша­ют уехать в об­мен на зна­чи­тель­ную часть его со­бра­ния).

В на­ча­ле 90-х Хар­джи­ев зна­ко­мит­ся с гол­ланд­ским сла­ви­стом и немец­кой га­ле­рист­кой, ре­ша­ет эми­гри­ро­вать и пе­ре­прав­ля­ет по ча­стям, с ока­зи­я­ми, кар­ти­ны и до­ку­мен­ты на За­пад. Од­на­ко в «Ше­ре­ме­тье­во» та­мо­жен­ник уви­дел в ба­га­же ино­стран­но­го граж­да­ни­на ста­рые бу­ма­ги и фо­то­гра­фии, узнав на од­ной из них Ма­я­ков­ско­го, он ба­гаж за­дер­жи­ва­ет. Так часть кол­лек­ции оста­ет­ся на ро­дине, в Рос­сий­ском го­су­дар­ствен­ном ар­хи­ве ли­те­ра­ту­ры и ис­кус­ства (РГАЛИ). Хар­джи­ев с же­ной в 1993 г. уез­жа­ет в Ам­стер­дам, ему в то вре­мя 90 лет. Он недо­счи­ты­ва­ет­ся мно­гих ве­щей из сво­е­го со­бра­ния, а немец­кая га­ле­рист­ка на­ру­ша­ет до­го­во­рен­ность о при­об­ре­те­нии и хра­не­нии кар­тин Ма­ле­ви­ча. По­сле смер­ти уче­но­го ру­ко­во­ди­те­ли его фон­да так­же не бы­ли слиш­ком чи­сто­плот­ны в об­ра­ще­нии с на­след­ством. Но по­след­няя во­ля Хар­джи­е­ва – объ­еди­нить ча­сти со­бра­ния и оста­вить на хра­не­ние в РГАЛИ, а лич­ный ар­хив за­крыть на 25 лет.

Бла­го­да­ря дол­гим пе­ре­го­во­рам рос­сий­ская и гол­ланд­ская ча­сти ар­хи­ва Хар­джи­е­ва бы­ли на­ко­нец вос­со­еди­не­ны, ра­бот­ни­ки РГАЛИ их опи­са­ли, и вот те­перь бла­го­да­ря фон­ду In Artibus уни­каль­ные ма­те­ри­а­лы по­ка­за­ны пуб­ли­ке. Кар­ти­ны Ма­ле­ви­ча из со­бра­ния оста­лись в ам­стер­дам­ском «Стей­длик му­зее» и за­ру­беж­ных со­бра­ни­ях.-

МАК­СИМ СТУЛОВ / ВЕДОМОСТИ

Уни­каль­ный ар­хив рус­ско­го аван­гар­да те­перь до­сту­пен в пол­ном объ­е­ме

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.