«Фи­зи­че­ские ли­ца оста­ют­ся са­мы­ми доб­ро­со­вест­ны­ми пла­тель­щи­ка­ми»

Vedomosti - - ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА - Иван Пес­чин­ский Александра Терентьева ВЕДОМОСТИ

Де­нис Паслер, воз­гла­вив­ший энер­ге­ти­че­ский ди­ви­зи­он «Ре­но­вы» – «Т плюс» по­сле аре­ста его ру­ко­во­ди­те­лей, рас­ска­зы­ва­ет о стра­те­гии ком­па­нии, сни­же­нии дол­го­вой на­груз­ки и рас­шив­ке непла­те­жей

Круп­ней­шая теп­ло­ге­не­ри­ру­ю­щая ком­па­ния Рос­сии «Т плюс» пе­ре­жи­ва­ет непро­стые вре­ме­на. В про­шлом го­ду бы­ли аре­сто­ва­ны пред­се­да­тель со­ве­та ди­рек­то­ров ком­па­нии Евгений Оль­ховик и ген­ди­рек­тор Бо­рис Вайн­зи­хер, их об­ви­ня­ют во взят­ках долж­ност­ным ли­цам Рес­пуб­ли­ки Ко­ми, оформ­лен­ных как бла­го­тво­ри­тель­ность. Оба не при­зна­ют ви­ну, Вайн­зи­хер со­хра­ня­ет долж­ность в «Т плю­се». Сей­час управ­ле­ние ком­па­ни­ей, объ­еди­ня­ю­щей энер­ге­ти­че­ские ак­ти­вы груп­пы «Ре­но­ва» Вик­то­ра Век­сель­бер­га, пол­но­стью в ру­ках Де­ни­са Пасле­ра. До это­го он ра­бо­тал пред­се­да­те­лем пра­ви­тель­ства Сверд­лов­ской об­ла­сти. Опыт ра­бо­ты в ТЭКЕ у Пасле­ра то­же есть, в том чис­ле в струк­ту­рах «КЭС хол­дин­га» (преж­нее на­зва­ние «Т плю­са») на Ура­ле.

В по­след­нее время ком­па­нии уда­лось сни­зить дол­го­вую на­груз­ку, за­вер­шить про­грам­му обя­за­тель­но­го стро­и­тель­ства но­вых энер­го­мощ­но­стей. За­да­чи на бли­жай­шие го­ды – мо­дер­ни­за­ция уста­рев­ших элек­тро­стан­ций, раз­ви­тие воз­об­нов­ля­е­мой энер­ге­ти­ки.

– По­че­му вы со­гла­си­лись воз­гла­вить «Т плюс»? – По­то­му что это круп­ная ком­па­ния, ра­бо­та­ет на непро­стом и силь­но ме­ня­ю­щем­ся рын­ке. – Ком­па­ния се­го­дня в непро­стой си­ту­а­ции. Вы дол­го ду­ма­ли? – Как с Вик­то­ром Фе­лик­со­ви­чем [Век­сель­бер­гом] до­го­во­ри­лись, так и вы­шел на ра­бо­ту. Нет, недол­го. – Он сам вам пред­ло­жил воз­гла­вить ком­па­нию? – Да. Ком­па­ния боль­шая, мне зна­ко­ма, к то­му же от­расль мне ин­те­рес­на. – А вам опыт чи­нов­ни­ка ме­ша­ет или, на­обо­рот, по­мо­га­ет? Счи­та­ет­ся, что это две про­ти­во­по­лож­ные сфе­ры – биз­нес и гос­служ­ба. – Это по­лез­но, по­то­му что это воз­мож­ность уви­деть се­бя... – Со сто­ро­ны? – В од­ной и той же точ­ке в раз­ных по­зи­ци­ях – та­кой опыт очень по­ле­зен каж­до­му че­ло­ве­ку. С од­ной сто­ро­ны, по­бы­вать в «го­су­дар­ствен­ной шко­ле», с дру­гой – ин­те­рес­но се­бя про­явить в биз­не­се. – Есть ли у вас уста­нов­ка боль­ше вни­ма­ния уде­лять про­фи­лак­ти­ке кор­руп­ции? Что­бы ни у ко­го из внеш­них на­блю­да­те­лей не мог­ло да­же по­до­зре­ния воз­ник­нуть о кор­руп­ции. – Мы в этом на­прав­ле­нии про­во­дим ра­бо­ту, ко­то­рая и рань­ше ве­лась. – А ва­ши бла­го­тво­ри­тель­ные про­грам­мы, ко­то­рые под­па­ли под по­до­зре­ние – буд­то их ис­поль­зо­ва­ли в мо­шен­ни­че­ской схе­ме – вы их со­хра­ни­ли? – Да, со­хра­ни­ли. На­при­мер, «Кэ­с­бас­кет» – про­ект по под­держ­ке дет­ско­го бас­кет­бо­ла. Мы под­дер­жи­ва­ли и про­дол­жа­ем под­дер­жи­вать уже боль­ше 10 лет. Иг­ры про­хо­дят по­чти во всех ре­ги­о­нах стра­ны, в них участ­ву­ет око­ло 300 000 де­тей, и для мно­гих это един­ствен­ный шанс про­явить се­бя на уровне стра­ны. Для нас это важ­ный про­ект, ко­то­рый уже вы­шел да­же за пре­де­лы Рос­сии. – Как на ра­бо­те ком­па­нии от­ра­жа­ет­ся арест ген­ди­рек­то­ра и пред­се­да­те­ля со­ве­та ди­рек­то­ров? – Ком­па­ния ра­бо­та­ет, как и ра­бо­та­ла. Есть со­вер­шен­но чет­кие за­да­чи и це­ли, все под­раз­де­ле­ния зна­ют свою ра­бо­ту. Ком­па­нию я при­нял в мар­те, уже про­шло ка­кое-то время по­сле аре­ста [ру­ко­во­ди­те­лей]. Сей­час все ра­бо­чие про­цес­сы от­ла­же­ны.

СТРА­ТЕ­ГИЯ «Т ПЛЮ­СА»

– Ка­кие за­да­чи по­ста­ви­ли пе­ред ва­ми ак­ци­о­не­ры? – За­да­чи про­стые и од­но­вре­мен­но слож­ные – вы­пол­не­ние ра­нее утвер­жден­ной стра­те­гии. Бе­з­услов­но, конъ­юнк­ту­ра рын­ка ме­ня­ет­ся, и се­го­дня у нас есть пред­ло­же­ния по ее из­ме­не­нию. И в сле­ду­ю­щем го­ду мы эти кор­рек­ти­ров­ки вне­сем. – Со­вет ди­рек­то­ров «Т плю­са» на днях бу­дет рас­смат­ри­вать стра­те­гию – это бу­дет но­вый до­ку­мент? – Со­вет ди­рек­то­ров рас­смот­рит ста­тус вы­пол­не­ния стра­те­гии, при­ня­той в 2016 г. Его ин­те­ре­су­ет, как ком­па­ния раз­ви­ва­ет­ся, как вы­пол­ня­ет ос­нов­ные по­ка­за­те­ли, как они до­сти­га­ют­ся. Или не до­сти­га­ют­ся. Что нуж­но учесть, что­бы в по­сле­ду­ю­щем клю­че­вые за­да­чи бы­ли вы­пол­не­ны пол­но­стью. Я имею в ви­ду про­из­во­ди­тель­ность, эф­фек­тив­ность, при­быль, EBITDA, на­деж­ность, без­ава­рий­ность.

Кста­ти, в этом го­ду фи­нан­со­вые ре­зуль­та­ты у нас бу­дут луч­ше, чем в про­шлом. Все преды­ду­щие го­ды ком­па­ния на­ра­щи­ва­ла дол­го­вую на­груз­ку – шли строй­ки. На но­вые ге­не­ри­ру­ю­щие мощ­но­сти ком­па­ния на­пра­ви­ла 127 млрд руб. Плюс еще пробле­ма стра­но­во­го мас­шта­ба – де­би­тор­ская за­дол­жен­ность. Толь­ко у «Т плю­са» она до­сти­га­ет 67 млрд.

В этом го­ду мы дол­го­вую на­груз­ку точ­но не на­рас­тим, а впо­след­ствии наш бюд­жет преду­смат­ри­ва­ет ее по­этап­ное сни­же­ние. – Есть це­ле­вой по­ка­за­тель, до ко­то­ро­го вы со­би­ра­е­тесь сни­зить дол­го­вую на­груз­ку? – Еще недав­но у ком­па­нии бы­ла на­груз­ка 5 EBITDA, а те­перь – 3 EBITDA. Я счи­таю этот уро­вень при­ем­ле­мым. Со сле­ду­ю­ще­го го­да пла­ни­ру­ем сни­жать на­груз­ку. Но ес­ли пра­ви­тель­ство при­мет про­грам­му мо­дер­ни­за­ции стан­ций – так на­зы­ва­е­мый «Дпм-штрих» (до­го­вор о предо­став­ле­нии мощ­но­сти, ко­то­рый га­ран­ти­ру­ет воз­врат ин­ве­сти­ций с вы­со­кой до­ход­но­стью. – «Ведомости») – и нач­нет­ся ее ре­а­ли­за­ция, то нам по­тре­бу­ют­ся день­ги, и долг мо­жет быть пе­ре­смот­рен. – Ка­кие из­ме­не­ния вы го­то­вы пред­ло­жить в стра­те­гию? – Не мо­гу ска­зать, что это бу­дет что-то кар­ди­наль­но но­вое. Это бо­лее глу­бо­кое по­ни­ма­ние про­цес­сов и струк­ту­ры за­трат, по­ни­ма­ние, как долж­но ра­бо­тать обо­ру­до­ва­ние, ка­кая за­груз­ка. Где-то мы, на­при­мер, со­зна­тель­но сни­жа­ем за­груз­ку, так как по­ни­ма­ем, что обо­ру­до­ва­ние ра­бо­та­ет неэф­фек­тив­но и его удель­ные по­ка­за­те­ли некон­ку­рен­то­спо­соб­ные. Ино­гда луч­ше не ра­бо­тать, чем ра­бо­тать на та­ком обо­ру­до­ва­нии. – Бу­де­те рас­смат­ри­вать про­да­жу объ­ек­тов, ко­то­рые недо­за­гру­же­ны? – Вы зна­е­те, мы и сей­час это де­ла­ем. У нас есть сдел­ки, ко­то­рые де­фа­кто со­вер­ше­ны, есть но­вые пред­ло­же­ния. На­при­мер, есть ка­кое-то круп­ное пред­при­я­тие и круп­ный по­тре­би­тель энер­гии. По­че­му бы не про­дать ему эту стан­цию, как в свое время «Т плюс» про­дал [UC Rusal] Бо­го­слов­скую ТЭЦ? В этом есть свой си­нер­ге­ти­че­ский эф­фект, своя ло­ги­ка и биз­нес-ин­те­ре­сы каж­дой сто­ро­ны. Этот под­ход был уже в утвер­жден­ной стра­те­гии, те­перь, ко­неч­но, сде­ла­ем неко­то­рую ак­ту­а­ли­за­цию. Это пра­виль­но. Я счи­таю, что так и долж­но быть.

Ис­хо­дя из то­го, ка­кое обо­ру­до­ва­ние у нас есть, мы по­ни­ма­ем, ка­кое обо­ру­до­ва­ние нам нуж­но в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве. У нас есть план вы­во­да бло­ков, ко­то­рые ком­па­нии не нуж­ны. – Вот вы го­то­вы про­да­вать лю­бые неэф­фек­тив­ные стан­ции. Но опыт-то неод­но­знач­ный. Про­да­жа Бо­го­слов­ской ТЭЦ со­сто­я­лась на за­се­да­нии пра­ви­тель­ства, ко­гда пре­мье­ром был еще Вла­ди­мир Пу­тин. А по­пыт­ка про­дать Вор­ку­тин­ские ТЭЦ за­кон­чи­лась пись­мом и. о. гла­вы Рес­пуб­ли­ки Ко­ми Сер­гея Га­пли­ко­ва, ко­то­рый по­жа­ло­вал­ся Пу­ти­ну. Вы не опа­са­е­тесь, что со­хра­не­ние этой стра­те­гии мо­жет вы­звать но­вую нега­тив­ную ре­ак­цию в ре­ги­о­нах? Что осо­бен­но непри­ят­но, тем бо­лее пе­ред вы­бо­ра­ми. – Мы рас­смат­ри­ва­ем про­да­жу не пло­хих ак­ти­вов, а тех, что у нас не в це­ле­вом, стра­те­ги­че­ском плане раз­ви­тия.

На­при­мер, ис­то­рия с Бо­го­слов­ской ТЭЦ. В то время я ра­бо­тал в ад­ми­ни­стра­ции Сверд­лов­ской об­ла­сти и хо­ро­шо ее знаю. За­вод за­крыл элек­тро­лиз из-за до­ро­гой элек­тро­энер­гии. Но Бо­го­слов­ская ТЭЦ про­да­ва­ла элек­три­че­ство на опто­вом рын­ке, а це­ны на пар, ко­то­рый необ­хо­дим за­во­ду, во­все ре­гу­ли­ру­ют­ся го­су­дар­ством. За­кры­тие же элек­тро­ли­за ста­ло огром­ной со­ци­аль­ной про­бле­мой для го­ро­да, по­это­му вклю­че­ние стан­ции в биз­нес-пе­ри­метр за­во­да бы­ло од­ним из ме­то­дов от­лад­ки про­цес­са и со­хра­не­ния про­из­вод­ства. Вот о про­да­же та­ких объ­ек­тов – да, мы мо­жем ду­мать. У нас есть несколь­ко та­ких стан­ций. С точ­ки зре­ния биз­не­са они мо­гут быть в дру­гом ме­сте, и имен­но это мы рас­смат­ри­ва­ем. По су­ти, это вос­ста­нов­ле­ние про­из­вод­ствен­ной це­поч­ки, ко­то­рая бы­ла за­ло­же­на ра­нее. – Это свое­об­раз­ная за­щи­та от бур­но­го раз­ви­тия

рас­пре­де­лен­ной ге­не­ра­ции? – Для нас это один из ва­ри­ан­тов, что­бы мы в по­сле­ду­ю­щем не по­лу­чи­ли ак­тив, ко­то­рый ока­жет­ся ни­ко­му не ну­жен. Се­го­дня мно­го по­тре­би­те­лей очень ак­тив­но рас­смат­ри­ва­ют и аль­тер­на­тив­ные ис­точ­ни­ки, и соб­ствен­ное стро­и­тель­ство. У ме­ня вы­бор очень про­стой: ес­ли стан­цию, ко­то­рая за­гру­же­на на 50%, со­хра­няю, то она ли­ша­ет­ся по­тре­би­те­ля. Мне про­ще ее про­дать, а пра­виль­нее до­го­во­рить­ся с по­тре­би­те­лем о дол­го­сроч­ных кон­трак­тах, со­здать для него та­кие усло­вия, что­бы он не ушел.

Ни­че­го хо­ро­ше­го, на­при­мер, в том, что в Пер­ми «Лу­койл» по­стро­ил свои бло­ки и пе­ре­стал по­ку­пать теп­ло­вую энер­гию у нас. С дру­гой сто­ро­ны, мы спра­ви­лись с этой си­ту­а­ци­ей и те­перь пол­но­стью обес­пе­чи­ва­ем город теп­лом от ис­точ­ни­ков ко­ге­не­ра­ции.

ЧТО ДАСТ ПРО­ГРАМ­МА МО­ДЕР­НИ­ЗА­ЦИИ

– Вы за­ин­те­ре­со­ва­ны в про­грам­ме мо­дер­ни­за­ции энер­го­мощ­но­стей, ко­то­рую сей­час об­суж­да­ет пра­ви­тель­ство? – Ис­хо­дим из двух клю­че­вых ве­щей. С од­ной сто­ро­ны, утвер­жде­на но­вая ге­не­раль­ная схе­ма раз­ме­ще­ния объ­ек­тов элек­тро­энер­ге­ти­ки, по ко­то­рой до 2035 г. пла­ни­ру­ет­ся из 150–160 ГВТ вы­ве­сти око­ло 130 ГВТ мощ­но­стей, вы­ра­бо­тав­ших свой ре­сурс, и за­ме­стить их но­вой мощ­но­стью. Есте­ствен­но, это при­ве­дет к су­ще­ствен­но­му ро­сту сто­и­мо­сти элек­три­че­ской энер­гии.

С дру­гой – го­су­дар­ство рас­смат­ри­ва­ет и иной ва­ри­ант: что­бы не до­пу­стить рез­ких из­ме­не­ний сто­и­мо­сти элек­три­че­ства для по­тре­би­те­лей, под­дер­жи­вать име­ю­щи­е­ся мощ­но­сти, ко­то­рые не вы­ра­бо­та­ли ре­сурс. Но те­ку­щей це­ны КОМА – 120 000 руб. за 1 МВТ в ме­сяц – недо­ста­точ­но. Ми­ни­маль­ный уро­вень це­ны мощ­но­сти для под­дер­жа­ния ге­не­ри­ру­ю­ще­го обо­ру­до­ва­ния в ра­бо­те со­став­ля­ет 160000 руб. за 1 МВТ в ме­сяц.

Мо­дер­ни­зи­ро­вать нуж­но ге­не­ри­ру­ю­щие мощ­но­сти, ко­то­рые вы­ра­бо­та­ли ре­сурс. И у нас есть обо­ру­до­ва­ние, ко­то­рое уже на­до ли­бо мо­дер­ни­зи­ро­вать, ли­бо вы­во­дить из экс­плу­а­та­ции. Речь идет о по­ряд­ка 3 ГВТ мощ­но­стей.

Се­го­дня мы участ­ву­ем во всех со­ве­ща­ни­ях, ко­то­рые про­во­дит Минэнер­го, предо­став­ля­ем со­от­вет­ству­ю­щие ма­те­ри­а­лы и до­ку­мен­ты, ко­то­рые обос­но­вы­ва­ют имен­но этот под­ход и эту по­зи­цию. Од­на из глав­ных идей, ко­то­рые там об­суж­да­ют­ся, за­клю­ча­ет­ся в том, что мо­дер­ни­за­ция долж­на быть в первую оче­редь на­прав­ле­на на теп­ло­фи­ка­ци­он­ные мощ­но­сти в цен­трах элек­три­че­ских и теп­ло­вых на­гру­зок круп­ных го­ро­дов. И это важ­ное и крайне по­зи­тив­ное от­ли­чие об­суж­да­ю­щих­ся пла­нов от про­грам­мы ДПМ-1 [до­го­во­ры о предо­став­ле­нии мощ­но­сти], ко­то­рая бы­ла пол­но­стью сфо­ку­си­ро­ва­на на элек­три­че­ский ры­нок. – На за­пуск ин­ве­сти­ци­он­но­го цик­ла в теп­ло­энер­ге­ти­ке ведь и ори­ен­ти­ро­ва­на мо­дель аль­тер­на­тив­ной ко­тель­ной. Как вы ее оце­ни­ва­е­те? И есть ли у вас ка­кие-то пла­ны по уча­стию в пи­лот­ных ре­ги­о­нах по пе­ре­хо­ду на эту мо­дель? – В ре­ги­о­нах при­сут­ствия мы уже про­ве­ли разъ­яс­не­ние это­го за­ко­на, ко­то­рый при­нят Го­с­ду­мой и утвер­жден пре­зи­ден­том. До кон­ца го­да у нас еще бу­дут как ми­ни­мум в двух ре­ги­о­нах встре­чи с ре­ги­о­наль­ны­ми вла­стя­ми, де­пу­та­та­ми, что­бы рас­ска­зать об этой про­грам­ме. У нас есть опре­де­лен­ные ожи­да­ния, что тер­ри­то­рии при­мут та­кой под­ход, по­сколь­ку в на­ших ре­ги­о­нах есть неко­то­рые пе­ре­ко­сы.

На­при­мер, Сор­мов­ская ТЭЦ в Ниж­нем Нов­го­ро­де за­гру­же­на по теп­лу все­го на 25–30% при сто­и­мо­сти 1 Гкал в 1000 руб. И на той же тер­ри­то­рии есть МУП «Теп­ло­энер­го» с та­ри­фом бо­лее 2000 руб. за 1 Гкал (де­цен­тра­ли­зо­ван­ные ко­тель­ные). Со­вер­шен­но по­нят­но, что вы­год­но за­гру­зить ТЭЦ, то­гда ко­неч­ные та­ри­фы да­же сни­зят­ся.

За­кон дол­жен по­мо­гать до­сти­гать мак­си­му­ма эф­фек­тив­но­сти в от­рас­ли. – Как вы оце­ни­ва­е­те по­чти за­вер­шив­шу­ю­ся про­грам­му ДПМ?

– Счи­таю ДПМ од­ним из са­мых успеш­ных про­ек­тов в элек­тро­энер­ге­ти­ке, ко­то­рый поз­во­лил при­влечь в от­расль мил­ли­ар­ды руб­лей, по­стро­ить 36 ГВТ со­вре­мен­ных мощ­но­стей, за­гру­зить оте­че­ствен­ную ма­ши­но­стро­и­тель­ную от­расль. По­стро­е­ны но­вые бо­лее эф­фек­тив­ные мощ­но­сти, ко­то­рые со­кра­ти­ли из­держ­ки по­тре­би­те­лей на элек­тро­энер­гию на ту же ве­ли­чи­ну, ко­то­рую они за­пла­ти­ли за мощ­ность за по­след­ние семь лет.

РЕСПУБЛИКА НЕПЛА­ТЕ­ЖЕЙ

– По­го­во­рим о Ко­ми. Еще до то­го, как бы­ли аре­сто­ва­ны Евгений Оль­ховик и Бо­рис Вайн­зи­хер, у вас бы­ли там про­бле­мы с вы­со­кой це­ной уг­ля, с низ­ки­ми та­ри­фа­ми, бы­ли пре­тен­зии гла­вы рес­пуб­ли­ки. Уда­лось ула­дить хо­тя бы часть про­блем? – Я бы не ска­зал, что там бы­ли во­про­сы, о ко­то­рых ни­кто не знал и ко­то­рые нуж­но как-то спе­ци­аль­но ула­жи­вать. Во­про­сы бы­ли до всей си­ту­а­ции (аре­стов и об­ви­не­ний в ад­рес топ-ме­недж­мен­та «Т плю­са». – «Ведомости») и сей­час воз­ни­ка­ют. И мы с ни­ми ра­бо­та­ем. До­пу­стим, пе­ре­ста­ла нам на Ин­тин­скую стан­цию по­став­лять уголь Ин­тин­ская го­су­дар­ствен­ная ком­па­ния. И это бы­ло уже по­сле той си­ту­а­ции, о ко­то­рой мы все зна­ем. Ко­неч­но, мы за­ни­ма­лись ре­ше­ни­ем и этой про­бле­мы.

Да, ком­па­ния те­перь жи­вет с этой про­бле­мой, ее ре­ша­ет. На­до от­ме­тить, что та­ри­фы на теп­ло­вую энер­гию Вор­ку­тин­ских ТЭЦ с 2009 по 2016 г. сни­зи­лись на 4%, не­смот­ря на ин­фля­цию и рост цен на топ­ли­во. А по дан­ным Минэко­но­мраз­ви­тия, в сред­нем по стране за этот пе­ри­од та­ри­фы вы­рос­ли на 74,7%.

В Ко­ми есть про­бле­мы, и, к со­жа­ле­нию, они оста­нут­ся и в бли­жай­шее время. Де­би­тор­ская за­дол­жен­ность за теп­ло в Ко­ми по­ряд­ка 12 млрд руб., в ос­нов­ном это из-за пу­сту­ю­ще­го жи­лья и низ­кой со­би­ра­е­мо­сти [пла­те­жей]. – Та­риф на 2018 г. уда­лось уве­ли­чить? По­лу­чи­лось до­го­во­рить­ся с ре­ги­о­наль­ной энер­ге­ти­че­ской ко­мис­си­ей? – На 2018 г. та­ри­фы еще не утвер­жде­ны, в 2017 г. рост был 3,2%. При этом со­би­ра­е­мость пла­те­жей там не бо­лее 80%, а это 500 млн недо­по­лу­чен­ных руб­лей в год. Фак­ти­че­ски это рав­но по­ло­вине на­шей ин­ве­сти­ци­он­ной про­грам­мы в Ко­ми в 2018 г., ко­то­рую мы тем не ме­нее на­ме­ре­ны вы­пол­нить. – А убыт­ки в Ко­ми и рань­ше бы­ли? – Еже­год­ный кас­со­вый раз­рыв в Ко­ми – 300–500 млн руб. Ска­зы­ва­ет­ся ком­плекс про­блем: как я уже го­во­рил, низ­кая со­би­ра­е­мость пла­те­жей плюс ко­ли­че­ство про­жи­ва­ю­щих умень­ши­лось в ра­зы. Эко­но­ми­че­ски фи­ли­ал ра­бо­тал и ра­бо­та­ет се­го­дня в непро­стых усло­ви­ях. При­хо­дит­ся еже­год­но его до­ти­ро­вать. – А эта но­вая про­грам­ма мо­дер­ни­за­ции, вот эти ДПМ – они бу­дут рас­про­стра­нять­ся толь­ко на це­но­вые зо­ны? И Вор­ку­тин­ские ТЭЦ под нее не под­па­дут? – Да, вер­но, изо­ли­ру­е­мые зо­ны ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к ДПМ не име­ют. Так что лю­бые на­ши ин­ве­сти­ции пре­вы­ша­ют воз­мож­но­сти, ко­то­рые да­ет та­риф. Это де­ла­ет­ся, по су­ти, за счет де­нег ак­ци­о­не­ров. – То есть для ва­шей ком­па­нии фи­ли­ал в Ко­ми – это со­ци­аль­ная на­груз­ка? – С уче­том то­го, что мы вла­дель­цы иму­ще­ства, это на­ша обя­зан­ность. То, что фи­ли­ал в Ко­ми как биз­нес неэф­фек­ти­вен, – это дан­ность. – А на­коп­лен­ная за­дол­жен­ность сбы­то­вых ком­па­ний в Ко­ми, в част­но­сти «Теп­ло­вых се­тей Вор­ку­ты», «Ко­ми­энер­го­сбы­та» и др., ко­то­рая свя­за­на с быв­шим ру­ко­вод­ством Ко­ми и од­ним из быв­ших ак­ци­о­не­ров «Ре­но­вы» – Алек­сан­дром За­ру­би­ным? Сколь­ко она со­став­ля­ет? – На 1 ок­тяб­ря это бы­ло око­ло 12 млрд руб.

– Вы пы­та­е­тесь вер­нуть эти день­ги?

– Там вы­иг­ра­ны все су­ды, есть все ис­пол­ни­тель­ные ли­сты, но у этих ком­па­ний ни­че­го нет. Ес­ли у нас вы­руч­ка вся око­ло 12 млрд руб. и дол­ги – 12 млрд руб. Вы по­ни­ма­е­те, лю­бая дру­гая ком­па­ния, ес­ли бы она бы­ла изо­ли­ро­ва­на и не бы­ла ин­те­гри­ро­ва­на в боль­шой хол­динг, она бы дав­но уже умер­ла и не вы­пол­ня­ла ни­ка­ких обя­за­тельств. Ли­бо обанк­ро­ти­лась, и воз­ник­ли бы про­бле­мы с вы­пла­той зар­плат, на­ло­гов, дру­гих обя­за­тельств.

В Рес­пуб­ли­ке Ко­ми есть же аль­тер­на­тив­ная ком­па­ния – Рес­пуб­ли­кан­ская ге­не­ри­ру­ю­щая ком­па­ния (по дан­ным ЕГРЮЛ, ею вла­де­ет ми­ни­му­ще­ство Ко­ми. – «Ведомости»). Республика вкла­ды­ва­ет ту­да еже­год­но сот­ни мил­ли­о­нов руб­лей, стал­ки­ва­ясь с та­ки­ми же про­бле­ма­ми, что и у нас. Кто-то вкла­ды­ва­ет день­ги из бюд­же­та. А кто-то, со­от­вет­ствен­но, из кар­ма­на ак­ци­о­не­ров. – А идея с пе­ре­во­дом Вор­ку­тин­ских ТЭЦ на газ еще жи­ва?

– Мы се­го­дня ве­дем эту ра­бо­ту пол­ным хо­дом и к маю-июню 2018 г. бу­дем го­то­вы при­нять газ на 100%. Ес­ли «Газ­пром» успе­ет к это­му вре­ме­ни под­ве­сти тру­бу (ра­бо­ты ве­дут­ся по гра­фи­ку), то у нас есть все шан­сы к кон­цу 2018 г. пе­рей­ти с ма­зу­та на газ на Цен­траль­ной вор­ку­тин­ской ко­тель­ной.

А вы же по­ни­ма­е­те, что та­кое ма­зут с точ­ки зре­ния сто­и­мо­сти? Та­ри­фы не да­ют, ма­зут рас­тет, но это­го ни­кто не учи­ты­ва­ет. По­это­му мы пе­ре­во­дим обо­ру­до­ва­ние на газ. – Во сколь­ко мо­же­те оце­нить ин­ве­сти­цию в про­ект в це­лом?

– В этом го­ду мы на­пра­ви­ли око­ло 500 млн руб., в сле­ду­ю­щем пла­ни­ру­ем око­ло 900 млн, в 2019 г. – еще по­ряд­ка 400 млн. – Эти рас­че­ты след­ствие учи­ты­ва­ет? Ведь суть об­ви­не­ния в том, что ме­недж­мент да­вал взят­ки за уста­нов­ле­ние вы­со­ких та­ри­фов. – Это во­прос к след­ствию.

СО­БРАТЬ ДЕНЬ­ГИ С ДОЛЖ­НИ­КОВ

– Ка­ко­ва об­щая сум­ма де­би­тор­ских дол­гов ком­па­нии и на­сколь­ко эта пробле­ма ре­ша­е­ма? – Это дей­стви­тель­но се­рьез­ная си­стем­ная пробле­ма от­рас­ли, с ко­то­рой мы стал­ки­ва­ем­ся во всех без ис­клю­че­ния ре­ги­о­нах при­сут­ствия. Толь­ко по на­шей ком­па­нии объ­ем за­дол­жен­но­сти по­тре­би­те­лей со­став­ля­ет бо­лее 67 млрд руб., а в це­лом по от­рас­ли он оце­ни­ва­ет­ся в 1 трлн руб. Долг «при­выч­ных» непла­тель­щи­ков – УК, ТСЖ, ЖСК – про­дол­жа­ет рас­ти и со­став­ля­ет се­го­дня по теп­ло­энер­гии 28,4 млрд руб. При этом фи­зи­че­ские ли­ца оста­ют­ся са­мы­ми доб­ро­со­вест­ны­ми кли­ен­та­ми, опла­чи­вая теп­ло и элек­тро­энер­гию на уровне 96%. Бюд­жет­ные ор­га­ни­за­ции так­же уве­ли­чи­ли свой об­щий долг на 1 млрд.

Силь­но об­на­де­жи­ва­ет, что го­су­дар­ство эту про­бле­му не толь­ко ви­дит, но и в по­след­ние го­ды пред­при­ни­ма­ет се­рьез­ные уси­лия для ее пре­одо­ле­ния. Тут мож­но упо­мя­нуть и по­вы­ше­ние пе­ни за про­сроч­ку пла­те­жей, и штра­фы за са­мо­воль­ное под­клю­че­ние к элек­трои теп­ло­се­тям. Упро­ще­ны про­це­ду­ры взыс­ка­ния дол­гов: те­перь это мож­но де­лать че­рез су­деб­ные при­ка­зы пря­мо с бан­ков­ских сче­тов долж­ни­ков. Ре­сур­со­снаб­жа­ю­щим ком­па­ни­ям да­ли воз­мож­ность в од­но­сто­рон­нем по­ряд­ке раз­ры­вать со­гла­ше­ния с управ­ля­ю­щи­ми ком­па­ни­я­ми, ко­то­рые не пла­тят за по­став­лен­ные ре­сур­сы. Недав­но в Го­с­ду­му пра­ви­тель­ством был вне­сен за­ко­но­про­ект, ко­то­рый во­все ли­шит по­сред­ни­ков в ком­му­наль­ной сфе­ре пра­ва со­би­рать с по­тре­би­те­лей день­ги за ре­сур­сы, ко­то­рые они не про­из­во­дят.

ВОЗОБНОВЛЯЕМАЯ ЭНЕРГЕТИКА

– Мы хо­те­ли еще по­го­во­рить о воз­об­нов­ля­е­мой энер­ге­ти­ке.

Ка­кой сей­час порт­фель про­ек­тов в воз­об­нов­ля­е­мой энер­ге­ти­ке у ком­па­нии? – В этом го­ду мы сда­ли 40 МВТ. Пу­сти­ли Ор­скую стан­цию в Орен­бург­ской об­ла­сти. Сей­час на­ча­ли стро­и­тель­ство двух но­вых СЭС. В бли­жай­шие 1,5 го­да вы­пол­ним свои обя­за­тель­ства пе­ред пра­ви­тель­ством по вы­иг­ран­ным 105 МВТ. Про­ек­ты все го­то­вы. Пло­щад­ки вы­бра­ны, обо­ру­до­ва­ние за­куп­ле­но. – А на сле­ду­ю­щий год? Вот это, по­лу­ча­ет­ся, бу­дет по­след­ний год? Там бу­дут разыг­ры­вать­ся остав­ши­е­ся объ­ек­ты по воз­об­нов­ля­е­мой энер­ге­ти­ке. Есть пла­ны участ­во­вать? – Хо­те­лось бы. Из 101 МВТ, ко­то­рый бу­дет разыг­ры­вать­ся, мы за­явим­ся еще на 30–50 МВТ сол­неч­ной ге­не­ра­ции. – Вы участ­ву­е­те в об­суж­де­ни­ях по про­дле­нию ме­ха­низ­ма ДПМ для воз­об­нов­ля­е­мых ис­точ­ни­ков энер­гии до 2030–2035 гг.? – По­ка нет.

– А де­нег энер­го­рын­ка хва­тит на все эти про­ек­ты? «Со­вет рын­ка» от­ме­чал в этом го­ду се­рьез­ный рост цен на мощ­ность. В том чис­ле из-за раз­лич­ных над­ба­вок. Рост пла­те­жей по ДПМ, суб­си­дии Даль­не­му Во­сто­ку, Ка­ли­нин­гра­ду. Ка­кой пре­дел то­го, что мо­жет вы­дер­жать энер­го­ры­нок по ко­ли­че­ству над­ба­вок? – Пре­дел-то обо­зна­чен и сей­час. Речь не идет о том, что­бы там пе­ре­смат­ри­вать гра­ни­цы пла­те­жей. Мне ка­жет­ся, все ори­ен­ти­ру­ют­ся в су­ще­ству­ю­щих рам­ках. – То есть в пре­де­лах то­го 1 трлн руб., ко­то­рый осво­бо­дит­ся от окон­ча­ния про­грам­мы ДПМ? – У всех раз­ные оцен­ки. При­мер­но 1,5 трлн руб. по­сле вы­хо­да пер­во­го про­ек­та [по мо­ей оцен­ке]. – В це­лом, на ваш взгляд, ка­кую до­лю мо­гут за­ни­мать воз­об­нов­ля­е­мые ис­точ­ни­ки в струк­ту­ре энер­го­ба­лан­са в Рос­сии? И где луч­ше раз­ме­щать? – Мне ка­жет­ся, что лю­бо­му про­ек­ту воз­об­нов­ля­е­мой энер­ге­ти­ки нуж­на гос­под­держ­ка. Но для на­ча­ла нуж­но разо­брать­ся, что мы под­ра­зу­ме­ва­ем под чи­стой, зе­ле­ной энер­ге­ти­кой. Вся неуголь­ная энергетика до­ста­точ­но чи­стая: газ, солн­це, атом. Я счи­таю, что, ес­ли рас­смот­реть энер­го­ба­лан­сы раз­ных стран, в Рос­сии се­го­дня он один из са­мых луч­ших и чи­стых.-

«Со­би­ра­е­мость пла­те­жей в Ко­ми – не бо­лее 80%, а это 500 млн недо­по­лу­чен­ных руб­лей в год. Фак­ти­че­ски это рав­но по­ло­вине на­шей ин­ве­сти­ци­он­ной про­грам­мы в рес­пуб­ли­ке в 2018 г., ко­то­рую мы тем не ме­нее на­ме­ре­ны вы­пол­нить»

АН­ДРЕЙ ГОРДЕЕВ / ВЕДОМОСТИ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.