АЛЕК­СЕЙ МИЛ­ЛЕР ДОГОВОРИТСЯ С УКРА­И­НОЙ

И «Газ­пром», и «Наф­то­газ» го­то­вы про­дол­жать про­кач­ку га­за че­рез Укра­и­ну и по­сле 2019 г. Но ожи­да­ния ком­па­ний слиш­ком уж раз­нят­ся

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ар­тур То­пор­ков

«Газ­пром» и «Наф­то­газ» еще не за­кон­чи­ли тяж­бы, но вы­нуж­де­ны на­чать пе­ре­го­во­ры о тран­зи­те

Во­прос об усло­ви­ях тран­зи­та га­за че­рез тер­ри­то­рию Укра­и­ны в Ев­ро­пу по­сле 2019 г. пред­ста­ви­те­ли «Газ­про­ма» и «Наф­то­га­за» об­суж­да­ли несколь­ко недель на­зад, зна­ет че­ло­век, близ­кий к «Наф­то­га­зу». «Кон­так­ты по пе­ри­о­ду по­сле 2019 г. на­ча­ли», – под­твер­жда­ет со­бе­сед­ник «Ве­до­мо­стей» с дру­гой сто­ро­ны пе­ре­го­во­ров. На ка­ких усло­ви­ях воз­мож­но но­вое со­гла­ше­ние, ни тот ни дру­гой не ска­за­ли. Ожи­да­ния топ-ме­не­дже­ров «Газ­про­ма» и «Наф­то­га­за», вы­ска­зан­ные пуб­лич­но, рас­хо­дят­ся бо­лее чем в 2 ра­за.

По кон­трак­ту с «Наф­то­га­зом» от 2009 г. «Газ­пром» дол­жен про­ка­чи­вать по укра­ин­ской га­зо­транс­порт­ной си­сте­ме не ме­нее 110 млрд куб. м в год. Это усло­вие ни ра­зу не вы­пол­ня­лось – спер­ва не бы­ло до­ста­точ­но­го спро­са на рос­сий­ский газ в Ев­ро­пе, а в 2011 г. за­ра­бо­тал «Се­вер­ный по­ток», экс­порт­ные по­став­ки ча­стич­но по­шли че­рез него. К кон­цу 2019 г. «Газ­пром» рас­счи­ты­ва­ет по­стро­ить еще две тру­бы («Се­вер­ный по­ток – 2» и «Ту­рец­кий по­ток»), и, ес­ли ори­ен­ти­ро­вать­ся на экс­порт 2013–2014 гг., их мощ­но­сти (86,5 млрд куб. м в год) хва­тит, что­бы от­ка­зать­ся от укра­ин­ско­го марш­ру­та. Но спрос на газ в Ев­ро­пе так вы­рос, что «Газ­пром» не мо­жет от­ка­зать­ся от укра­ин­ско­го тран­зи­та. Из ре­корд­ных 194,4 млрд куб. м, по­став­лен­ных в 2017 г. в Ев­ро­пу, 93 млрд куб. м про­ка­ча­но че­рез Укра­и­ну.

Укра­и­на за­ин­те­ре­со­ва­на в мак­си­маль­ных по­став­ках: тран­зит­ный кон­тракт – источ­ник ре­гу­ляр­ных по­ступ­ле­ний в бюд­жет.

На по­иск вза­и­мо­при­ем­ле­мо­го ре­ше­ния есть чуть бо­лее по­лу­то­ра лет – тран­зит­ный кон­тракт за­кан­чи­ва­ет­ся в де­каб­ре 2019 г. Это неболь­шой срок для «Газ­про­ма» и «Наф­то­га­за», от­но­ше­ния ко­то­рых омра­че­ны по­сто­ян­ны­ми кон­флик­та­ми.

Пе­ре­го­во­ры на­хо­дят­ся в са­мой ран­ней ста­дии, зна­ет один из со­бе­сед­ни­ков «Ве­до­мо­стей». «Мы за­да­ли [«Газ­про­му»] во­прос, что [в их по­ни­ма­нии] зна­чит «при­вле­ка­тель­ные ком­мер­че­ские усло­вия», – го­во­рит че­ло­век, близ­кий к «Наф­то­га­зу», рос­сий­ская сто­ро­на по­ка не да­ла чет­ко­го от­ве­та.

«Газ­пром» мо­жет со­хра­нить тран­зит 10–15 млрд куб. м га­за че­рез Укра­и­ну, ска­зал 10 ап­ре­ля пред­прав­ле­ния «Газ­про­ма» Алек­сей Мил­лер, но «Наф­то­га­зу» необ­хо­ди­мо до­ка­зать эко­но­ми­че­скую це­ле­со­об­раз­ность но­во­го кон­трак­та. «Се­вер­ный по­ток – 2» мо­жет сни­зить сто­и­мость тран­зи­та ми­ни­мум на треть, со­об­щал «Газ­пром».

Укра­и­на рас­счи­ты­ва­ет ми­ни­мум на 40 млрд куб. м, мень­ше – невы­год­но, ска­зал ми­нистр энер­ге­ти­ки Игорь На­са­лик.

Сло­ва Мил­ле­ра и На­са­ли­ка по­хо­жи на фор­му­ли­ров­ку стар­то­вых пе­ре­го­вор­ных по­зи­ций, счи­та­ет ди­рек­тор по ис­сле­до­ва­ни­ям Vygon Consulting Ма­рия Бе­ло­ва: «Газ­пром», по­хо­же, ис­хо­дит из оп­ти­ми­стич­но­го сце­на­рия для «Се­вер­но­го по­то­ка – 2»; Укра­и­на на­зы­ва­ет ми­ни­маль­но необ­хо­ди­мую ве­ли­чи­ну. Ре­аль­ные по­треб­но­сти «Газ­про­ма» в укра­ин­ском тран­зи­те бу­дут в рай­оне 30 млрд куб. м до 2021–2022 гг., по­ла­га­ют в Vygon Consulting.

Да­же до 40 млрд куб. м в год, оце­ни­ва­ет ана­ли­тик энер­ге­ти­че­ско­го цен­тра биз­нес-шко­лы «Скол­ко­во» Алек­сандр Соб­ко и объ­яс­ня­ет: «Что­бы пол­но­стью за­гру­зить «Се­вер­ный по­ток – 2», нуж­ны от­во­ды в Ев­ро­пе. Один из них, Eugal, до 2021 г. по­стро­ить не успе­ют». Но да­же пол­но­стью до­ступ­ные но­вые экс­порт­ные тру­бы не га­ран­ти­ру­ют по­кры­тия су­точ­ных пи­ков, осо­бен­но зи­мой, счи­та­ет Соб­ко.

Ди­рек­тор от­де­ла кор­по­ра­ций Fitch Дмит­рий Ма­рин­чен­ко на­по­ми­на­ет, что га­зо­транс­порт­ная сеть Укра­и­ны стро­и­лась под го­раз­до боль­шие, чем 10–15 млрд куб. м в год, объ­е­мы тран­зи­та, ис­поль­зо­ва­ние ее мощ­ных ком­прес­со­ров при ма­лых объ­е­мах мо­жет быть нерен­та­бель­но. «Ком­па­нии ве­дут торг о ми­ни­маль­ной про­кач­ке, – объ­яс­ня­ет он. – Фи­наль­ные объ­е­мы бу­дут где-то по­се­ре­дине меж­ду за­яв­лен­ны­ми се­го­дня зна­че­ни­я­ми».

Ком­па­ни­ям пред­сто­ит до­го­во­рить­ся и о сто­и­мо­сти тран­зи­та. Сей­час укра­ин­ский тран­зит – са­мый до­ро­гой спо­соб до­став­ки рос­сий­ско­го га­за в Ев­ро­пу, при­мер­но в 1,7 ра­за до­ро­же, чем по­став­ки по «Се­вер­но­му по­то­ку», го­во­рит зам­ди­рек­то­ра Фон­да на­ци­о­наль­ной энер­го­без­опас­но­сти Алек­сей Гри­вач. Се­го­дня та­риф на про­кач­ку че­рез Укра­и­ну вполне ры­ноч­ный, не со­гла­сен Соб­ко: «Но это мо­жет из­ме­нить­ся по­сле 2020 г., Укра­и­на за­хо­чет учи­ты­вать за­тра­ты на неиз­беж­ную мо­дер­ни­за­цию».

Та­ри­фы на­до рас­смат­ри­вать в связ­ке с объ­е­мом тран­зи­та, счи­та­ет Ма­рин­чен­ко: «Для «Наф­то­га­за» глав­ное – по­ступ­ле­ния от рос­сий­ско­го тран­зи­та. Ес­ли по­явит­ся «Се­вер­ный по­ток – 2», бо­лее чем о $2 млрд в год мож­но бу­дет за­быть. Луч­шим ис­хо­дом для «Наф­то­га­за» бы­ло бы за­фик­си­ро­вать ми­ни­мум 30–40 млрд куб. м про­кач­ки в год и по­вы­сить та­ри­фы в 1,5 ра­за – вы­руч­ка со­ста­вит $1–1,2 млрд».

Укра­ин­ский та­риф срав­ним с ев­ро­пей­ски­ми, го­во­рит Бе­ло­ва: «Про­кач­ка 1000 куб. м га­за на каж­дые 100 км и по Сло­ва­кии (га­зо­про­вод Вель­ке – Лан­ж­гот), и по Ав­стрии (Ба­ум­гар­тен – Тар­ви­зио) сто­ит при­мер­но $1,7, под­счи­та­ли в Vygon Consulting. Но­вый укра­ин­ский та­риф бу­дет со­гла­со­вы­вать­ся в связ­ке с объ­е­мом тран­зи­та, со­гла­ша­ет­ся Бе­ло­ва и пред­по­ла­га­ет, что Укра­и­на бу­дет на­ста­и­вать на об­рат­но про­пор­ци­о­наль­ной за­ви­си­мо­сти: при сни­же­нии объ­е­мов про­кач­ки удель­ные рас­хо­ды на под­дер­жа­ние си­сте­мы в ра­бо­чем со­сто­я­нии бу­дут рас­ти.

Пе­ре­го­во­ры мо­гут ослож­нить два фак­то­ра, счи­та­ет Бе­ло­ва: апел­ля­ция в сток­гольм­ском ар­бит­ра­же по де­лу о дей­ству­ю­щем тран­зит­ном кон­трак­те и до­го­во­ро­спо­соб­ность укра­ин­цев.

«Вы­бо­ры в Вер­хов­ную ра­ду со­сто­ят­ся в этом го­ду, пре­зи­дент­ские – в сле­ду­ю­щем, риск, что лю­ди, при­ни­ма­ю­щие га­зо­вые ре­ше­ния, по­ме­ня­ют­ся, очень ве­лик. Не­оче­вид­на и го­тов­ность но­вых ме­не­дже­ров брать на се­бя обя­за­тель­ства преж­ней ко­ман­ды. Ре­аль­ные пе­ре­го­во­ры мо­гут на­чать­ся не рань­ше осе­ни 2019 г.», – пред­по­ла­га­ет Бе­ло­ва: оста­нет­ся все­го че­ты­ре ме­ся­ца.

Но к то­му мо­мен­ту «Газ­пром» точ­но бу­дет по­ни­мать по­треб­но­сти в укра­ин­ской га­зо­транс­порт­ной си­сте­ме и по­же­ла­ния обе­их сто­рон ста­нут бо­лее про­ра­бо­тан­ны­ми, за­клю­ча­ет Бе­ло­ва.-

/ АН­ДРЕЙ МАРИЕНКО / PHOTOXPRESS

Укра­и­на ни­как не мо­жет рас­стать­ся с Рос­си­ей

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.