Рос­сия бу­дет сво­бод­ной

Те­ле­ка­нал «Дождь» вы­пу­стил соб­ствен­ный ми­ни-се­ри­ал «Этю­ды о сво­бо­де» – ан­ти­уто­пию на рос­сий­ской поч­ве

Vedomosti - - СТИЛЬ ЖИЗНИ - Олег Зин­цов СЕ­РИ­АЛ «ЭТЮ­ДЫ О СВО­БО­ДЕ» ДО­СТУ­ПЕН НА ДИ­ДЖИ­ТАЛ-ПЛАТ­ФОР­МАХ ТЕ­ЛЕ­КА­НА­ЛА «ДОЖДЬ» И ЕГО ПАРТ­НЕ­РОВ

Сце­на­ри­ста вы­зы­ва­ют на ко­мис­сию по предот­вра­ще­нию экс­тре­миз­ма в сфе­ре куль­ту­ры. По­то­му что у него в 32 се­ри­ях из 64 идет дождь, это слиш­ком пес­си­ми­стич­но. А ат­мо­сфе­ра, как объ­яс­ня­ют сце­на­ри­сту веж­ли­вые лю­ди в штат­ском, те­перь важ­нее сю­же­та.

К мо­ло­дой се­мье при­хо­дят ку­ра­то­ры – па­ра с боль­шим опы­том су­пру­же­ской жиз­ни. Для на­ча­ла про­сто по­зна­ко­мить­ся, по­го­во­рить за ча­ем, предо­сте­речь от ти­пич­ных оши­бок.

Де­вуш­ка про­хо­дит со­бе­се­до­ва­ние на по­зи­цию до­маш­не­го по­эта при очень бо­га­том и вли­я­тель­ном че­ло­ве­ке. Она не бу­дет ни в чем нуж­дать­ся, но сти­хи те­перь долж­на пи­сать лишь для хо­зя­и­на; для все­го осталь­но­го ми­ра ее боль­ше нет.

Все се­рии ко­рот­кие (по 25 ми­нут), по боль­шей ча­сти раз­го­вор­ные, в каж­дой есть хо­ро­шо узна­ва­е­мое ак­тер­ское ли­цо (Мак­сим Ви­тор­ган, Мак­сим Су­ха­нов, в тре­тьей се­рии дол­жен был сни­мать­ся Алек­сей Се­реб­ря­ков, но что-то не срос­лось, и че­ло­ве­ка, про­во­дя­ще­го со­бе­се­до­ва­ние с по­этес­сой, сыг­рал Ки­рилл Ко­за­ков). Идео­ло­ги про­ек­та – Вла­ди­мир Мир­зо­ев и ге­не­раль­ный ди­рек­тор «До­ждя» На­та­лья Син­де­е­ва. Ре­жис­сер – Вла­ди­мир Мир­зо­ев, сце­на­ри­сты – Па­вел Гель­ман и Ми­ха­ил Со­ко­лов­ский.

Идея ма­лень­ко­го неза­ви­си­мо­го се­ри­а­ла-ан­ти­уто­пии на оте­че­ствен­ном ма­те­ри­а­ле вы­гля­дит свое­вре­мен­ной и ло­гич­ной. Во­пер­вых, жанр сно­ва в мо­де во всем ми­ре (осо­бен­но по­сле про­шло­год­не­го «Рас­ска­за слу­жан­ки»). Во­вто­рых, ан­ти­уто­пия, несо­мнен­но, те­ра­пев­тич­на: ну, как в анек­до­те про пес­си­ми­ста и оп­ти­ми­ста, где пер­вый го­во­рит, что ху­же уже быть не мо­жет, а вто­рой воз­ра­жа­ет, что мо­жет. Ко­гда и так жи­вешь внут­ри ан­ти­уто­пии, это, ка­жет­ся, един­ствен­ное, что спо­соб­но уте­шить, хо­тя бы чуть-чуть при­ми­рить с но­во­стя­ми, от ко­то­рых свих­ну­лись бы клас­си­ки аб­сур­диз­ма, а мы ни­че­го, по­сте­пен­но при­вык­ли.

Вот об этой при­выч­ке и сня­ты «Этю­ды о сво­бо­де», кон­стру­и­ру­ю­щие си­ту­а­ции, в ко­то­рых ге­рои вро­де бы по­ни­ма­ют, что это уже че­рес­чур, но со­гла­ша­ют­ся иг­рать по аб­сурд­ным пра­ви­лам. Вы­би­ра­ют несво­бо­ду, в сущ­но­сти, доб­ро­воль­но, раз­ве что тор­гу­ясь по ме­ло­чам (на­при­мер, о ко­ли­че­стве дождей в сце­на­рии).

Ан­ти­уто­пия пред­по­ла­га­ет сгу­ще­ние кра­сок, но «Этю­ды о сво­бо­де» на­пи­са­ны ско­рее ак­ва­ре­лью, чем гу­а­шью. Дело не толь­ко в том, что ан­гли­чане и аме­ри­кан­цы сни­ма­ют и мо­де­ли­ру­ют си­ту­а­ции жест­че. Этю­ды Мир­зо­е­ва по­ка слиш­ком аб­стракт­ны, в них нет по­чти ни­че­го спе­ци­фи­че­ски рос­сий­ско­го. Кро­ме, быть мо­жет, мо­мен­та, ко­гда сце­на­рист, вы­зван­ный на ко­мис­сию по сме­хо­твор­но­му по­во­ду, об­на­ру­жи­ва­ет, что сто­ит пе­ред вы­бо­ром меж­ду до­но­сом на из­вест­но­го ре­жис­се­ра и об­ви­не­ни­ем в кле­ве­те, – но это уже ско­рее за­ри­сов­ка с на­ту­ры, чем со­чи­не­ние стра­хов на зав­тра.

Мож­но, прав­да, за­ме­тить, что рос­сий­ские ав­то­ры со­вер­шен­но не бо­ят­ся но­вых тех­но­ло­гий (глав­но­го ис­точ­ни­ка фо­бий в бри­тан­ском «Чер­ном зер­ка­ле» – но­вом эта­лоне жан­ра): втор­же­ние в лич­ное про­стран­ство или по­ку­ше­ние на сво­бо­ду твор­че­ства осу­ществ­ля­ют­ся в «Этю­дах» по ста­рин­ке, в бе­се­дах с гла­зу на глаз, без ска­ни­ро­ва­ния мыс­лей и им­план­та­ции мик­ро­чи­пов. Но для мест­ной спе­ци­фи­ки это­го все-та­ки ма­ло. И рас­ска­зан­ные в пер­вом сезоне ис­то­рии лег­ко мо­гут быть пе­ре­са­же­ны с рос­сий­ской поч­вы на лю­бую дру­гую.

Уви­деть в этом про­стую осто­рож­ность не поз­во­ля­ет ре­пу­та­ция Вла­ди­ми­ра Мир­зо­е­ва: он не скло­нен к са­мо­цен­зу­ре и в лю­бых пуб­лич­ных вы­ступ­ле­ни­ях от­кры­то го­во­рит об от­но­ше­нии к про­ис­хо­дя­ще­му в стране. Так что дело ско­рее в со­блазне уни­вер­саль­но­го вы­ска­зы­ва­ния. Од­на­ко для него «Этю­ды о сво­бо­де» слиш­ком ка­мер­ный и ло­каль­ный про­ект. В ко­то­ром мог­ли бы быть ин­те­рес­ны и ост­ры как раз де­та­ли, ню­ан­сы, но их-то и недо­ста­ет.

А стрем­ле­ние к сти­ли­сти­че­ско­му ла­ко­низ­му при­во­дит ав­то­ров к эко­но­мии ху­до­же­ствен­ных средств. Из се­рии в се­рию ка­ме­ра од­но­об­раз­но вы­пи­сы­ва­ет вось­мер­ки во­круг двух (трех, че­ты­рех) бе­се­ду­ю­щих лю­дей, со­зда­вая впе­чат­ле­ние, что си­ту­а­ции не столь­ко разыг­ры­ва­ют­ся, сколь­ко про­го­ва­ри­ва­ют­ся на сло­вах.

Тем не ме­нее «Этю­ды о сво­бо­де» – на­ча­ло важ­но­го раз­го­во­ра. Не толь­ко о бли­жай­ших со­ци­аль­ных пер­спек­ти­вах, но и о спо­со­бах аль­тер­на­тив­но­го про­из­вод­ства отечественных те­ле­се­ри­а­лов. Ко­то­рые все-та­ки мож­но де­лать де­ше­во – и хо­ро­шо бы бо­лее сер­ди­то.-

Ге­рой Максима Ви­тор­га­на – лю­би­тель до­ждя и ме­лан­хо­лии

Улыб­ка Максима Суханова спо­соб­на при­дать дву­смыс­лен­ность лю­бой си­ту­а­ции

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.