Две вер­сии од­но­го про­ис­ше­ствия

Vedomosti - - ВЛАСТЬ - ИС­ТОЧ­НИК: «ВЕ­ДО­МО­СТИ» ПО ДАН­НЫМ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗА­КЛЮ­ЧЕ­НИЯ, ДО­ПРО­СА УЛЮ­КА­Е­ВА В СУ­ДЕ 27 НО­ЯБ­РЯ 2017 Г. И ВЫ­СТУП­ЛЕ­НИЙ СТО­РОН НА СУ­ДЕ 12 АП­РЕ­ЛЯ 2018 Г.

РАЗ­ГО­ВОР НА ГОА ВЕР­СИЯ ОБ­ВИ­НЕ­НИЯ

Со­глас­но об­ви­ни­тель­но­му за­клю­че­нию Улю­ка­ев по­тре­бо­вал от Се­чи­на взят­ку в раз­ме­ре $2 млн в пе­ре­ры­ве меж­ду ме­ро­при­я­ти­я­ми сам­ми­та БРИКС. Улю­ка­ев по­до­шел к Се­чи­ну, ко­гда тот иг­рал на би­льяр­де с гла­вой ВТБ Ан­дре­ем Ко­сти­ным. Од­на­ко на су­де 12 ап­ре­ля Се­чин за­явил, что этот раз­го­вор про­изо­шел уже по­сле би­льяр­да, ко­гда участ­ни­ки сам­ми­та под­ни­ма­лись по лест­ни­це на встре­чу с пред­ста­ви­те­ля­ми биз­не­са: в ка­кой-то мо­мент Се­чин и Улю­ка­ев оста­лись на­едине и по­след­ний по­тре­бо­вал взят­ку

ВЕР­СИЯ ЗА­ЩИ­ТЫ

Воз­ле би­льярд­но­го сто­ла Се­чин ска­зал, что все хо­ро­шо по­ра­бо­та­ли с под­го­тов­кой сдел­ки по при­ва­ти­за­ции 19,5% ак­ций «Рос­неф­ти», и по­обе­щал Улю­ка­е­ву: «Я уго­щу те­бя та­ким ви­ном, ка­ко­го ты ни­ко­гда не про­бо­вал». Раз­го­во­ра на лест­ни­це, по сло­вам Улю­ка­е­ва, не бы­ло и быть не мог­ло, по­сколь­ку чле­ны пра­ви­тель­ства и пред­ста­ви­те­ли биз­не­са шли на встре­чу раз­ны­ми марш­ру­та­ми, с гла­вой «Рос­неф­ти» ми­нистр эко­но­мраз­ви­тия «пе­ре­се­кал­ся не боль­ше ми­ну­ты» и «со сви­де­те­лем Се­чи­ным ни о чем не го­во­рил и шел не ря­дом с ним»

УГРО­ЗЫ МИ­НИ­СТРА ВЕР­СИЯ ОБ­ВИ­НЕ­НИЯ

Улю­ка­ев по­тре­бо­вал от Се­чи­на день­ги за за­кон­ную вы­да­чу по­ло­жи­тель­но­го за­клю­че­ния в от­но­ше­нии сдел­ки по при­об­ре­те­нию «Рос­нефтью» го­с­па­ке­та ак­ций «Баш­неф­ти». При этом ми­нистр угро­жал со­здать пре­пят­ствия для де­я­тель­но­сти «Рос­неф­ти», ис­поль­зуя свои слу­жеб­ные пол­но­мо­чия. На су­де 12 ап­ре­ля Се­чин, по сло­вам ад­во­ка­тов Улю­ка­е­ва, ска­зал, что 21 ок­тяб­ря по­лу­чил от ми­ни­стра пись­мо о не со­всем удоб­ной цене этой сдел­ки и вос­при­нял его как знак, что по­ра да­вать взят­ку

ВЕР­СИЯ ЗА­ЩИ­ТЫ

Улю­ка­ев ни­ко­гда не угро­жал Се­чи­ну дать от­ри­ца­тель­ное за­клю­че­ние. Аб­сурд­ность это­го утвер­жде­ния оче­вид­на всем, по­сколь­ку под­го­тов­ка та­ко­го ро­да за­клю­че­ния бы­ла бы вы­хо­дом за пре­де­лы ком­пе­тен­ции Минэко­но­мраз­ви­тия. По сло­вам ад­во­ка­тов Улю­ка­е­ва, да­же Се­чин в сво­их по­ка­за­ни­ях при­знал, что ми­нистр ни при ка­ких об­сто­я­тель­ствах не мог вли­ять на при­ва­ти­за­цию, а «ес­ли у ко­го-то пись­мо от­но­си­тель­но при­ва­ти­за­ции до­ли «Рос­неф­ти» вы­зы­ва­ет же­ла­ние дать де­нег, то это не по­вод осуж­дать ми­ни­стра»

ТЕ­ЛЕ­ФОН­НЫЙ РАЗ­ГО­ВОР ВЕР­СИЯ ОБ­ВИ­НЕ­НИЯ

14 но­яб­ря 2016 г. в 12.41 меж­ду Се­чи­ным и Улю­ка­е­вым со­сто­ял­ся те­ле­фон­ный раз­го­вор, в хо­де ко­то­ро­го по­след­ний под­твер­дил ра­нее вы­ска­зан­ное на­ме­ре­ние по­лу­чить взят­ку и со­гла­сил­ся в ука­зан­ный день, при­мер­но в 17 ча­сов, при­е­хать в офис «Рос­неф­ти» на Со­фий­ской на­бе­реж­ной. Со­гла­сие при­е­хать след­ствие од­но­знач­но трак­ту­ет как со­гла­сие взять день­ги

ВЕР­СИЯ ЗА­ЩИ­ТЫ

По воз­вра­ще­нии с Гоа Улю­ка­ев не об­щал­ся с Се­чи­ным несколь­ко недель, а 14 но­яб­ря об­на­ру­жил от него про­пу­щен­ный зво­нок и пе­ре­зво­нил. Тот вспом­нил про «неис­пол­нен­ное по­ру­че­ние» и по­звал ми­ни­стра в офис «Рос­неф­ти». Се­чин на до­про­се, по сло­вам ад­во­ка­тов Улю­ка­е­ва, под­твер­дил, что зво­нил пер­вым. На­зна­чен­ное Се­чи­ным вре­мя бы­ло неудоб­но, но он был очень на­стой­чив, и от­ка­зать­ся от при­гла­ше­ния бы­ло не со­всем при­лич­но

«ПО­РУ­ЧЕ­НИЕ» И «ОБЪ­ЕМ» ВЕР­СИЯ ОБ­ВИ­НЕ­НИЯ

Со­глас­но за­чи­тан­ной в су­де сте­но­грам­ме раз­го­во­ра во внут­рен­нем дво­ре офи­са «Рос­неф­ти» Се­чин сре­ди про­че­го ска­зал Улю­ка­е­ву: «При­но­шу из­ви­не­ния, что за­тя­ну­ли вы­пол­не­ние по­ру­че­ния. Дол­го в ко­ман­ди­ров­ке бы­ли <...> По­ка ту­да-сю­да, со­бра­ли объ­ем. Но мо­жешь счи­тать за­да­ние вы­пол­нен­ным». По мне­нию об­ви­не­ния, под «по­ру­че­ни­ем» име­ет­ся в ви­ду тре­бо­ва­ние взят­ки, а «объ­ем» – это за­тре­бо­ван­ные ми­ни­стром $2 млн

ВЕР­СИЯ ЗА­ЩИ­ТЫ

Тер­мин «по­ру­че­ние» ми­нистр вос­при­ни­мал со­вер­шен­но од­но­знач­но – как за­держ­ку с ис­пол­не­ни­ем по­ру­че­ния Пу­ти­на о при­ва­ти­за­ции «Рос­неф­ти». Что ка­са­ет­ся «со­би­ра­ния объ­е­ма», то для Улю­ка­е­ва бы­ло оче­вид­но, что речь идет о при­вле­че­нии «Рос­нефтью» де­нег на ба­ланс для вы­ку­па ак­ций – об этом го­во­рил Пу­тин там же, на Гоа. А сло­во «объ­ем», как счи­тал ми­нистр, от­но­сит­ся к фон­ди­ро­ва­нию сдел­ки и сбо­ру 10 млрд ев­ро

КОРИЧНЕВАЯ СУМ­КА ВЕР­СИЯ ОБ­ВИ­НЕ­НИЯ

Улю­ка­ев при­е­хал в офис «Рос­неф­ти», лич­но по­лу­чил от Се­чи­на $2 млн и по­ме­стил их в багажник сво­е­го слу­жеб­но­го ав­то­мо­би­ля. На по­ка­зан­ной в су­де опе­ра­тив­ной ви­део­за­пи­си вид­но, как Се­чин, стоя ря­дом с ле­жа­щей под елью сум­кой, го­во­рит Улю­ка­е­ву о вы­пол­не­нии по­ру­че­ния и пред­ла­га­ет за­брать сум­ку, по­сле че­го ми­нистр сам под­ни­ма­ет ее и несет к ма­шине, на хо­ду за­би­рая у Се­чи­на ключ от сум­ки. По мне­нию об­ви­не­ния, «важ­но, что Улю­ка­ев не про­из­нес ни­ка­ких слов бла­го­дар­но­сти»

ВЕР­СИЯ УЛЮ­КА­Е­ВА

Сум­ка бы­ла уве­си­стая, и ми­нистр был пол­но­стью уве­рен, что это и есть угощение ви­ном, ко­то­ро­го он «ни­ко­гда в жиз­ни не про­бо­вал». Се­чин и рань­ше да­рил по­дар­ки, в том чис­ле спирт­ное. Ин­те­ре­со­вать­ся со­дер­жи­мым сум­ки Улю­ка­ев не стал, так как это бы­ло бы неде­ли­кат­но. На во­прос про­ку­ро­ра, по­че­му ми­нистр не по­бла­го­да­рил Се­чи­на за ви­но, Улю­ка­ев от­ве­тил: «Не знаю, хо­лод­но бы­ло, и Се­чин то­ро­пил». По сло­вам ад­во­ка­тов, сум­ка бы­ла за­пер­та на ключ имен­но для то­го, что­бы у Улю­ка­е­ва не бы­ло воз­мож­но­сти ее от­крыть

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.